Истории|Что изменит всё

Радужные перспективы

Научные исследования , и других оставались под запретом больше 40 лет, но в последние годы возвращаются в медицинскую практику. По просьбе Esquire нейро­би­олог Светлана Ястребова и основатель фонда Beckley Аманда Филдинг обсудили будущее психо­фарма­кологии. Материал публикуется в соответствии с законодательством РФ.

светлана ястребова: В середине XX века, когда произошел бум , многие ученые считали, что за будущее психофармакологии. Тем не менее правительство США, а вслед за ним и других стран, запретило научные эксперименты с . Что послужило основной причиной?

аманда филдинг: Этот запрет, по-моему, был чудовищной ошибкой. Реакция американских властей оказалась неоправданно жесткой, они испугались социальных последствий бума и . Конечно, ошибкой будет утверждать, что совершенно не токсичны, но ведь есть и более вредные субстанции. позволяют изменять сознание в широких пределах. Чтобы правильно использовать любую технологию или инструмент, необходимо сперва научиться обращению с ним. Никто не запретил лошадей из-за того, что первый наездник сел верхом и упал — с такой аргумент почему-то не работает. В 1960-е годы бездумная популяризация привела к запрету и рекреационного, и научного использования. Виноваты в этом люди вроде Тимоти Лири, яростно пропагандировавшего снятие ограничений на распространение любых в США — его скандальная слава затмила голоса ученых, которые ратовали за серьезный подход, умеренность и ответственность в применении. стали отождествлять исключительно с чем-то негативным и криминальным. Хотя уже в то время было понятно, что их реальный вред сильно преувеличен, в общественном сознании остались лишь дурные ассоциации.

АМАНДА ФИЛДИНГ

Родилась в 1943 году в семье английских аристократов, чья родословная ведет к королю Карлу II (основанный ей фонд Beckley назван в честь родового поместья в Оксфордшире). В 16 лет ушла из дома и отправилась на Цейлон изучать мистицизм и восточные религии, с начала 1960-х увлеклась средствами изменения сознания. Занималась сравнительным религиоведением под руководством профессора Роберта Зенера, изучала психологию и нейрофизиологию. Благотворительный фонд Филдинг начал работу в 1998 году: он оказывает поддержку ученым, исследующим нейропсихологические эффекты психоделиков и их потенциальное применение в медицине, а также проводит международные семинары и конференции по здравоохранению и наркополитике.

светлана ястребова: Как вам удалось добиться возобновления экспериментов, причем с участием добровольцев? Очевидно, что такие испытания необходимо проводить на людях (у животных, вероятно, сознание в том или ином виде тоже присутствует, но они не могут описать свои чувства), однако убедить в этом комиссии по этике непросто.

аманда филдинг: На это ушло почти десять лет. Когда-то я пообещала своему другу, выдающемуся ученому Альберту Хофману, что моим подарком на его сотый день рождения станет возвращение в науку исследований , которому он посвятил всю жизнь. К столетию Альберта в 2006 году я, к сожалению, не успела. Но год спустя, после бесконечной череды встреч и убеждений, мы добились разрешения на проведение первого в США исследования воздействия на мозг — правда, в силу разных обстоятельств не сумели завершить его. Область наших исследований до сих пор табуирована, в том числе в научных кругах. Журнал Nature не возьмет наши статьи, но не потому, что они имеют недостаточно высокий профессиональный уровень — само упоминание в Nature в позитивном ключе может иметь далеко идущие последствия. В Великобритании всемирно известного нейропсихофармаколога Дэвида Натта, с которым мы теперь проводим исследования в Имперском колледже Лондона, в 2009 году уволили с поста главного советника правительства за критическую статью в научном журнале — он утверждал, что от в стране за год умирает меньше людей, чем от занятий верховой ездой.

светлана ястребова: На первом этапе правительство США официально спонсировало сотни экспериментов с , и многие из них давали положительные результаты. Хотя, безусловно, остаются вопросы к их точности и объективности: скажем, до сих пор непонятно, как проводить слепые опыты с плацебо, ведь волонтер под сразу обнаруживает себя. Но главное, в те годы не существовало эффективных инструментов исследования мозга, которые есть у ученых теперь. Вы какими методами пользуетесь?

