Информационная революция, твердят нам, разорвет оковы географических границ, и города более не будут иметь никакого значения. Благодаря интернету и постоянно появляющимся новым технологиям можно будет с равным успехом работать как в любом захолустье, так и в Нью-Йорке. Наступит новая постурбанистическая эра, когда креативные и гибкие компании смогут функционировать буквально из любой точки света. Эра больших городов завершится.

В галерее Triumph прошла церемония вручения премии Cosmopolitan Beauty Awards
Далее В галерее Triumph прошла церемония вручения премии Cosmopolitan Beauty Awards
Ален Дюкасс: «Я полноценный человек: могу пить шампанское, сколько захочу»
Далее Ален Дюкасс: «Я полноценный человек: могу пить шампанское, сколько захочу»

Однако ничего подобного не происходит. Большие города продолжают расти. Сегодня в богатых странах уровень урбанизации составляет не меньше 80%. С головокружительной скоростью урбанизируются Китай и Индия: Шанхай и Бомбей соревнуются за звание самой большой метрополии, которая затмила бы Токио с его 33 млн жителей. Почему же города не потеряли своей притягательности, несмотря на новые свободы, которые дают информационные технологии? Экономические преимущества городов не подлежат точному измерению и не одинаковы для всех компаний. Тем не менее они существуют, и описать их можно посредством того, что я называю семью правилами агломерации.

I

Начнем с самого элементарного правила, на которое исторически опирались огромные промышленные экономики больших городов: экономия на масштабе производства. Благодаря этому компаниям выгоднее производить товары на нескольких больших заводах, чем на множестве мелких. А если у вас всего один-два завода, то логично разместить их там, где много рабочей силы, то есть в густонаселенных районах. Эта логика объясняет рост таких крупных промышленных городов, как Детройт в начале XX века. Сегодня же это правило скорее применимо к городам среднего размера: ведь недвижимость в больших городах зачастую стоит слишком дорого, чтобы строить там большие заводы.

II

Однако второе правило — экономия на масштабе в торговле и транспортировке — возвращает компании обратно в большие города. Так же, как большие заводы уменьшают затраты на единицу производства, так и полная загрузка грузовика, самолета или судна сокращает расходы за счет более рациональной доставки товара. А заполнить транспорт обычно легче, если он везет груз в крупный порт, аэропорт или другой распределительный центр. То есть в большую урбанистическую зону.

III

Эту тенденцию усиливает третье правило агломерации — сокращение расходов на транспортировку и связь. Исторически транспортные расходы были препятствием для расширения рынка. Чем радикальнее они снижаются и чем весомее экономия на масштабе производства, тем выше потенциал для его концентрации в одной-двух точках. Генри Форд мог разместить производство автомобилей в Детройте, потому что благодаря асфальтированным и железным дорогам у него была возможность охватить весь американский рынок.

Если экономия на масштабе не имеет предела, а транспортные расходы стремятся к нулю, то все производство окажется сосредоточенным в одном месте. Максимально приблизилась к столь утрированной ситуации киноиндустрия. С одной стороны, в этой отрасли с ее огромными студиями и гигантскими бюджетами крайне важен масштаб. С другой — транспортировка фильма стоит ничтожно мало — или вообще ничего, если осуществляется электронным путем. Результат — централизация киноиндустрии в Южной Калифорнии.

Как же быть с доводом, что снижение расходов на связь на самом деле ослабляет городскую агломерацию? Например, разве появление электронной почты не привело к тому, что компании Силиконовой долины перепоручили создание компьютерных программ специалистам из индийского Бангалора? Правда состоит в том, что это как раз способствовало городской агломерации — только в Бангалоре, а не в Силиконовой долине. Представьте себе расходы на связь в виде тарифов: когда они падают, конкуренция усиливается. Если один город изначально является более успешным производителем товара, то, когда все барьеры устранены, его рыночная доля соответствующим образом возрастает.

То, что развитие технологий способствует централизации, подтверждается историей. Изобретение телеграфа не только не замедлило развитие Лондона или Нью-Йорка, а наоборот, позволило местным финансистам расширить свою зону влияния. С появлением же радио и телевидения в XX веке большая часть локально производимых развлекательных программ была заменена передачами из Нью-Йорка или Лос-Анджелеса.

IV

Экономия на масштабе — лишь один из факторов урбанистической экспансии. Все-таки большинство горожан работают не на гигантских заводах, а в маленьких и средних фирмах самого разного профиля, будь то юридические услуги, производство футболок или финансовое консультирование. Почему же таким компаниям стоит иметь представительство в крупных городах? Частично ответ содержится в следующем, четвертом правиле: необходимость соседства с другими фирмами из той же индустрии.

