Истории|Журналистика

10 молодых журналистов, за которыми нужно следить в 2017 году

Среди них авторы материалов о бизнесе на женском оргазме, криминале, коррупции во власти и российском даркнете

1. Никита Сологуб, 24 года, «Медиазона»

Главный поставщик макабрических историй для издания, ставшего хроникой текущих событий. Материал для текстов берет из уголовных дел глубокой провинции и никем не замеченных новостных заметок. Удостоился в 2016 году звания «Журналист года» по версии GQ за текст «Обвиняемый без головы» о том, как в городе Апшеронске Краснодарского края судили обезглавленный труп. Обвиняемый якобы ворвался ночью в дом родителей полицейского и в результате потасовки несколько раз ударил себя топором.

«Каково же было мое удивление, когда мне вынесли в порванном кульке целлофановом разрозненные мелкие кусочки костей темно-коричневого цвета. Просто кусочки, неизвестно чьи. У меня шок. Я говорю: „Где голова?“ А вот голова. Я говорю: „Я брать ее не буду, это не голова, а непонятно чьи кости“. И пишу отказ», — вспоминает Симкина«.

— «Обвиняемый без головы»


2. Александрина Елагина, 25 лет, Russiangate

В мае 2016 года корреспондент The New Times Александрина Елагина вместе с другими журналистами и правозащитниками подверглась нападению в пятистах метрах от чечено-ингушской границы. На следующий день московские журналисты вышли в защиту избитых коллег с пикетом к администрации президента, а затем основали независимый профсоюз журналистов, где Александрина заняла пост координатора медиа. Несмотря на опасный инцидент в Ингушетии, она не перестала писать о кадыровской Чечне. За текст «Непрерывный терроризм», опубликованный в самиздате moloko plus, она получила премию «Редколлегия». Сейчас Елагина работает главным редактором сайта Russiangate, который публикует журналистские расследования о коррупции в российской власти.

«Выйти из списка можно: упорные идут в суд, отчаявшиеся — в банк. Дагестанец Расул не идет никуда: «Тем, кто идет в суды, подбрасывают наркотики или оружие».

— «Непрерывный терроризм»


3. Олеся Шмагун, 29 лет, OCCRP

Бывший спецкор The Village Олеся Шмагун отошла от городской тематики и занялась журналистскими расследованиями. Летом 2015 года она присоединилась к российской команде Центра по исследованию коррупции и организованной преступности — это международное объединение СМИ и репортеров, которое занимается расследованиями в странах Восточной Европы, на Кавказе и в Средней Азии, в Африке и Латинской Америке. Вместе с Романом Аниным, Романом Шлейновым и Дмитрием Великовским она работала над российской частью «Панамского досье» — самого масштабного международного расследования 2016 года.

«Примерно такая же схема была реализована и с другим займом на 200 млн долларов от той же компании Tokido Holdings. В том же 2010 году этот долг также переходил от одного офшора к другому, пока в итоге не достался Sandalwood Continental. Компания, связанная с Ролдугиным, заплатив всего 1 доллар, получила право требовать 200 млн долларов».

— «Золото партитуры»


4. Лида Калоева, 19 лет, фрилансер

Студентка факультета медиакоммуникаций Высшей школы экономики, выпускница Школы гражданской журналистики Максима Ковальского и Олеси Герасименко написала серию материалов для сайта «Такие дела». Наибольший резонанс вызвал разоблачительный репортаж о псевдоблаготворительных организациях, которые собирали деньги у прохожих по всей Москве. Для того чтобы вскрыть схему работы мошенников изнутри, она несколько дней проработала волонтером в сомнительном фонде, что закончилось угрозами со стороны его владельцев.

Также в 2016 году Лида специально для берлинского журнала Flaneur Magazine поговорила с арендаторами киосков, снесенных московской мэрией в «Ночь длинных ковшей». Прочитать монологи обездоленных предпринимателей можно только на бумаге.

«Поможем вместе» на днях переехал на новое место, где продолжает нанимать сборщиков, — новые вакансии организация опубликовала 7 и 10 апреля. В одном из объявлений они уже называют себя немного иначе: «Поможем детям», хотя контактный номер указан тот же самый«.

— «Еще одна личина нищенской мафии»


5. Андрей Уродов, 23 года, «Россия без нас»

Во время учебы в вышке Андрей Уродов объединился с друзьями и сделал мрачноватое малотиражное печатное издание «Россия без нас». Этот журнал с красивыми фотографиями романтизировал растерянную юность, спальные районы, забытые полустанки и коллективную память людей, родившихся в конце 90-х, а также дистанцировался от московской журналистики, увлеченной модными барами и урбанизацией.

«Россия без нас» выдержала восемь выпусков и закрылась. Сейчас Андрей Уродов учится журналистике в Нью-Йоркском университете и публикуется в российских и американских изданиях. Для The Outline он сделал материал о наркотической революции, которая в 2010-х произошла в России благодаря даркнету.