аманда филдинг: В 1966 году я познакомилась с голландским ученым Бартом Хьюзом, который выдвинул новаторскую для своего времени теорию: состояние сознания зависит от изменений в кровоснабжении отдельных участков мозга. Эта тема по-прежнему остается в центре наших исследований — правда, сегодня нас интересует не только кровоснабжение, но и нейронные связи между отделами. Мы используем функциональную магнитно-резонансную томографию, и ее модификации — BOLD (измерение силы кровотока в сосудах, питающих мозг) и ASL с магнитными метками. Кроме того, мы используем магнитную энцефалографию. Эти технологии позволяют в реальном времени увидеть, что происходит в мозге испытуемого под воздействием . Стоят такие исследования очень дорого, поэтому весной 2015 года мы впервые решили собрать деньги краудфандингом. Необходимо было 25 тысяч фунтов стерлингов, но всего за несколько дней мы получили больше 53 тысяч. В итоге оставшиеся средства пошли на оплату еще одного исследования — как влияет на воображение и способность решать проблемы. Его результаты должны быть опубликованы до конца года.

светлана ястребова: Если суммировать все знания о мозге, которыми ученые располагают сегодня, как, с вашей точки зрения, выглядит процесс воздействия ?

аманда филдинг: Исследования доказали, что с помощью можно добиться состояния сознания, выходящего из-под контроля Эго — того, что в нейронауке называют сетью пассивного режима работы мозга (default mode network). Если упрощать, эта сеть контролирует и ограничивает работу сенсорных областей. Ее структуры развиваются у человека параллельно с речью, и влияние сети начинает прослеживаться примерно с двух лет. Это она заставляет нас говорить «нет» самим себе. Иногда сеть пассивного режима может слишком сильно ограничивать деятельность других областей мозга: так, при депрессии наблюдается повышенная ритмическая активность в вентромедиальной префронтальной коре (она находится в лобных долях больших полушарий на их внутренней стороне). Терапия делает возможным выход из-под контроля сети пассивного режима, как бы перезагружает ее. С помощью такой терапии можно воздействовать на более глубокие, более древние системы мозга — и это открывает огромные возможности. В частности, наши совместные с Дэвидом Наттом исследования показывают, что относительно высокие дозы уменьшают кровоснабжение областей мозга, играющих центральную роль в сети, что приводит, например, к снижению выраженности симптомов депрессии.

светлана ястребова: В 1960-е проводились испытания как средства против алкоголизма. Его использовали параллельно с психотерапией, причем было даже две схемы лечения: однократный прием большой дозы и постепенное увеличение дозировки.

аманда филдинг: Сейчас я провожу похожую работу в Нью-Йоркском университете: мы применяем в качестве вспомогательного средства лечения алкогольной зависимости. Хотя алкоголизм крайне распространенное заболевание, методов его лечения существует не так много. Учитывая то, что ослабляют действие сети, которая ограничивает решения человека, их прием, вполне вероятно, помогает снять внутренние ограничения и сделать важные шаги на пути к избавлению от зависимости. Наши исследования 2012 года также указывают на это. И да, они подтверждают выводы, которые были сделаны в аналогичных работах 1960-х годов.

светлана ястребова: Какие еще направления исследований вы сейчас развиваете?

аманда филдинг: В одном из совместных проектов с Университетом Джонса Хопкинса в США мы тестировали одновременное применение и когнитивно-поведенческой терапии для избавления от никотиновой зависимости. Хотя в этом исследовании принимали участие всего 15 человек, процент успеха при излечении получился удивительно высоким. Надо отметить, что все участники испытаний были серьезно подготовлены к нему и принимали только в присутствии квалифицированных докторов. Еще одно направление — влияние на ход лечения посттравматического стрессового расстройства, ведь известно, что пациенты, которые испытывают эмпатию, излечиваются от него быстрее. Есть основания полагать, что могут помочь и в борьбе с тревожными состояниями. А как обстоят дела с исследованиями у вас в России? У меня были мысли провести одно из исследований у вас.

светлана ястребова: Насколько я знаю, легальных испытаний не существует, они просто невозможны. Хотя процент алкоголиков в России действительно велик. С другой стороны, перед в обществе почти иррациональный страх, и дело здесь не в менталитете конкретной страны.

аманда филдинг: И это очень плохо! ставят в один ряд чуть ли не с атомным оружием. Во многих религиозных практиках существуют обряды, когда люди совместно входят в измененное состояние сознания — в свое время я сама очень интересовалась образом жизни танцоров-дервишей в Турции — и это не запрещено законом. Записывать потенциальные лекарства в яды — преступление по отношению к пациентам. В 1970 году США включили , , в так называемый , где находятся вещества, вызывающие тяжелую и . Потом была принята единая конвенция ООН, которая привела к запрету во многих странах мира. Но с тех пор прошло более 50 лет, наука продвинулась вперед, и многие положения этой конвенции давно пора пересмотреть.

