2011

5 декабря — 6 мая: полгода протестов

Esquire поговорил с авторами сборника «Мы не немы: Антропо­логия протеста в России 2011−12 годов» — социологами, антрополо­гами, филологами и фольклористами, наблюдавшими за разви­тием протестного движения.*

В галерее Triumph прошла церемония вручения премии Cosmopolitan Beauty Awards
Далее В галерее Triumph прошла церемония вручения премии Cosmopolitan Beauty Awards
Ален Дюкасс: «Я полноценный человек: могу пить шампанское, сколько захочу»
Далее Ален Дюкасс: «Я полноценный человек: могу пить шампанское, сколько захочу»

После парламентских выборов в Москве с разницей в две недели прошли две самые крупные за последние десятилетия акции протеста. 10 декабря на Болотную площадь вышли, по разным данным, до 150 тысяч участников, а 24 декабря митинг на проспекте Сахарова собрал порядка 120 тысяч. Мирные гражданские протесты продолжались всю зиму и весну 2012 года, вплоть до «Марша миллионов» 6 мая, закончившегося столкновением с ОМОНом и арестами.

Александра Архипова, социальный антрополог: Впервые адекватно подсчитать половозрастной состав митингующих получилось 24 декабря на проспекте Сахарова: тогда исследовательская группа встала возле рамок металлоискателей и считала проходящих. На всех мероприятиях с декабря по март две трети митингующих составляли мужчины, причем молодые: люди 25−35 лет составляли до 40% от общего числа. Почти у всех есть высшее образование — от 70 до 80%, достаточно высокий доход, и для большинства митинги были в новинку: около 60% пришедших на проспект Сахарова задумались о протесте только после парламентских выборов 4 декабря.

Дарья Радченко, культуролог: Большинство исследователей связывают послевыборную активность в 2011−12 годах с активностью виртуальной, в частности, в социальных сетях. Действительно, можно говорить о том, что на первые митинги люди пришли из социальных сетей — все-таки процент пользователей интернета в России, и особенно в Москве, за последние годы сильно вырос. В период с 6 по 10 декабря слово «митинг» употребляется в сети более 65 тысяч раз — это можно связать с многолюдностью собрания на Болотной. Толчком к организации митинга, изначально планировавшегося как оппозиционный, стали записи о фальсификациях на выборах. Однако довольно скоро митинг протеста стал планироваться как общегражданский: в текстах блогосферы от настроя на противостояние власти довольно быстро переходят к формированию сценария мирного выражения гражданской позиции, от понятия «оппозиция» к понятию «общее дело».

Александра Архипова: Лозунги на протестных плакатах обычно направлены на того, против кого протестуют. Это обращение к власти, к правительству. В данном случае мы могли наблюдать очень интересную трансформацию: люди использовали плакаты как средство общения друг с другом. Пришедшая из интернета потребность в самопрезентации вылилась в то, что плакаты превратились из инструмента протеста в способ очертить вокруг себя некий круг близких по духу людей. Если человек рядом считывает языковую игру на вашем плакате, он автоматически превращается в союзника.

ДМИТРИЙ ГРОМОВ, историк: Многие формы подачи информации в 2011−12 годах были заимствованы из прежней практики, из протестов 1991 года, из украинской «оранжевой революции». Главное же, что отличает плакатные лозунги той зимы, — их интертекстуальность, карнавальность и стремление к индивидуальной самопрезентации.

Александра Архипова: Можно формально подсчитать критерий «языковой игры» в лозунгах, когда высказывание может быть прочитано двумя разными путями. Это цитаты, отсылки к повестке дня, к интернет-мемам. Пик таких лозунгов (около 29%) был на проспекте Сахарова, а вот на митинге на Новом Арбате, который прошел 10 марта после выборов Путина, этот показатель упал до 7%. Пик интертекстуальности составлял 32%, выше этой цифры русский протест не поднимался. При этом есть разные уровни интертекстуальности. Скажем, женщина с плакатом «1937», которую я встречала на разных митингах, ходит с ним уже три года. Сама идея, что Россия движется в 1937 год, не умирает, и ощущение, что мы живем в данном историческом фрейме, не зависит от высказываний главного лица.

