Мне было десять лет, когда случилась революция. Вначале я пребывал в полном восторге от происходящего: вместе с дедушкой мы вышли на улицу, я увидел настоящий танк и никак не мог успокоиться, ведь у меня был такой же дома, только игрушечный. Толпы в сотни тысяч человек и вертолеты, разбрасывающие листовки, вызывали восхищение. Но вскоре события стали терять романтический флер.

В галерее Triumph прошла церемония вручения премии Cosmopolitan Beauty Awards
Далее В галерее Triumph прошла церемония вручения премии Cosmopolitan Beauty Awards
Ален Дюкасс: «Я полноценный человек: могу пить шампанское, сколько захочу»
Далее Ален Дюкасс: «Я полноценный человек: могу пить шампанское, сколько захочу»

Мой отец работал врачом, и я видел, в каком он стрессе, как много раненых. Считается, что после революции в Тегеране был сплошной праздник, но это не так, моментально началась борьба за власть, и тогда пролилось больше крови, чем во время самой революции. Закрылись школы и университеты, экономика фактически была разрушена. Все, кто при прежнем режиме работал и что-то зарабатывал, теперь считались агентами США, не было никакой надежды на справедливость судебной системы, любого могли арестовать и посадить по вымышленному обвинению. Оставаться в стране было небезопасно. К тому же моя семья была светской. При шахе, что важно, была свобода выбора: хочешь — молишься, не хочешь — нет. А после прихода к власти аятоллы Хомейни и захвата американского посольства все изменилось. Так родители решили эмигрировать, и 22 декабря 1979 года мы оказались в Канаде.

В Онтарио пришлось привыкать к суровым зимам и учиться быть собой. Если кто-то узнавал, что я из Ирана, это вызывало напряжение: из-за истории с заложниками всех иранцев воспринимали как террористов. Но я как-то быстро влился в жизнь, а папа устроился на работу. Я рос на поп-музыке, голливудском кино и играх вроде Donkey Kong и Pitfall, а в семье мы по-прежнему отмечали традиционные персидские праздники. Я поступил в киношколу и переехал в Нью-Йорк, работал на съемках нескольких фильмов, и мне повезло познакомиться с начальником отдела развития компании Rockstar Games. Там я поучаствовал в создании игры Grand Theft Auto III, режиссировал весь звук Max Payne и вообще приложил руку к почти всем играм компании.

Видеоигры позволяют поместить человека в вымышленную ситуацию, погрузить в сюрреалистические события и наделить сверхспособностями. А каково это — благодаря игре оказаться в эпицентре революции, пережить этот невероятный опыт, стать участником реальных событий, которые изменили историю? Я задумался об этом еще в 2002 году, когда вышел на улицы Нью-Йорка в знак протеста против войны в Ираке. А три года назад, когда мы наконец приступили к созданию игры 1979 Revolution, дух революции снова витал в воздухе: Египет, протесты на Уолл-стрит, арабская весна. Мне было важно передать это ощущении вовлеченности, чтобы игроки могли прожить, прочувствовать иранскую революцию на эмоциональном уровне.

В нашей игре смешиваются документальные события, экшен и приключенческий азарт. Мы хотели выйти за рамки киноповествования в духе фильма «Операция «Арго» и подняться на новой уровень понимания эпохи, так сильно повлиявшей на современность. Мы много консультировались с историками и, самое главное, записывали свидетельства тех людей, кто лично участвовал в событиях 1978−79 годов в Иране. Чтобы воссоздать в деталях атмосферу, царившую тогда на улицах Тегерана, мы сотрудничали с Мишелем Сетбуном, французским фотографом, запечатлевшим жизнь страны во время исламской революции. Мы проверили на достоверность все, что появляется у нас на экране.

Благодаря краудфандингу на Kickstarter собрали 320 тысяч долларов из необходимых 390, и эта история сделала нам такую мощную рекламу, что удалось привлечь инвесторов. 1979 Revolution выйдет в марте 2015 года на PC, iOS, Android и чуть позже на приставках. Игра разделена на несколько эпизодов, каждый из которых посвящен отдельному этапу революции. Фабула первого эпизода основана на свидетельствах тех, кому тогда было по 16 лет. Подростки просто ошивались на улицах, не разбираясь в политических лозунгах и требованиях, но когда эти протесты стали по‑настоящему жестокими, многие испугались. Они видели, как толпа вытаскивала из машин солдат и забивала их до смерти. Сценарий первого эпизода превращает игрока из молодого фотографа по имени Реза в участника событий. Сначала ты просто вместе со всеми выходишь на улицу, а потом оказываешься в самом центре событий и помогаешь свергнуть шаха. Но после переворота понимаешь, что тебя предали и ты объявлен врагом нового режима. Ход революции изменить в игре нельзя, но выбор, который совершает игрок, влияет на судьбу главного героя, пока он справляется со всем, что происходит в захваченном городе. К примеру, чтобы вызволить своих друзей из рук военных, нужно будет кидать в солдат булыжники. Если камень заденет солдата, тебя обязательно поймают и арестуют, но если он просто упадет рядом, солдат отвлечется, и друг сможет убежать.

Я думаю, наша игра выходит в тот момент, когда появилась аудитория, готовая к экспериментам, интересующаяся историей тех, кто был свидетелем поворотных событий в мире. Видеоигры принято считать легкомысленной забавой, но 1979 Revolution сможет разбить этот стереотип и стать чем-то серьезным. Показательна реакция иранских властей: местная консервативная газета «Кейхан» уже написала, что наша игра — это новое оружие американской пропаганды, так что некоторые авторы 1979 Revolution работают теперь анонимно, ведь у них остались в Иране родственники. А там, если попадешь в тюрьму, из тебя выбьют любые показания.