светлана ястребова: Недавно были опубликованы результаты масштабного исследования с участием 130 тысяч человек, которое проводилось в США: оно показало, что между и душевными расстройствами нет прямой связи. Удивительно, почему это так долго принимали за данность? Ведь найти ответ и пятьдесят лет назад ничего не стоило: ученые воспользовались данными социологических опросов и заключениями психиатров.


5 ИССЛЕДОВАНИЙ, ПРОВЕДЕННЫХ ПРИ УЧАСТИИ ФОНДА BECKLEY

«Нейронные корреляты
сос­тояния по показаниям исследований при помощи МРТ» / PNAS (2012)

Исследователи из Имперского колледжа Лондона, а также Универ­си­тетов Кардиффа и Копенгагена проанализировали изменение кровоснабжения разных отделов головного мозга 15 добровольцев при внутривенном введении . В результате выяснилось, что параллельно с изменением сознания у испыту­емых ослабевал кровоток в таламусе, медиальной префронтальной коре и передней поясной коре — регионах мозга, отвечающих за контроль поведения и эмоций. Чем сильнее действовал на испытуемого , тем больше ослабевали связи между медиальной префронтальной и передней поясной корой.

«Обширная кортикальная десинхронизация в основе состояния человека под воздействием »
The Journal of Neuroscience (2013)

Группа ученых из Имперского колледжа и Университетов Кардиффа и Виргинии при помощи магнитоэнцефалографии отслеживали частоту сигналов различных участков коры головного мозга после внутривенного приема . Выяснилось, что под воздействием препарата нейроны в ассоциативных зонах коры — тех, которые анализируют информацию от всех органов чувств и на ее основе принимают сознательные решения, — работают асинхронно.

«Влияние на субъек­тивную реакцию на лучшее и худшее личное воспоми­нание» / International Journal of Neuropsycho­pharma­cology (2014)

При помощи фМРТ исследователи измерили эмоциональную оценку воспоминаний добровольцев под воздействием . Лежа в томографе, они читали про себя написанные ими самими тексты о лучших и худших событиях жизни. В ответ на приятные воспоминания особенно сильно активировался гиппокамп, а на неприятные — префронтальная и поясная кора. Хотя в опыте принимали участие здоровые люди, по мнению ученых, этот эффект может проявиться и у страдающих посттравматическим расстройством.

«Усиление внушаемости под воздействием у здоро­вого человека» / Psycho­pharma­cology (2015)

В Имперском колледже Лондона сформировали группу добровольцев, которые проходили два теста — на способность выстраивать психологические образы и на подверженность внушению. У получивших воображение существенно не изменилось, зато отмечалось повышение внушаемости. Ученые предполагают, что эту особенность можно использовать во время сеансов психотерапии для избавления от алкогольной зависимости.

«Нейронные корреляты „рас­тво­рения эго“ под воздейст­ви­ем » / Human Brain Mapping (2015)

Ученые из Каролинского института и Университета Ставангера изучали, как происходит общее снижение интенсивности взаимодействия двух полушарий мозга, а также ослабление передачи сигналов между медиальной корой височных долей и лобными долями. Под действием кора головного мозга работает несогласованно, и чем сильнее эффект на нейронном уровне, тем больше это проявляется в поведении.

аманда филдинг: Как ни странно, я могу понять, почему всегда считалось наоборот. Состояние, в которое человек повергается во время приема , не предполагает участия эго. Человек в этот момент теряет часть своей индивидуальности и воспринимает себя скорее как часть целого, сознание находится в более примитивном состоянии. Нечто подобное происходит при глубокой медитации — и при безумии. Так что некоторая связь все же есть. Но было бы ошибкой считать, что люди, принимающие , сходят с ума. Поэтому наш фонд работает над изменением общественного мнения и политики государств в отношении и : именно они создают трудности, а не сами . Сейчас, кстати, я разговариваю с вами с Ямайки, где по нашей инициативе проходит форум по политике .

светлана ястребова: Существует ли вероятность, что в ближайшие годы изучение вновь запретят?

аманда филдинг: Думаю, это маловероятно. Научных доказательств терапевтических эффектов становится все больше — их уже сложно отрицать. Тем более что эти дают надежду в лечении таких состояний, которые толком не поддаются существующей терапии. У нас появляются знания и опыт, нельзя держать их в клетке. Способность создавать новое помогла нашему виду выжить и эволюционировать в то, что мы представляем собой сейчас. Стив Джобс, первооткрыватель структуры ДНК Фрэнсис Крик и многие другие выдающиеся люди это понимали. Общество в целом, к великому моему сожалению, пока эту мысль отвергает.

editor-chanel