Андрей Мороз, фольклорист: В самом начале ключевым словом было «честный». Честные выборы и понятие честности обыгрывались в том числе визуально. Многие вещи были простыми и прямолинейными, как обращения к Госдепу с вопросом, где деньги. Более сложная игра, и не только языковая, сложилась вокруг высказывания Путина про презервативы: тут шутки были основаны на созвучии слов «презерватив» и «президент», отсюда же бранные плакаты «сам гондон».

Дмитрий Громов: Постепенно из протестных слоганов исчезала карнавальность. В первые месяцы людям было весело. Они чувствовали всеобщий подъем, шутили. Но чем дальше, тем меньше. Я думаю, если проследить плакаты Майдана, то будет видно то же самое. Везде перед выборами растет активность, а потом постепенно снижается.

Александра Архипова: Есть расхожее мнение, что затухать протест начал после митингов 6 мая: зимняя активность разозлила Путина, и страна пошла по еще худшему пути, чем могла бы. Так или иначе люди, у которых началась рефлексия такого типа, стали себя вести по‑разному. Некоторые ушли в форму локальной политической презентации — волонтерство. Другие ударились в откровенную борьбу с режимом. Есть и такие, которые говорят: я пытался мирно протестовать, но стало только хуже. Я лучше дома посижу, газетку почитаю или буду копить деньги и уеду за границу.

* Исследовательская группа «Мониторинг актуальных форм фольклора», лаборато­рия теоретической фолькло­ристики, ШАГИ ИОН РАНХиГС

Вернем старика Кабаева его жене

Бабушка твоя бандерлог!

Ищу пункт выдачи Госдепом «небольших денежек»!

Возьми меня, ОМОН!

Волшебника Чурова в Азкабан!

Гражданин, танцуй!

Едим Россию

Единая Гвинея — лучше уж за них

Есть выборы, и как бы нету / Спасибо Путину за это

Кажется, нас не посчитали

Карл Гаусс фигеет от вашей математики!

Кольщик, наколи мне третий срок

Мы за честные амфоры!

Освободите Добби от непосильной работы!

Превысил атом скорость света. Спасибо Чурову за это!

Продам комод. Скидка 146%. 8−495−628−84−07. Спросить Чурова

Путин, люби нас

Ребята, я Божена! Снимайте!

Реформы не греют. Куплю мех.

Россия для грустных

Сколько Вовку ни корми — все равно не мимими!

Ступай прочь, паленая кошка! Это говорю я — Маугли! Человек!

Убей краба в себе

Фальсификация прошла нормально. Голосований в ходе нарушений не обнаружено.

Хватит уконтрапупивать наше сосаети

Хилари Клинтон заплатила мне натурой

Хипстеры Сибири за честные выборы

Хомяк расправил плечи

ЦИК уехал, клоуны остались

Чурова в прозрачную урну

Международная лига защиты полосатых тритонов против кремлевских гондонов!

Хорошо зарабатываю, плачу налоги — не хочу в бандерлоги!

Вы нас даже не представляете

Нам не нужен использованный президент!

Уставай! Уходи!

V значит воры и жулики

Мы знаем, что ты хочешь третий раз. Но у нас голова болит.

Цой — жив. Путин — ПЖиВ.

Был ВВП — стал ЗППП

Кто обзывается — сам так и называется

Мы стали более лучше собираться

Who is Mr. Putin? Mr. Putin is Whoy!

По капле выдавим раба с галеры!

Еще 6 лет? Спасибо, нет.

Киря, нельзя молиться за царя Ирода, Богородица не велит! Св. Бригитта

Не раскачивайте лодку, нашу крысу тошнит