Истории|Пятиминутный путеводитель

Пятиминутный путеводитель по Евдокии Михайловне Тимофеевой

Информант

Евдокия Михайловна Тимофеева (1896-1994)
Евдокия Михайловна Тимофеева

В девичестве Теплоухова, родилась в Курганской области в деревне Усольцева, ранее называвшейся Сукиной в честь воеводы Василия Сукина, но переименованной, когда население, именуемое сучанами, забыло происхождение топонима. После «двух зим» в церковно-приходской школе отец Евдокии сказал: «На что девке грамота, письма писать ребятам?» В результате писать она умела лишь свою фамилию, а письма надиктовывала близким. Язык Тимофеевой вобрал в себя говоры деревни Усольцева, сел Сладчанки (откуда родом ее муж) и Мехонки (где она прожила большую часть жизнь), а также Нижнего Тагила, Копейска и Челябинска, где она временно находилась «на производстве». Таким образом, словарный запас Е.М. Тимофеевой формировался за счет древненовгородского, поморско-камско-вятского и староказачьего говора плюс влияние сибирских татар. Е.М. Тимофееву принято считать билингвой: она свободно владела крестьянским и городским вариантами русского.

Авторы

ВЯЧЕСЛАВ ПАВЛИНОВИЧ ТИМОФЕЕВ (1931-2004)

Преподаватель филологического факультета Челябинского университета. Составлял словарь «методом соучастия», то есть по материалам бесед с информантом. Первая версия (2 792 словарные единицы) была издана в 1971 году, спустя 20 лет после начала работы. В общей сложности Тимофеев потратил на работу над словарем своей матери около 50 лет жизни.

ОЛЬГА ВЯЧЕСЛАВОВНА ТИМОФЕЕВА

После смерти В.П. Тимофеева его дело продолжила дочь, Ольга Вячеславовна Тимофеева, пополнившая словарь лексикой ближайших родственников бабушки, которая оказывала заметное влияние на язык окружающих и сравнивала себя с прошлогодней картофелиной, которую выкапывают с новыми клубнями.

Словари

В диалектном словаре личности, который описывает лексику Евдокии Михайловны Тимофеевой, насчитывается 11 500 языковых единиц.

Дополняющий его словарь Фразеология диалектной личности содержит также 5 645 уникальных фразеологизмов Е.М. Тимофеевой.

Излюбленные темы

10 действий, для обозначения которых в языке Е.М. Тимофеевой было больше всего синонимов:


Тематическая группа Количество значений Примеры
Говорить, подавать голос 125 Мявкать, сборохвостить
Бить 95 Бздануть, ошавалдашить
Рабочие действия 91 Брякать, ухобачивать
Болеть 50 Бухать, закособенить
Куражиться 49 Вычечениваться
Портить 48 Взбарамостить
Идти, передвигаться 48 Вартыжить, швашить
Изготовлять, делать 38 Забуздырить, наварахтать
Приобретать 35 Подтибрить, фартануть
Любить, дружить 30 Бахтерить, лямзиться

Лексика

Отмечается, что язык Евдокии Михайловны был уникален даже для родных мест. Так, ученые Н.Т. Бухарева и А.И. Федоров пытались проверить некоторые фразеологизмы в разговорах с другими информантами того же говора. Оказывалось, что «прямой вопрос о том, знает ли собеседник такой-то оборот, вызывал отрицательную психологическую реакцию». Среди специфических экспрессивных выражений Е. М. Тимофеевой — ласковое обращение «сладкий грибочек», несколько ругательств («блядь-Самара», «ведьма киевская», «урод — в жопе ноги») и возглас удивления «ёшь твою гать». При этом В.П. Тимофеев писал: «Сказать, что фразеология диалектной неграмотной личности совсем непроницаема для литературных цитат — нельзя. В речь Евдокии Михайловны вошла романсовая строка «Были бы мы рысаками», крыловская перифраза из басни «Свинья под дубом» — «Были бы желуди, найдутся и голуби» и пушкинская «Осталась у разбитого корыта».

«Если жизнь является дикою и безотрадною, составитель словаря должен примириться с этим печальным фактом, и он не вправе прибегать к прикрасам и замалчиваниям... Мы не вправе переделывать русский язык, мы не вправе скрывать из него то, что в нем действительно есть и что в нем бьется интенсивной жизнью».
Иван Бодуэн де Куртенэ, лингвист (в предисловии к словарю Владимира Даля)

Фразы

Большая часть фразеологизмов Е.М. Тимофеевой посвящена сложностям семейной жизни и быта:


Фразеологизм Значение
Деньги есть — дак Иван Петрович, денег нет — дак Ванька Шкет О почитании богатства
Свекровка — блядь, дак и снохе не верит Судить людей по себе
Не голова, а сельсовет Об умном человеке
Все в порядке, пьяных нет Все хорошо
Была сила, когда мать в пизде носила О былой силе
Ебливая дорожка збывчивота Все со временем забывается
Ничего девушку портит Малая причина испортила все дело
Поехала пизда на новые места Ехать на новые места (неодобрительно)
Из жопы живьем сороки вылетают О буйном человеке
Съела гадина виноградину Плохому человеку досталось что-то хорошее
Забраться, как худая баба в еблю Вляпаться в историю
Не приняли как Шарыпова Не приняли как следует
Надолго блин собаке Ненадолго
Ребята не Севастьяновы Не чужие дети, свои
Ни складу, ни ладу, поцелуй у кошки с заду О бессмыслице

