Истории|Кино

10 самых интригующих фильмов Каннского фестиваля

70-й Каннский фестиваль пройдет с 17 по 28 мая. Esquire выбрал фильмы, вызывающие наибольший интерес.

Прежде, чем перейти, собственно, к списку, уточним критерии выбора. В Каннах зрителей ждет долгожданная премьера двух эпизодов «Твин Пикса» (среди специальных внеконкурсных событий, приуроченных к юбилею фестиваля) и «Роковое искушение» (The Beguiled) Софии Копполы (раненый на войне Севера и Юга солдат (Колин Фаррелл) попадает в закрытый женский пансион, обитательниц которого играют Эль Фаннинг, Николь Кидман, Кирстен Данст).

Также на фестивале свою новую работу представит американский режиссер Ной Баумбах, кстати, впервые участвующий в конкурсе. Трагикомедия «Истории семьи Майровиц» (The Meyerowitz Stories (New and Selected) наверняка получится отличной – хотя бы потому, что фильм с Адамом Сэндлером, Эммой Томпсон, Беном Стиллером, Дастином Хоффманом и Кэндис Берген не может быть плохим.

Ожидаемые события? Безусловно, да. Но в список они не попали – составляя эту десятку, Esquire ориентировался только на потенциальные сюрпризы.

1. Кантемир Балагов – «Теснота» / «Особый взгляд»

Балагов – один из самых талантливых учеников Александра Сокурова, несколько лет руководившего режиссерской мастерской в Кабардино-Балкарском университете. По крайней мере, если судить по двум короткометражкам – неигровому портрету юноши с особенностями развития «Андрюха» и камерной драме «Молодой еще» – о том, как семейные и гендерные предрассудки разрушают отношения.

«Теснота» может оказаться и экзистенциальной драмой, и социальным триллером, и провокационным эксурсом в недавнюю историю: молодая пара из Нальчика 1998-го года становится жертвой похитителей, а еврейская семья похищенного юноши получает записку с требованием огромного выкупа.

2. Сергей Лозница – «Кроткая» / Основной конкурс

«Кроткая» была снята в Даугавпилсе в копродукции России, Франции, Германии, Латвии, Литвы и Нидерландов, но на русском языке и с российскими актерами: в фильме играют Василина Маковцева и еще 10 артистов екатеринбургского «Коляда-театра», включая самого Николая Коляду в эпизодической роли бомжа.

Это вольная современная версия фантастического рассказа Достоевского. Официальный пресс-релиз обещает погружение в бездну «преступления без наказания». Главная интрига заключается в том, насколько темные, пропитанные тяжелым садо-мазохистстким духом мотивы русского классика окажутся созвучны фантазиям Лозницы?

Лозница – выдающийся документалист, чьи неигровые работы нулевых существуют, безусловно, на светлой стороне: какой бы ни была реальность, каждый кадр «Послеления», «Пейзажа» или «Артели» – образец кинопоэзии. Мрак, присутствующий в его игровых фильмах, имеет историческое происхождение (например, в прошлогоднем «Аустерлице» Лозница наблюдает за туристами, приходящими в мемориалы на месте концлагерей). «Кроткая» – первый трип режиссера-историка в потаенные частные пороки?

3. Андрей Звягинцев – «Нелюбовь» / Основной конкурс

После победы на Венецианском фестивале 2003 года с дебютным «Возвращением» Звягинцев стремительно вошел в пул ведущих режиссеров мира. Все его последующие фильмы участвовали в Каннском фестивале – и ни разу не уезжали без наград: в 2007-м «Изгнание» принесло приз за лучшую мужскую роль Константину Лавроненко, в 2011-м «Елена» победила в секции «Особый взгляд» (при том, что была включена в секцию в самый последний момент и в итоге даже не попала в официальный каталог), а в 2014-м «Левиафан» получил приз за сценарий.

Новый фильм Звягинцева подается как семейная драма о разводе, отягощенном бегством ребенка. Можно не сомневаться в ее визуальных достоинствах: Звягинцев вновь работает со своим постоянным оператором Михаилом Кричманом, для глубоких и изобретательных кадров которого, кажется, и никакой режиссер не нужен.

4. Йоргос Лантимос – «Убийство священного оленя» (The Killing of a Sacred Deer) / Основной конкурс

Грек Лантимос, побеждавший в «Особом взгляде» в 2010 году с комедией черного абсурда «Клык», – изобретатель современных сказок, режиссер с буйной и больной фантазией. В 2015-м в конкурс Канна попал его «Лобстер» – ничего не получил, но изрядно нашумел.

В новом «Убийстве...» Лантимос продолжает сотрудничество с Колином Фарреллом; в главной женской роли – Николь Кидман (аналогичный дуэт можно увидеть в «Роковом искушении» Копполы – Канн, вообще, любит рифмы и пересечения). Как и полагается режиссеру, претендующему на культовый в синефильских кругах статус, детали новой работы Лантимос не разглашает. Официальный синопсис звучит почти нелепо: «успешный хирург пытается усыновить подростка, однако поведение ребенка постепенно ухудшается, и врач вынужден совершить немыслимую жертву». Что, в общем, будоражит воображение: понятно же, что неприкрытый реализм – не про Лантимоса, наверняка он придумает что-нибудь такое заковыристое.

