Дмитрий

студент 4-го курса Московского Физико-Технического Института, 20 лет, Долгопрудный, Московская Область, 4 км от МКАД

Бюджет — 8890 рублей

Стипендия (2200 рублей), «социальная» стипендия (1650 рублей), помощь родителей (3000 рублей), вознаграждение за выполнение чужой лабораторной работы (1000 рублей), накопления (1040 рублей). Сумма расходов — 8870 рублей + 4000 рублей (выданы родителями сверх бюджета на покупку зимних ботинок и лекарств от гриппа).

В галерее Triumph прошла церемония вручения премии Cosmopolitan Beauty Awards
Далее В галерее Triumph прошла церемония вручения премии Cosmopolitan Beauty Awards
Ален Дюкасс: «Я полноценный человек: могу пить шампанское, сколько захочу»
Далее Ален Дюкасс: «Я полноценный человек: могу пить шампанское, сколько захочу»

«Хуже всего было на первом курсе, когда я жил на 5 тыс. рублей в месяц и правильно тратить их еще не умел. Пришлось учиться готовить и постоянно ограничивать себя в еде. Денег так уходило меньше, но времени ни черта не оставалось, поэтому я ботал (занимался. — Esquire) с утра до вечера. Жрать хотелось — передать невозможно. Некоторые мои знакомые подрабатывают, забивая на институт. Но зря я что ли задницу рвал, когда поступал? Недавно заметил: требования с годами растут. Раньше сожрал мяса в столовке с картошкой, запил кефиром — и хорошо. А теперь знаю, что можно вкуснее, но не могу себе позволить. Хочу одно — ем другое. Или вообще не ем».

Любовь Васильевна

пенсионерка, 74 года, Самара, 1055 км от МКАД

Бюджет — 8305 рублей

Пенсия (5826 рублей), пособие по инвалидности (1544 рубля), дотации на оплату коммунальных услуг (935 рублей). Сумма расходов — 7930 рублей (из них 2230 рублей — коммунальные платежи, 2045 рублей — лекарства).

«К тому, что за несколько дней до пенсии у меня в кошельке остается 100−200 рублей, я уже давно привыкла и не нервничаю. Самое обидное в моем безденежье — то, что я не смогу сходить на концерт Башмета и Спивакова. У них запланированы гастроли в нашем городе. Хочется до слез. А еда — подумаешь. Это как с манной кашей. Я ее очень люблю. Готова каждый день на завтрак есть. Но поджелудочная железа барахлит. Да, я питаюсь хуже, чем многие, но не падать же духом из-за этого. Я умею жить и на малых деньгах. Привыкла, когда еще 50 лет назад рассталась с мужем и осталась с маленьким ребенком на руках без алиментов.

У моей кошки стол и то более разнообразный, чем у меня, — специальный корм Whiskas против мочекаменной болезни, иногда тефтельки из говяжьего фарша и т. д. Она уже старенькая — 14 лет будет. За это время мы так друг к другу привыкли, что еда для нее — это святое. Я лучше сама не поем, чем ее не покормлю. У меня как-то в один месяц много денег на лекарства ушло, осталось рублей 300 на неделю. Так я все эти дни рис голый ела, но кошке ни в чем не отказала. Я же привыкла во всем себя ограничивать, а она нет. Мне много не надо: недавно я нашла на рынке картошку по 10 рублей (повезло), взяла целых 5 кг — мне это до зимы не съесть.

Раньше мне помогал сын, но сейчас он сам из-за кризиса без денег. Все мои сбережения — 11 тыс. рублей, которые я накопила, пока работала экономистом в обкоме партии, пропали еще в 1991 году. Первое время на пенсии я подрабатывала бухгалтером, но я не люблю эту работу — она скучная до тошноты. Лучше жить скромно, чем заниматься неприятным тебе делом».

