Истории|Экономика

10 новостей для инвесторов, должников и кредиторов

Поиски «тихой гавани» и попытки постичь кривую «риск—доходность», стремление нащупать «островки стабильности» и сделать верную ставку в финансовом ралли — какие только тропы и фигуры не выучил бедный частный инвестор. Однако начать лучше с десяти простых принципов — так легче ориентироваться.

1. Мир находится в завершающей стадии довольно долгого макроэкономического цикла. Восходящая фаза этого цикла пришлась на конец 1980-х — начало 1990-х. Цикл строился на двух катализаторах роста — компьютеризации и развивающихся рынках, и одно помогало другому, компьютеризация служила источником работы для развивающихся рынков, развивающиеся рынки разгоняли спрос на информационные технологии и компьютеры. Когда же компьютеризация и технологии достигли достаточно высокого уровня, спрос начал стагнировать, рост производительности остановился. Огромный рост спроса, который был выброшен на рынок в последние двадцать лет бурным ростом новых категорий товаров, а потом — кредитных возможностей, дошел до точки насыщения. Попытка крупнейших экономик стимулировать спрос за счет вброса денег в экономику провалилась. И если десять лет назад денег на рынке все еще не хватало, то сегодня деньги — это товар в избытке. Если в конце 1990-х можно было встретить достаточное количество проектов, которые были хороши и нуждались в деньгах, то сегодня, если проект нуждается в деньгах, это порождает закономерный вопрос о качестве проекта — за хорошими проектами стоят очереди. Так как денег много, деньги дешевы. И если у вас есть деньги, заработать на них новые деньги становится все труднее.

2. Мы находимся сегодня в минимуме мировой инфляции, которая будет, скорее всего, только расти. Человечество стареет, параллельно идет процесс изменения требований к труду, они становятся все более квалифицированными, поэтому медицина и образование становятся лидерами в области инфляции, их стоимость растет все быстрее. Напротив, бытовые товары, ресурсы, стандартные услуги не дорожают, а высокие технологии уже много лет только дешевеют. То же старение человечества — параллельно с резким падением рождаемости — загоняет нас в мир вялых потребителей — молодежь все же потребляет значительно активнее. Поэтому мы можем ожидать, что инфляция будет идти, но поймать ее в мире обычных товаров будет непросто. Инвестиции в низкорисковые активы будут убыточными в реальном выражении.

3. Один из актуальных сегодня способов увеличения доходности инвестирования — элиминация посредников. Сейчас в мире растет популярность транзакций Р2Р — peer to peer. Это, в частности, кредитование, но без банка. Мелкие операции на маленькие суммы, в которые не вовлечены большие брокеры, не выходят на евробондовый рынок, не секьюритизируются и т.д. Не надо платить банку, бирже, брокеру. Все эти расходы в конечном счете несет инвестор. Такое нишевое инвестирование выгодно, но достаточно опасно: лучше пользоваться советами профессионалов, которые умеют хорошо просчитывать риски.

4. Второй инструмент более сложный и менее доступный. Это асимметрии, которые возникают на рынках, в частности рынках деривативов. Эти рынки изначально создавались для хеджирования рисков, а не для спекулирования. Потом они стали спекулятивными рынками. На этих рынках продавцы и покупатели нефти хеджируют стоимость нефти, продавцы мяса хеджируют стоимость мяса, торговцы с другими странами хеджируют валютный курс. Эта индустрия хеджирования предлагает на рынок часть своих доходов, чтобы уменьшить волатильность. На этом можно зарабатывать — надо лишь хорошо разбираться в ситуации и понимать, что игроки хеджируют волатильность избыточно по сравнению с реальной волатильностью. Действует принцип работы страховой компании: я страхую машину не для того, чтобы сэкономить или заработать деньги, а для того, чтобы не волноваться. То же самое и здесь: избыточная волатильность становится товаром.

5. Любые инвестиции, в которые легко прийти и вложиться и которые кажутся суперпривлекательными, несут в себе риски, которых вы не понимаете. Классический пример срабатывания такого риска — инвестиции в недвижимость в Великобритании с хорошей доходностью в фунтах в последние несколько лет. Предложенная стратегия не учитывала того, что фунт был переоценен: инвесторы могли получать и 15% в фунтах, но когда фунт упал с 1,6 до 1,25, они потеряли практически весь доход.