«Они отправляют анонимные платежи биткоинами или через терминалы для оплаты мобильной связи. Затем магазин отправляет покупателю сообщение с GPS-координатами и фото закладки. Задача ее найти — но иногда это не так просто».

— «Russian drug dealers are sending their buyers on wild treasure hunts»


6. Евгений Берг, 26 лет, «Медуза»

Выпускник Московского института электронной техники в разное время работал в «Таких делах», WOS, проекте «Молния», но по-настоящему раскрылся в «Медузе». Он делал репортажи о сайте, хранящем персональные данные 80 миллионов россиян, о московском съезде сепаратистских движений со всего мира и о семье, у которой отобрали десять приемных детей. Илья Азар, увольняясь из «Медузы», провозгласил Берга своим преемником.

«Невысокий мужчина из ирландской партии „Шинн Фейн“ желал выпить водки, но немного, „потому что не выпивоха“. Два американца — дружелюбный техасец и серьезный калифорниец — рассказывали о национальной идентичности жителей своих штатов».

— «Лига непризнанных наций. Как прошел второй съезд сепаратистов в Москве»


7. Юлия Дудкина, 24 года, «Секрет фирмы»

Раньше Юлия работала в «Снобе», но с недавних пор стала спецкором «Секрета фирмы». Также является постоянным автором самиздата «Батенька, да вы трансформер». Ее визитная карточка — широкий охват тем и умение находить удивительные истории. «Зачем российские мясники учат законы шариата», «Краткая история бизнеса на женском оргазме», «Как бывший наркодилер и арестант стал фитнес-гуру» — это лишь часть вопросов, которые Юлия исследует в «Секрете фирмы».

«В 1882 году британский врач Джозеф Мортимер Грэнвиль запатентовал новый прибор, куда менее громоздкий, — что-то вроде небольшой дрели с шариком на конце. Вибратор работал от электрической батареи размером с чемодан, к которой он был подсоединен проводом. Правда, Грэнвиль изначально задумывал это устройство, чтобы лечить мужчин от мышечных спазмов».

— «Он существует: Краткая история бизнеса на женском оргазме»


8. Елена Краузова, 23 года, Forbes

Обозреватель Forbes. Ранее работала в РБК и публиковалась во множестве изданий о технологиях. Первой в стране пишет о самых перспективных и удивительных стартапах: о химиках, которые предлагают нефтяникам чистить трубы перекисью, об уфимских разработчиках VR-контроллеров и о менеджерах QIWI, зарабатывающих на барахле, от которого избавились прежние владельцы.

«Алексей прикинул, что отдал бы отслужившие свое вещи за 10 000 рублей. Впоследствии ему удалось распродать их, разместив объявления на Avito и в соцсетях, — в сумме набралось 80 000 рублей. «То есть в восемь раз больше, чем я изначально хотел, — вспоминает предприниматель. — Значит, тут кроется отличная бизнес-идея».

— «Бросовые миллионы. Как проект „Свалка“ зарабатывает на хламе»


9. Александра Степанищева, 22 года, фрилансер

Автор опубликовала цикл статей, посвященных всевозможным перверсиям интернета, — от даркнета до нетсталкинга и игр в альтернативной реальности. Это самое трезвое и разумное описание интернета в российских СМИ — много фактуры, понятной любому, никакой мистической романтизации или алармизма. Все мифы вокруг явления Александра последовательно и убедительно развенчивает. Ссылки на ее тексты желательно кидать всем, кто начинает спор о «кошмарных группах смерти» или уже готов устремиться на поиски «Тихого дома»: и тем, и другим сперва следует изучить матчасть.

«Странные файлы — именно к такому контенту привязана несостоятельная легенда о „смертельных файлах“. В основном речь идет о необъяснимых видео, найденных на YouTube или файлообменниках. Например, FlowerChan („Девушка цветов“). Это видео появилось в 2012 году и сопровождалось мифом о том, что с его помощью якобы пытали американских солдат. Ролик доступен до сих пор и, судя по всему, абсолютно безвреден».

— «Глубже, чем ты думаешь»


10. Злата Онуфриева, 24 года, фрилансер

Работала в «Слоне», затем ушла в Hopes&Fears, откуда вместе со всей командой Николая Кононова перешла в «Секрет фирмы». Если Юлия Дудкина отвечает за неочевидные вещи, то Злата больше фокусируется на трендах — эмиграция, Telegram, реакция бизнеса на экономическую стагнацию, модели с нестандартной внешностью. Неожиданные материалы также встречаются — например, о том, как Дмитрий Маликов заработал $20000 на акциях Facebook. Осенью журналист уехала учиться в Прагу и сейчас находится вне штата издания.

«Певец подчеркнул, что сейчас иметь дополнительные источники дохода просто необходимо, ведь в кризис всем приходится тяжеловато».

— «Дмитрий Маликов: «Я купил акции Facebook. Захотел побаловаться»


ТекстАндрей Ковалев