Анна

мастер отделочных работ, 22 года, Жуковский, Московская Область, 19 км от МКАД

Бюджет — 22300 рублей

Зарплата (13000 рублей), деньги, занятые в долг (1500 рублей), подарки на день рождения (4600 рублей), денежные накопления (3200 рублей). Сумма расходов — 22228 рублей 84 копейки (из них 6529 рублей — продукты для мужа — солдата-срочника и оплата его расходов на сотовую связь, 3702 рубля 73 копейки — на празднование дня рождения, 11996 рублей 94 копейки — на повседневную жизнь, включая 5530 рублей на оплату кредита за ноутбук, детского садика и возвращение долгов).

«В школе мне часто говорили, что работать шпаклевщиком престижно. Поэтому я не долго выбирала профессию — в училище обещали трудоустройство. Потом познакомилась с мужем. Когда узнала, что беременна, решили пожениться. Теперь у меня есть сын, ему почти три года. Наверное, стоило заработать денег и пойти учиться дальше. Но поезд ушел. И денег нет.

Муж у меня условно судимый и вообще не подлежал призыву, но его все равно забрали в армию (отсрочка для молодых отцов, имеющих детей до трех лет, была отменена еще в 2008 году. — Esquire). Откупить его мне было не на что — где я возьму 100 000 рублей? Да мне на то, чтобы выкупить его на сутки из части у начальства за 1 000 рублей для свидания, пару месяцев копить приходится, хотя по закону ему положены увольнительные. Хорошо хоть, что теперь он в Москве служит: долгими уговорами через Комитет солдатских матерей перевели поближе к дому. Когда мужа призвали, я не ожидала, что так трудно будет. Пока он в Краснодаре и Волгограде служил, я все время к нему моталась. С тех пор я не вылезаю из долгов. Жене солдата-срочника с ребенком полагается пособие 6 тыс., но я работаю и потому на него претендовать не могу. Несколько раз в месяц езжу к нему в часть — повидаться и привезти ему еды. Их там не кормят совсем. Ползарплаты трачу ему на продукты и дорогу, а сама ем только «Биг Бон», «Ролтон» и вареную картошку из дома, мешком которой я заранее запаслась на зиму».

Инна

педагог, мать двоих детей, разведена, 34 года, Москва

Бюджет — 15543 рублей

Пособие по уходу за ребенком (750 рублей), оклад за работу на полставки в развивающем центре для маленьких детей (1593 рубля), алименты от первого мужа на пятнадцатилетнего сына (7500 рублей), субсидия для оплаты коммунальных платежей (2300 рублей), гонорар за публикации в детском журнале (2700 рублей), вознаграждение за участие в маркетинговом исследовании (700 рублей). Сумма расходов — 14858 рублей 88 копеек.

«Пару лет назад я развелась со своим вторым мужем. Поначалу он платил алименты, но два месяца назад заявил, что мы больше ничего не получим. И даже встал на биржу труда как безработный, хотя сам музыкант и неплохо зарабатывает. На мировую он категорически идти не хочет. Пришлось идти в суд. Слушание переносится из раза в раз, решение вопроса с алиментами затянулось. Как мы будем жить, не представляю: я все еще нахожусь в отпуске по уходу за ребенком и должна сидеть с дочкой. Она не смогла адаптироваться в прошлом году в детском саду, поэтому мы вынуждены еще год провести дома, чтобы ребенок не получил психологическую травму.

На обед мы чаще всего едим макароны. Я по старой привычке всегда покупала немного про запас, поэтому круп у нас дома накопилось довольно много. Это очень помогает, плюс ко всему выручает моя мама: достает с какого-то очень дешевого рынка овощи и время от времени готовит что-нибудь из мяса и привозит нам. Сын все чаще покупает на карманные деньги (больше 100−150 рублей в неделю я ему не даю) колу и фастфуд. Объяснять ему, как это вредно, бесполезно.

Одежду детям я покупаю редко. Часть вещей нам достается от племянницы, другую часть нахожу в секонд-хенде, остальное вяжу и шью и сама. Этому я еще во времена голодного студенчества научилась, пришлось вспомнить. Обычно я через интернет продаю одежду, из которой дочка и сын выросли, а взамен беру что-то новое. Вот только обувь надо обязательно брать новую, иначе у ребенка стопа неправильно сформируется».