Родственники

Исследуя лексику матери, составитель не смог обойти богатую и своеобразную речь отца. Муж Евдокии, Павлин Дмитриевич Тимофеев (1899-1958), был грамотный, любил собирать анекдоты и басни и даже написал на 128 тетрадных листах автобиографический очерк, в котором, как считает сын, язык отца «несколько неестественно назидателен, но в целом отражает эпоху»: «большую заботу имею о вывозе дров», «в приобретении фуража для коровы», «добились небольшого урожая», «дружить со спиртными наливками», «на молочном довольствии в настоящее время находится поросенок», «не посчитайте за затруднение», «нуждаюсь в повседневном уходе», «такие угрозы пока не своевременны». Всего у Павлина Дмитриевича сын выделил около 300 фразеологизмов. Среди них: «внедрилось в обычай», «до зеленой сопли», «из лица ее выступлений», «исхудя себя, менять меню», «умереть некогда», «шумок на порядках». Второй автор словаря, Ольга Вячеславовна Тимофеева, включила во второе дополненное издание значительную часть лексики дочери информанта, Татьяны Павлиновны Кропачевой, прожившей около матери 70 лет. Среди ее фразеологизмов встречаются и новые, но, вероятно, также бывшие известными Евдокии Михайловне: «была бы коровушка да курочка — состряпает и дурочка», «одна пала блядь — на то место пять», «чашки-ложки во хлеве, а курочки в комоде», «хуй на хуй менять — только время терять».

Экспрессивный словарь диалектной личности (Москва, 2001) содержит около 1 400 экспрессивных лексических единиц, более 300 из которых — продукт индивидуального словотворчества жительницы деревни Судрома Вельского района Архангельской области Александры Ивановны Пономаревой, 1928 г. р., неграмотной, но практиковавшей ворожбу и знахарство. Наблюдения проводились Е.А. Нефедовой в течение двух сезонов в условиях совместного проживания с информантом и были прерваны ее кончиной. Примеры: «свадьба» (большое количество; «навезут целу свадьбу поросят»), «ухорез» (бандит).

«У нашей личности в словарном запасе всего четыре непечатных слова. Даже в ближайшем окружении их гораздо больше».
Вячеслав Тимофеев, лингвист

Краеведы зауралья

Истоки интереса Вячеслава Павлиновича Тимофеева к языку семьи кроются в исследованиях других краеведов. В первую очередь автором замечено невероятное сходство большого числа обнаруженных им слов с лексикой опубликованного в 1907 году в 83-м томе сборника Санкт-Петербургской Академии наук труда Аркадия Никандровича Грандилевского «Родина Ломоносова. Областной крестьянский говор»:


Тимофеев Грандилевский Значение
Рям на ремку Рям за рям Бедный, в лохмотьях
Спица тебе в нос! Спичка в нос! Пожелание чихающему
Храпом брать Брать нахрапом Решительно

Первым зауральским лексикографом считается Никита Петрович Ночвин (1844-1920), поэт и разъездной агент по продаже кос, вил и лопат в юго-западном районе Шадринского уезда. Энергичный и общительный Ночвин сближался с крестьянами и подолгу жил в их среде, в течение тридцати лет собирая диалектные слова. В 1911 году составленный им словарь был принесен в дар Уральскому обществу любителей естествознания. Именно этот труд вдохновил ветеринарного врача и любителя-диалектолога Владимира Павловича Бирюкова (1888-1971), будущего учителя Тимофеева. Окончательно утвердился в желании собирать говоры Бирюков в ходе осмотра стада, когда крестьянин, пригласив врача в гости, на шутливый вопрос, выпил ли бы тот четверть ведра водки, ответил: «Выпил бы с просядом» (что значит выпил бы, посидел-посидел и опять выпил). В отличие от профессионалов-фольклористов вместо слова «фольклор» Бирюков использовал термин «живое слово», впервые включив в свои сборники нецензурную лексику. Кроме говоров он собирал все, что касается родного края, в том числе образцы хлеба голодного 1921 года с илом и березовой корой. (Про него говорили: для кого пылинка — сор, для Бирюкова — все фольклор.)

Также известно, что во время работы над Диалектным словарем личности многие непрофессиональные собиратели диалектов Урала с удовольствием делились с В.П. Тимофеевым собственными коллекциями. Так, коллега Вячеслава Павлиновича, Н.В. Пеньков прислал фразеологизмы, записанные от своих матери и крестной, проживавших в селе Воскресенское Курганской области, например: «ничего что дом сгорел — зато клопы подохли», «если был бы ты хорош, мне бы ты не встретился», «жалуется плешивый, что гребешки подорожали», «не умирай, коза, — крапива вырастет» и т.д.