Соседство дает несколько преимуществ. Так, для получения наиболее ценной и важной информации незаменимы личные контакты. Финансы, одна из самых пространственно сосредоточенных отраслей, — наиболее наглядный пример. Доверие необходимо подтверждать снова и снова, зачастую исключительно на основании краткой встречи заключаются сделки на миллионы. Жестикуляция, мимика, зрительный контакт — таков арсенал сигналов, по которым финансисты оценивают других людей.

Личный контакт принципиален и в индустрии, где ключевые факторы производства — творческое начало, вдохновение и воображение. Для компаний, занятых в таких отраслях, будь то высокая мода или компьютерная графика, самый гарантированный способ быть в курсе последних событий — это находиться поблизости от компаний, занимающихся тем же самым. Кажется, чем больше информации передается электронным путем, тем более ценной становится та информация, которую передать таким образом невозможно. Электронная и личная коммуникация скорее дополняют друг друга: так, деловые поездки стали еще более принятыми с распространением интернета. Снижение затрат на подбор персонала и его обучение — дополнительное преимущество соседства, особенно в узкоспециализированных отраслях. Компания только выигрывает от возможности выбрать сотрудника из круга доступных специалистов с профессиональными навыками, приобретенными у предыдущего работодателя. Шанс найти первоклассного сценариста в Лос-Анджелесе намного выше, нежели в штате Миссисипи.

V

Компании, которым требуются широкий спектр специалистов из самых разных областей, также будут стремиться в большие города. Что следует из правила пятого: преимущество разнообразия. Взгляните на рекламную индустрию, где нет готовых рецептов, а производимый продукт постоянно меняется. Каждая рекламная кампания по‑своему уникальна: одному нужна анимация, другому симфоническая музыка, третьему — дрессированные шимпанзе. Где как не в больших городах с их мириадами отраслевых кластеров найдутся нужные компоненты? Неудивительно, что из десяти лучших рекламных агентств три находятся в Нью-Йорке, три в Токио, и по паре в Лондоне и Париже. Примерно так же обстоят дела с индустрией развлечений, издательским делом и многими другими отраслями.

VI

Фирмы — прежде всего предприятия универсального профиля, которым важна доступность для клиента, — естественным образом стремятся попасть в географический центр рынка, что приводит нас к шестому правилу: стремление к центру. То, что экономические географы называют «центральностью», варьируется от отрасли к отрасли. Для компаний с небольшим оборотом, вроде автозаправки, центральным месторасположением может считаться попросту оживленная улица.

Однако фактор центральности применим и на национальном или международном уровне. Наглядный тому пример — сценическое искусство. Бродвей, самый большой кластер театров в Америке, расположен в Нью-Йорке не только из-за внушительной численности местного населения, но и из-за общего числа потенциальных театралов на доступном расстоянии от города. Всего в полутора часах езды на автомобиле находится Большая Филадельфия с населением более 5 млн жителей; не стоит забывать и про развитое железнодорожное, автобусное и авиасообщение с другими городами, подчас отдаленными. Часто бывает, что центральность наследуется исторически. Так, неоспоримым центром французского рынка остается Париж с его многовековыми инвестициями в шоссе, железные дороги и другие транспортные маршруты, которые здесь сходятся в одну точку.

VII

И наконец, правило седьмое: молва и софиты. Талантливым и амбициозным людям выгодно находиться в большом городе, так же, как и компаниям, которые имеют возможность нанимать талантливых и амбициозных работников. Некоторые перебираются в город не только потому, что им нужно зарабатывать (хотя, жизнь в метрополии, безусловно, подразумевает все преимущества развитого рынка труда), но и потому, что им хочется быть в гуще событий. Амбиции, мечты, потребность в признании — все это довольно сильные мотивы человеческого поведения. Некоторые молодые люди и девушки задаются вопросом: где у меня больше всего шансов познакомиться с правильными людьми и найти себе увлекательное занятие? И часто, понятно, слышат в ответ: «в большом городе».

В обозримом будущем городам предстоит столкнуться с множеством трудностей: муниципальные долги, обременительные налоги, сверхвысокая стоимость жизни, рушащаяся инфраструктура, и это еще не полный список. Но что бы ни угрожало городскому процветанию, в век информационных технологий человеческий контакт важен как никогда, люди будут продолжать искать места, где можно обмениваться идеями, заключать сделки и осуществлять мечты. И для всех этих дел не найдется более подходящего места, чем большой город.