Таисия Васильевна Переяслова

86 лет, Центральный фронт, рядовой

Фаррелл Уильямс записал песню, которую можно будет услышать только через 100 лет
Далее Фаррелл Уильямс записал песню, которую можно будет услышать только через 100 лет
В галерее Triumph прошла церемония вручения премии Cosmopolitan Beauty Awards
Далее В галерее Triumph прошла церемония вручения премии Cosmopolitan Beauty Awards

«В День Победы я была дома в Хибинах, с родителями. Я не видела их с начала войны: в 1941-м Мурманская область уже была занята немцами, поэтому меня эвакуировали из-под Пскова, где я работала агрометеорологом, не домой, а в Татарию. Я оказалась там совсем одна. Зимой нас мобилизовали на строительство земляных укреплений, а у меня с собой не было даже теплой одежды. И я решила пойти добровольцем. Но в военкомате выяснилось, что без личного дела, которое осталось дома, меня не могут признать комсомолкой и отправить на фронт. Чтобы меня снова поставили на комсомольский учет, мне пришлось заплатить членские взносы за 9 месяцев (с июля 1941 по апрель 1942): отдала все деньги, что у меня были. Я служила почти до конца войны старшим разведчиком в зенитной артиллерии. В мае 1945-го немецкие самолеты над Москвой уже не летали, поэтому всех добровольцев, которые защищали небо над столицей, и меня в том числе, отправили домой».

Федор Яковлевич Конкин

84 года, 2-й Украинский фронт, рядовой

«9 мая 1945 года я шел под немецким конвоем по какой-то австрийской дороге из лагеря для военнопленных. Мы провели в лагере два года — после того как попали в 1943-м в окружение под Белгородом. Немцы хотели передать нас американцам, чтобы их задобрить. Но союзники оказались не очень нам рады. Сказали: «Идите обратно, ищите своих — чтобы через сутки вас тут не было». Когда мы вернулись домой, нас отправили на Урал. Шесть месяцев ходили работать в шахту под конвоем. Потом, слава богу, разобрались, что мы никакие не изменники».

Аркадий Федорович Черноусов

83 года, Западный фронт, 3-й Белорусский фронт, 1-й Украинский фронт, рядовой

«Мы воевали до 13 мая 1945-го: недалеко от Праги гнездовалась группа немцев, которая никак не хотела сдаваться. Мы как-то не обратили внимание на победу. Знали, что Германия капитулировала, но немцев из укреплений надо было выбить. Одному из наших тогда не повезло: прошел всю войну, был партизаном в тылу у немцев, потом, когда их освободили, попал к нам в часть. Только неосторожно высунулся из окопчика, и снайпер ему в голову пустил пулю. Пережил победу всего на пару дней».

Роман Александрович Кравченко-Бережной

82 года, 1-й Белорусский фронт, рядовой

«В День Победы я был недалеко от Эльбы, под Берлином, но домой попал лишь в 1950-м. В тот день я мечтал, что сразу после войны продолжу учиться, потому что во время оккупации все учебные заведения в моем городе Кременец на Украине были закрыты. Но после сообщения о победе мы узнали о распоряжении главнокомандующего перестать призывать в армию всех, кто родился после 1927 года, а всем, кто уже служит, увеличить срок. Мужчины были нужны на родине. Пришлось еще шесть лет служить в Германии переводчиком».

Петр Михайлович Марченко

82 года, 1-й Белорусский фронт, Прибалтийский фронт, старший сержант

«В этот день я был в Казани, в госпитале. В марте наша 61-я армия взяла Варшаву и двинулась дальше, на Берлин, но уже без меня — я был ранен во время артобстрела, контузия. Рана долго не заживала, поэтому меня отправили в тыл. 9 мая весь госпиталь (те, кто могли ходить) вышел на улицу. Местные нам были очень рады — поздравляли, угощали сладостями, наливали по 100 грамм. Тех, кто был поменьше ростом, качали на руках. Но мне, помню, было немного обидно, что я так и не дошел до Берлина».

Михаил Сергеевич Кобрик

86 лет, Белорусский фронт, Украинский фронт, рядовой

«День Победы я встретил в госпитале в 37 километрах от Одера. Вокруг поднялась стрельба, поэтому мы сначала не поняли, что случилось, а когда разобрались — открыли окно, достали винтовку и давай тоже салютовать. Потом пришла сестра, и принесли всем по 100 грамм. Слух ко мне после ранения к тому времени уже вернулся, а речь еще нет — я очень сильно заикался. Сам произнести тост за победу я в тот день не смог, но «Ура!» у меня все равно получилось».

Николай Сергеевич Чесноков

81 год, 1-й Украинский фронт, младший сержант

«Почти всю войну я был вольнонаемным: доставлял на передовую лекарства, забирал раненых. В 1944-м меня направили в тыл учиться на командира расчета станкового пулемета «Максим». В апреле 1945 обучение закончилось. Пока нас готовили к отправке на фронт, выяснилось, что ехать туда уже бессмысленно. И нас перевели в Кустанай, на колхозные работы. 9 мая как раз решали, отправить нас убирать урожай или пахать поля. Никакого праздника не было — мы просто тихо порадовались между собой победе, и больше ничего».