В галерее Triumph прошла церемония вручения премии Cosmopolitan Beauty Awards
Далее В галерее Triumph прошла церемония вручения премии Cosmopolitan Beauty Awards
Ален Дюкасс: «Я полноценный человек: могу пить шампанское, сколько захочу»
Далее Ален Дюкасс: «Я полноценный человек: могу пить шампанское, сколько захочу»

В 2008 году, готовя к похоронам тело своего умершего дедушки, Пиа Интерланди обратила внимание на то, как трудно одевать умершего. Погребальная одежда требует принципиально иного подхода, чем носильные вещи. Ее должно быть просто надеть на лежащее отяжелевшее тело с затвердевшими мышцами, но совершенно не важно, удобна ли она при движении и скроена ли по фигуре. Погребальным нарядам не нужно быть долговечными и носкими — напротив, они предназначены для распада. Между тем большая часть вещей, которые производятся для живых, под землей разлагаются дольше, чем сами тела, а нейлоновые чулки и носки могут герметизировать ноги, что приводит к их мумификации — в отличие от всех остальных частей тела.

В основе прототипа погребального наряда, разработанного Интерланди, лежат саваны, напоминающие чехлы или кимоно. Их слоями раскладывают в гробу, на них кладут тело, а затем части, предназначенные для лицевой стороны, перекидывают на живот и связывают шнурами. На ноги и руки надеваются мешки, тоже перевязывающиеся шнурками. Сверху тело накрывается полупрозрачной вуалью.

Пиа Интерланди заинтересовалась самораспадающимися тканями, еще будучи студенткой Королевского технологического института Мельбурна. Защитила диссертацию под названием «Обращаясь к смерти: моделирование одежды для могилы». Параллельно окончила Колледж гражданских церемоний и получила сертификат, официально позволяющий ей вести похороны. В 2012 году начала шить биодеградирующую одежду для погребений на заказ. Вскоре после этого ее пригласили на работу в Клэндон-Вуд, британский заповедник естественного захоронения (то есть захоронения, не препятствующего распаду плоти). Собирается вернуться в Австралию и открыть там собственное похоронное ателье и кладбище.


ПИА ИНТЕРЛАНДИ:
«

Тело — дар. Это большой мешок питательных веществ, воды, белков. И когда вы кладете все это в землю, я думаю, одежда — это как упаковочная бумага.
«

Одним из этапов работы над диссертацией Интерланди стал «Проект со свиньями». Чтобы выяснить, как похоронный ритуал и ткани, покрывающие тело, влияют на разложение, с помощью команды ученых-криминалистов она похоронила 21 мертвую свинью. Свиньи обладают рядом близких человеку свойств: толщина кожи, распределение жировых отложений, расположение внутренних органов, всеядность и т. д. Интерланди сделала многослойные одежды, включив в каждый погребальный наряд ткань из целлюлозного полимера, а также белковую и синтетическую ткани. Материалы должны были распадаться по очереди, чтобы одежда разлагалась так же постепенно, как тело. В начале ритуала Интерланди дважды обмыла каждую свинью — первый раз обычной водой, чтобы очистить от грязи, второй — розмариновым маслом, в знак памяти. Затем она заворачивала их в одежды — так, чтобы их тела были полностью закрыты. Всем свиньям Интерланди дала имена людей, так или иначе повлиявших на ее исследование (например Бертон и Аронофски). Все имена были выгравированы на бирках из нержавеющей стали. В карман каждого савана Интерланди положила благодарственное письмо. После этого на протяжении года тела свиней выкапывались семь раз, в среднем с промежутком в 50 дней. Эксгумации подтвердили, что раньше других распадаются пеньковые и шелковые материалы. Полиэстровый шнур оставался нетронутым разложением.

В среднем один погребальный комплект стоит $80.

Все ткани быстро разлагаются, кроме деталей, которые должны оставаться в земле со скелетом. В прототипе использовались следующие материалы:

—  Шелк-сырец — фрагменты, которые располагаются на ключицах или над сердцем.
—  Ткань из пеньковой и шелковой нити — для скрепления предметов одежды.
—  Хлопковая ткань — нижний саван.
—  Хлопковые ленты — декоративные элементы.
—  Шелковые волокна — вуаль.
—  Ткань из конопляной и хлопковой нити — основной саван.