Истории|Книги

Пять главных книг о революции

Профессор школы филологии гуманитарного факультета НИУ ВШЭ Олег Лекманов по просьбе Esquire выбрал пять книг о революции, которые должен прочитать каждый.

1. Джон Рид – «Десять дней, которые потрясли мир»

Знаменитая книга американского журналиста и поэта, приятеля Юджина О’Нила и радикального социалиста Джона Рида представляет собой развернутую восторженную хронику октябрьского переворота, горячим сторонником которого журналист являлся. Главными протагонисты книги Рида – это Владимир Ленин и Лев Троцкий, вдохновляющие рабочих и крестьян на борьбу с буржуазией.

Ленину «Десять дней» понравились настолько, что он согласился написать к книге предисловие, которое впервые появилось в издании 1922 г.: «Эту книгу я желал бы видеть распространенной в миллионах экземпляров и переведенной на все языки». А вот Иосиф Сталин, который в книге Рида не упоминается ни разу, в 1924 году заявил, что американец слишком переоценил роль Троцкого в революции. Это способствовало укреплению репутации «Десяти дней» как полуопальной. Именно по ее мотивам поставил свой спектакль 1965 г. великий фрондер Юрий Любимов в театре на Таганке. Несколько ролей в спектакле сыграл Владимир Высоцкий. Джон Рид умер в Москве от сыпного тифа в 1920 г. Похоронен он на Красной площади у Кремлевской стены.

2. Иван Бунин – «Окаянные дни»

Чтобы уравновесить восторги Джона Рида, расскажем здесь о книге ненавистника большевиков Ивана Алексеевича Бунина «Окаянные дни». Она представляет собой художественно обработанные дневники писателя 1918 – 1920 гг., которые велись им в революционной Москве и в Одессе. Как и многие его современники, Бунин сопоставлял октябрьский переворот с Великой французской революцией конца ХVIII века, видя в большевистских вождях прямых продолжателей безжалостных лидеров кровавого термидора: «Сен-Жюст, Робеспьер, Кутон... Ленин, Троцкий, Дзержинский... Кто подлее, кровожаднее, гаже? Конечно, все-таки московские. Но и парижские были неплохи». Бунинские «Окаянные дни» были заряжены столь лютой ненавистью к новым правителям России и к большевистским порядкам, что ошеломлены были даже те, кто входил в ближайшее к писателю окружение. «В сумерки Иван Алексеевич вошел ко мне и дал свои “Окаянные дни”, – отметила в своей тетради для записей Галина Кузнецова. – Как тяжел этот дневник!! Как ни будь он прав – тяжело это накопление гнева, ярости, бешенства временами». Разумеется, в Советском Союзе бунинская книга была запрещена и не издавалась вплоть до Перестройки.

3. Александр Блок – «Двенадцать»

Как известно, после того, как Блок написал и опубликовал эту свою поэму, многие из его друзей отказывались при встрече пожимать поэту руку – они восприняли «Двенадцать», как прославление октябрьского переворота. А тот же Бунин обозвал поэму «галиматьей» и проклял Блока за «чудовищные низости». Конечно же, современники поняли «Двенадцать» упрощенно, но их понимание было в целом верным. Блок, действительно, воспел большевистскую революцию, в ней он увидел торжество снежной стихии, страшный, но благодатный ветер, сметающий все старое, прогнившее, мещанское и обеспечивающий тем самым возможности для построения нового – строгого и нравственного мира, свободного от многовековой накопившейся дряни (которую воплощает в «Двенадцати» образ старого пса). Красноармейский патруль в поэме – это не только двенадцать разбойников из стихотворного отрывка Николая Некрасова, превратившегося в текст известной песни, но и двенадцать апостолов нового мира и новой жизни. Поэтому их и ведет в финале блоковского произведения сам Христос. Хотя красноармейцы и стреляют в Него, но, по сути, они оказываются верны Ему и основам Его учения.

4. Николай Олейников – «Боевые дни»

Многие знают автора этой небольшой книжки как друга Даниила Хармса и Николая Заболоцкого, написавшего «Таракана», «Карася», «Перемену фамилии» и еще множество очень смешных и страшных стихотворений. Однако при жизни Олейников, если и был известен, то, в первую очередь, как автор прозы для детей – энергичной, экспериментальной и экономной. Как бы в подражание блоковской поэме, «Боевые дни» состоят из небольших главок, только не двенадцати, как у Блока, а одиннадцати. Декреты, листовки, короткие документальные свидетельства, подчиняясь принципу монтажа, соседствуют у Олейникова со смешными и драматическими сценками, задача которых состояла в передаче атмосферы переворота и удержании внимания юных читателей… «Толстый офицер сидел за столом и перебирал бумажки. При этом он бормотал нараспев:

– Долой войну, долой войну… долой войну… долой войну… долой…

Другой офицер, сидевший рядом, с изумлением вскинул на него глаза.

– Что с вами, поручик? В большевики записались!

– Нет, это я резолюции читаю».

Недавно «Боевые дни» были переизданы в составе большой книги избранных произведений Олейникова, которая называется «Число неизреченного».

5. Михаил Булгаков – «Белая гвардия»

Этот роман, написанный о последствиях октябрьского переворота и о главных противоборствующих силах (белые и красные), образовавшихся в России из-за переворота, сопровождается двумя эпиграфами. Первый из «Капитанской дочки» Пушкина – о буране; второй – из второй главы Апокалипсиса – о грядущем Высшем суде над людьми. В первом эпиграфе продолжена (отчасти полемически) блоковская тема разбушевавшейся снежной стихии, однако важен для Булгакова был эпиграф и ко всей пушкинской повести: «Береги честь смолоду». Собственно, этот вопрос: «Как сберечь честь в условиях надвигающегося Апокалипсиса?» и является центральным для всего булгаковского романа. В итоге оказывается, что, во-первых, честь сберегается не с помощью следования служебным уставам и приказам, а с помощью самопожертвования ради других людей, и, во-вторых, что спастись (не в буквальном, а в религиозном смысле) могут не только белые (которым Булгаков сочувствовал и на стороне которых воевал), но и красные. В рай (если только честь будет ими сбережена) попадут души не только врангелевцев, но и буденновцев.


ФотографияLegion-Media
editor-zhanel