6. Пришло время вкладывать в локальные проекты, которые не могут привлечь капитал в силу своей локальности. Как их найти? Для этого есть, например, landing clubs — они дают деньги малым и средним предприятиям, частным лицам. Если эти клубы хорошо устроены и там правильная экспертиза, ваши шансы на успех повышаются. Прибыль может составить 5-7% годовых, и это великолепный результат в сегодняшних условиях избытка денег на рынке. Еще один пример локальности — небольшие компании, которые занимаются микрокредитованием. Они привлекают деньги под 8-10%. Еще одна ниша — краткосрочные кредиты под залог недвижимости, бридж-кредиты для бизнеса, кредит под то, чтобы выкупить какой-то актив — все эти кредиты, предоставляемые небольшими клубами быстрее и технологичнее, чем это мог бы сделать банк, могут принести инвесторам колоссальную прибыль за счет того, что заемщик, как правило, смотрит не на годовые проценты по кредиту (срок-то невелик), а на абсолютную его стоимость. Недельные кредиты дают под 2%, трехмесячные — под 15-20%. Сохраняя деньги в обороте, можно получать 75-100% годовых и даже с учетом каких-то дефолтов хорошо зарабатывать.

7. Вложение в акции — это всегда лотерея. С 1970-х годов, когда специалисты придумали, что акции нужно оценивать не через дивиденды, а через выручку, мы вошли в рынок высоких цен с высокой волатильностью. Облигации намного надежнее и выгоднее, но только в том случае, если вы в них хорошо разбираетесь. Если вы видите только те облигации, которые видит весь мейнстрим, то больших доходов вы не получите. Банковский депозит — это передача денег организации, у которой есть две проблемы — высокая себестоимость функционирования и готовность стейкхолдеров нажиться за ваш счет. Открывая банковский депозит, вы используете машину, которая не предназначена для зарабатывания денег и очень дорога в эксплуатации. Популярность банковского депозита обусловлена лишь тем, что это способ не хранить деньги дома под матрасом, если не во что вложить.

8. Не существует «компаний будущего», в которые можно было бы инвестировать надежно. В мире стартапов действует парадокс мухи. Мух много. Муха очень успешна. Но не потому, что хорошо приспособлена, а потому, что размножается в огромном количестве, хотя 99% потомства умирает почти сразу. Это все, что нужно знать инвесторам в стартапы. В экономике очень высок фактор риска на старте предприятия и огромен фактор случайности. Развивается экономика только потому, что из миллионов стартапов выживает тысяча. Если бы не было огромного количества энтузиастов, готовых начинать дело, и дураков, готовых давать энтузиастам деньги, экономика бы давно загнулась. Когда вы участвуете в чем-то очень рискованном и очень доходном, вы с огромной вероятностью не получите ничего, потому что вы участвуете в размножении экономических мух. Вы инвестируете в детеныша мухи, который может даже не вылупиться из яйца. И только если у вас есть возможность хорошенько диверсифицироваться, инвестировав одновременно в тысячу стартапов, вы теоретически должны что-то заработать. В противном случае ваши шансы равны шансу выигрыша в казино.

9. Мы привыкли считать, что Европа хуже управляется, чем США, и потому риски евро выше, чем риски доллара. Это так и не так — США существенно менее диверсифицированы с точки зрения системы управления, и потому риски ошибки там существенно выше. Так что при очевидном преимуществе доллара в ближайший период времени я бы не стал говорить о гарантии его гегемонии в будущем.

10. Никто не знает, что будет через десять лет. Через десять лет активно потребляющих будет сильно меньше, чем их было десять лет назад. Денег будет много, а направлений их приложения будет мало. Чтобы раскачать потребление, а значит, и рынки, нужны принципиальные изменения. Кардинальное решение проблемы продолжительности жизни, например. Или другой новый триггер. Поживем — увидим. ≠


ТекстАндрей Мовчан
Андрей Мовчан
ФотографияGetty Images