Заполненный хмурыми, уткнувшимися в экраны мобильников утренними трудящимися вагон метро. Подвыпивший, очень высокий человек, выглядящий немного бомжевато, покачивается при каждом торможении поезда. Это Пат. Вместе с ним покачивается пакет из «Пятерочки», надетый на руку, которой Пат держится за поручень. Пакет пахнет испорченной селедкой, редкие капли рассола капают Пату на футболку. Стоящая рядом женщина, хорошо, но несколько старомодно одетая, отворачивается, пытается отодвинуться, мешают другие пассажиры. Женщина не выдерживает и визгливым голосом делает Пату выговор.

ЖЕНЩИНА: Ты что творишь? Ты зачем… Тебе кто это позволил? Кто тебя в метро пустил?!

ПАТ: А чего?

ЖЕНЩИНА: Правила прочти, скот! Разве можно с тухлой рыбой там, где люди?! Ну вы только посмотрите! Понаехали, на нашу голову!

В галерее Triumph прошла церемония вручения премии Cosmopolitan Beauty Awards
Далее В галерее Triumph прошла церемония вручения премии Cosmopolitan Beauty Awards
Ален Дюкасс: «Я полноценный человек: могу пить шампанское, сколько захочу»
Далее Ален Дюкасс: «Я полноценный человек: могу пить шампанское, сколько захочу»

ПАТ нетрезво улыбается и читает вслух, по слогам, надпись над дверями: «При пре-ры-вис-той инди-ка-ции сиг-на-ла красно-го цве-та над двер-ным про-е-мом посад-ка в вагон за-кон-че-на», однако пакет не убирает, а наоборот, прижимается к Женщине теснее. Женщина кричит нецензурно. Стоящий спиной к скандалу человек очень маленького роста, тоже неуловимо бомжеватого вида, поворачивается к Пату. Это Паташон. Они товарищи.

ПАТАШОН: Мужик, ты чего?! Не, ну в самом деле, ты что творишь-то?! А ну выйди из вагона! Тут тебе не теплотрасса!

ПАТ (нарочито оглядывается по сторонам, делая вид, что не замечает Паташона): Это кто такой умный? А?!

ПАТАШОН: Сюда смотри, ты! Я! Я с тобой говорю!

Пат долго смотрит на Паташона, вздыхает и отворачивается.

ПАТ (в пространство): Инвалид. На войне пополам оторвало. Вот и нервы.

Паташон подпрыгивает и отвешивает Пату неожиданно звонкую оплеуху.

ПАТАШОН: На следующей выйдем! Я тебе оторву!

Пат потирает щеку рукой, кулек с селедкой раскачивается, пассажиры прижимаются друг к другу, уклоняясь от капель рассола.

ПАТ (флегматично): Прибью. На следующей — прибью.

ЖЕНЩИНА: Полицию надо! Кнопка! Где кнопка?!

Стоящий рядом полицейский, курсант, показывает ей на кнопку связи с машинистом.

Женщина, смерив курсанта презрительным взглядом, протискивается к кнопке, поезд останавливается на станции, Паташон вытаскивает Пата из вагона, тот сопротивляется, образуется секундная давка, затем они смешиваются с толпой желающих сесть в поезд.

***

Задворки Курского вокзала, Пат и Паташон быстрым шагом проходят товарным двором, останавливаются между вросших в землю пакгаузов.

Паташон достает портмоне откуда-то из-за пояса, из трусов, вынимает оттуда деньги, рассматривает портмоне с набором скидочных карточек и удостоверением курсанта института МВД, затем забрасывает на крышу пакгауза. Пат, отхлебнув из купленной по пути бутылки, застирывает водкой пятна от рассола на футболке.

ПАТАШОН: Два рубля всего. А говорят, там одни мажоры учатся. А ты чего взял?

Пат отрицательно мотает головой

ПАТ: Не взял.