5. Михаэль Ханеке – «Хэппи энд» (Happy End) / Основной конкурс

Еще один фильм, про который почти ничего не известно – кроме того, что австриец Ханеке, автор «Забавных игр», «Пианистки» и «Времени волков», вновь подвергает испытаниям европейскую семью. На этот раз его герои – буржуа из Кале (Изабель Юппер, Матье Кассовиц и Жан-Луи Трентиньян) – сталкиваются с волной мигрантов.

Ханеке – один из немногих счастливчиков, получавших каннскую «Золотую пальмовую ветвь» дважды (в 2009-м за «Белую ленту» и в 2012-м за «Любовь»), но то, что он безусловный гений, ясно и без этих «Пальм» (в конце концов, среди других дважды лауреатов есть значатся не только Кустурица, Фрэнсис Форд Коппола и братья Дарденны, но и датский ремесленник весьма средней руки Билле Аугуст).

Его последняя картина «Любовь» (2012) отличалась неожиданной для склонного к эпатажу Ханеке мягкостью интонации. А вдруг «Хэппи энд» – вообще комедия?

6. Корнель Мундруцо – «Спутник Юпитера» (Jupiter’s Moon; Jupiter holdja) / Основной конкурс

Еще один конкурсный фильм о Европе и мигрантах – актуальнее темы сегодня нет. Но уже по краткому синопсису очевидно, что банальных и реалистических решений проблемы в «Спутнике» не будет: 17-летний беженец из Сирии, застрявший в венгерском лагере, обретает способность левитировать.

Мундруцо – крупнейший театральный режиссер, чьи спектакли несколько раз приезжали на фестиваль NET. И один из каннских любимчиков: его «Белый бог» (2014) – фантасмагория о собаках, восставших против людей, побеждала в «Особом взгляде» 2014-го, а «Дельта» (2008) и «Нежный сын: Проект Франкенштейн» (2010) боролись за «Пальму» в основном конкурсе. Заочно можно предположить, что у «Спутника Юпитера», работающего на орбите фантастического реализма, большие шансы.

7. Пон Джун-хо – «Окча» (Okja) / Основной конкурс

Еще одна сказка – о девочке и звере, новый международный проект виртуозного южнокорейского режиссера Пон Джун-хо, автора «Воспоминаний о будущем», «Вторжения динозавра» и экшн-антиутопии «Сквозь снег». Во взрослых ролях – Тильда Суинтон, Джейк Джилленхол и Пол Дано. Похоже, «Окча» – редкий фильм из программы 2017-го, который способен объединить фестивальную публику и зрителей мультиплексов. Понг, при всей авторской изощренности его работ, – мастер зрелищного кино, с лихо закрученными сюжетами и динамичным действием. Интересные истории, положим, можно найти и у других каннских конкурсантов, но вот по части динамизма никто и рядом не стоит.

8. Робен Кампийо – «120 ударов в минуту» (120 battements par minute) / Основной конкурс

Самый загадочный из основных конкурсантов, хотя это не дебют. Кампийо часто сотрудничает с Лораном Канте как сценарист – им принадлежит сценарий каннского победителя 2008 года «Класс» и представленное в «Особом взгляде» 2017-го «Ателье». Но собственных режиссерских работ у него всего две. И обе – странные.

«Вернувшиеся» (Les revenants) – о том, как в мир вдруг стали возвращаться умершие люди – растерянные, смущенные, но внешне никак не изменившиеся; атмосферная фантастика вне логики и рациональных объяснений. И «Мальчики с Востока» (Eastern Boys) – сентиментальная гей-драма о любви благополучного парижанина средних лет и молодого славянина, промышляющего разбоем и проституцией. «Вернувшиеся» стали основой популярного сериала, известного у нас под названием «На зов смерти», что, впрочем, не придало популярности самому Кампийо. Его новый фильм – ретро о 1990-х, история парижского отделения радикальной организации ACT UP, созданной для помощи ВИЧ-инфицированным.

9. Мохаммад Расулоф – «Отбросы» (Lerd; Dregs) / «Особый взгляд»

Расулоф – не просто иранский диссидент, он – режиссер-подпольщик, автор фильмов, рядом с которым мягкое инакомыслие какого-нибудь Джафара Панахи кажется детским лепетом. «Рукописи не горят», показанные в Канне в 2013 году, были изначально заявлены в программе как фильм режиссера-анонима. Расулофа в итоге рассекретили, но подлинные имена всех участников съемок остались в тайне: «Рукописи» говорили о физическом истреблении противников режима в современном Иране – такое власть не прощает. «Отбросы» – потенциально фильм самого высокого политического напряжения.

10. «Молодой Годар» (Le redoutable) Мишеля Азанавичюса / Основной конкурс

В жанре комедии Мишель Азанавичюс – автор немого и черно-белого «Артиста», а также гиперидиотской дилогии об агенте 117 – способен на шедевры. Но стоит ему состроить серьезную мину, случается полный провал – такой, как «Поиск», показанный в Канне 2014-го (про войну в Чечне и дружбу осиротевшего мальчишки и француженки из неправительственной организации). Азанавичюсу не откажешь в наглости – снять кино про Годара (со сбрившим густую шевелюру Луи Гаррелем) никто другой бы, наверное, не отважился. Даже если в результате получится курьез – это круто безотносительно оценок.


ТекстВадим Рутковский
Вадим Рутковский