«Окно жизни» было открыто в марте 2006 года с благословения Краковского архиепископства в резиденции монахинь-назаретянок, которые своей главной миссией считают несение вести о Пресвятой Семье из Назарета, Марии и Иосифе. В данном случае монахини пытаются обратить внимание общества на брошенных младенцев, умирающих на улицах и помойках.

В галерее Triumph прошла церемония вручения премии Cosmopolitan Beauty Awards
Далее В галерее Triumph прошла церемония вручения премии Cosmopolitan Beauty Awards
Ален Дюкасс: «Я полноценный человек: могу пить шампанское, сколько захочу»
Далее Ален Дюкасс: «Я полноценный человек: могу пить шампанское, сколько захочу»

Вывеску «Окна жизни» украшает личный герб покойного папы Иоанна Павла II с крестом Девы Марии и девизом «Весь твой» (Totus tuus), а также и логотип католической организации Caritas («Благотворительность»), которая занимается решением социальных проблем, борьбой с болезнями и последствиями стихийных бедствий по всему миру.

Окно ведет в специально оборудованную комнату резиденции назаретянок. Как только в нем оказывается младенец, срабатывает специальный датчик. Монахини забирают его, после чего вызывают скорую, которая отвозит ребенка в неонатологическую клинику при Ягеллонском университете.

«Окно жизни» открывается снаружи, так что положить в него ребенка можно совершенно незаметно для обитательниц дома. Оно оснащено системой вентиляции и отопления, чтобы создать для младенца оптимальные условия.

За два с половиной года в «Окне жизни» побывали девять младенцев — пять девочек и четверо мальчиков. В пеленках одного из них, которого монахини назвали Каспаром, они нашли записку «Прости. Люблю тебя. Мама» и образок архангела Михаила. Девочку, которую назаретянки обнаружили в окне 12 октября этого года, в 30 годовщину восшествия Иоанна Павла II (в миру — Кароля Войтылы) на папский престол, назвали Каролина. А последнего на сегодняшний день ребенка, который прошел через «Окно жизни», тоже девочку, двух дней от роду, назвали Франциской.

В Польше если мать официально отказывается от ребенка, его можно усыновить через 2 месяца. Анонимно оставленный в «Окне жизни» ждет 8 месяцев в больнице, пока будут улажены формальности. «Иногда женщины вынуждены избавляться от ребенка, — говорит ксендз Богдан Кордула, руководитель краковского отделения Caritas. — Лучше он обретет новую семью, чем погибнет».

С 1732 года в Варшаве действовал «Дом подкидышей», основанный французским священником Габриэлем Бодуэ- ном. Как рассказывает энциклопедия Брокгауза и Эфрона, священник был самоотверженным благотворителем: однажды «он пришел в общество, где играли в карты, и стал просить игроков, чтобы они отдали ему часть своих денег; один из них, выведенный из терпения, ударил священника по лицу; тогда Б. спокойно ответил: «Это я получил для себя, а что же вы дадите для сирот?» Игрок был тронут до слез и отдал все деньги». В «До- ме подкидышей» Боду- эн оборудовал желоб, по которому ребенка в люльке можно было поднять в верхние комнаты и с помощью колокольчика известить об этом милосердных сестер. Позднее Дом преобразовали в госпиталь Младенца Иисуса, но в середине XIX века желоб был уничтожен «под предлогом, что возможность хорошего помещения дитяти способствует увеличению числа незаконных связей и таким образом разрушительно влияет на нравственность».

«Окно жизни» расположено на улице Пшибышевского, дом 39. Между тем декадент Станислав Пшибышевский, в честь которого она названа, известен как один из самых радикальных польских писателей рубежа веков, ярый последователь Ницше и едва ли не сатанист. Среди прочих он написал романы «Дети Сатаны», «Сыновья земли» и «Дети нищеты», а также пьесы «Танец любви и смерти» и «Мать». Первая жена Пшибышевского покончила с собой, будучи беременной от него четвертым ребенком, когда он ушел от нее. Вторую жену, у которой от него было двое детей, он тоже бросил, как и любовницу, родившую ему дочь. Третья жена, напротив, бросила двух своих дочерей ради Пшибышевского.