ПАТАШОН: Да как же это? Я же лопату насунул прицепом. Из азарта. Ты же клушу бомбил! Брат, ты чего?

Пат забрасывает на крышу пакгауза кулек с селедкой.

ПАТ: На переломе было уже. Ты понял? Я уже сумку ей распорол, в руке шмеля держал. И тут…

Паташон внимательно смотрит в глаза Пата.

ПАТ: Как скрутило. Я как эту надпись читал, в руке держал уже. Крокодил, я рукой взял — крокодилячьей кожи шмелек. И отнялась рука.

Пат рассматривает свою руку, потом подносит ладонь к лицу Паташона, тот отводит ее рукой.

ПАТАШОН: Ты чего? Мамку вспомнил? Или что?

ПАТ: Да ну, причем здесь мамку. Я вот читал, и как будто мне в башню гвозди кто вбивал. Понимаешь? Тук! Тук! Тук-тук! И мурашки такие по спине. В глазах вспышки. При… прерывистой… индикации. красного…

ПАТАШОН: зажимает уши ладонями и кричит: Заткнись!

***

Железнодорожная насыпь, под насыпью обосновался цыганский табор, Пат сидит на корточках, Цыганка рассматривает его ладонь, Паташон стоит рядом, внимательно наблюдая.

ЦЫГАНКА: До ста лет будешь жить, если в сорок три не погибнешь. А женщин будет…

ПАТАШОН: (отхлебывает из бутылки, передает ее Пату): Давай короче.

ЦЫГАНКА: Страшное заклятие на него наложено. Не сниму я его, мальчики, не дана мне такая сила.

ПАТ: То есть как? Это что же мне теперь делать? Как это не поможешь?! А кто поможет?!

ЦЫГАНКА: Сами решайте. Надо заклятие рассмешить. Чтобы оно как понарошку стало. Не всерьез. Как шутка такая. Детская.

Пат встает с корточек, передает бутылку Паташону.

ПАТ: Херомантия сплошная. Поеду в деревню, к мамке, может там бабки отшепчут.

Цыганка, немедленно потеряв интерес к собеседникам, поворачивается и уходит.

ПАТАШОН: И как же эту нечисть рассмешить?

Пат отхлебывает из бутылки, затем щелкает по ней ногтем.

ПАТ: Может, само пройдет?

***

Пустой ночной вагон метро, Пат и Паташон сидят развалясь, они сильно пьяны. Несколько ночных пассажиров расположились от них подальше.

Паташон резко вскакивает и идет в дальний конец вагона, подходит к юноше, по виду студенту, возвращается с маркером.

ПАТАШОН: Иди, подсадишь.

Пат встает и подсаживает Паташона, тот пишет что-то маркером на стене вагона.

ПАТАШОН: Заземляй.

Пат опускает Паташона на пол.

ПАТАШОН: Читай, паралич!

ПАТ: Я на память знаю: при прерывистой индикации сигнала красного цвета…

ПАТАШОН: (неожиданно зычным, командным голосом ревет): Читай, лох!

Пат поднимает взгляд и читает.

ПАТ: «КТО При пре-ры-вис-той ин-ди-кации сигнала красного цвета над дверным проемом посадка в вагон закончена — ТОТ ХАЧ!»

Пат недоуменно смотрит на Паташона, внезапно по‑детски хихикает. Через секунду Пат и Паташон гомерически смеются, Пат сгибается пополам, Паташон, утирая слезы, хлопает его по спине.

ПАТАШОН: Ну че, братан? А? Попустило? Попустило, нет?

А, братан?

Пат разгибается, вытирая слезы, смотрит на свою руку, перебирает пальцами, загибает пальцы в замысловатые фигуры, из которых кукиш — самая простая, берет у Паташона маркер, играет им, пряча его в ладони, зажимает между пальцами, вращая, как пропеллер, маркер пропадает, появляется, снова пропадает, другой рукой Пат вынимает его из-за шиворота у Паташона, по щекам Пата текут чистые, детские слезы.