Нейробиология и когнитивная психология с каждым годом все глубже вторгаются в те области, которые когда-то казались уделом священников и литераторов. Сегодня понятно — если где-то и можно найти ответ на вечные вопросы о том, кто виноват и что делать, то только в системе поиска по научным статьям, такой, как PubMed или Google Scholar.

В галерее Triumph прошла церемония вручения премии Cosmopolitan Beauty Awards
Далее В галерее Triumph прошла церемония вручения премии Cosmopolitan Beauty Awards
Ален Дюкасс: «Я полноценный человек: могу пить шампанское, сколько захочу»
Далее Ален Дюкасс: «Я полноценный человек: могу пить шампанское, сколько захочу»

Согласно данным ВОЗ, в третьем мире люди чаще всего умирают от пневмонии, ВИЧ, кишечных инфекций — их жизнь зависит от оснащенности ближайшей больницы. В развитых странах все по‑другому: главные причины смерти — это ишемическая болезнь сердца, инсульт и рак легких. В десятку лидеров также входят хроническая обструктивная болезнь легких, колоректальный рак, диабет, гипертоническая болезнь. У всех этих опасностей есть одна общая черта. Житель развитой страны существенно приближает свою смерть, если у него плохо развита сила воли.

Разумеется, некурящий человек может заболеть раком легких, а рак толстой кишки поражает не только тех, кто игнорирует овощи и ест много жирного мяса. Но все же вероятность погибнуть во цвете лет больше у того, кто курит и хрустит чипсами за просмотром бесконечных сериалов, чем у спортивного трансгуманиста, фанатеющего от рыбы и морепродуктов.

Мало того что сила воли — это вопрос выживания. Волевые люди в среднем более благополучны. Вы наверняка слышали про стэнфордский эксперимент с маршмеллоу, он же зефирный тест. Если нет, на Youtube можно легко найти его современную экранизацию — ролик the marshmallow test. В оригинальном эксперименте, в конце 1960-х и начале 1970-х, доктор психологии Уолтер Мишел и его коллеги давали детям-дошкольникам маршмеллоу и обещали принести еще кусочек, если они смогут не съесть первый, пока экспериментатор не вернется. Дети ужасно страдали, изо всех сил отворачивались от зефира, потом все же кидались к нему, потом опять отворачивались — в общем, вели себя так же, как мы, когда ходим кругами вокруг телефона в ожидании смс от нового возлюбленного или вокруг пачки сигарет во время очередной попытки бросить курить. В итоге, конечно, выяснилось, что те героические дети, которым все же удалось дождаться второго кусочка маршмеллоу, лучше учились в школе и вообще обладали хорошими способностями к концентрации и самоконтролю на протяжении всей жизни.

В 2011 году Уолтер Мишел в очередной раз собрал тех испытуемых, которых когда-то кормил маршмеллоу, и дал им новый тест. В зависимости от картинки на экране подопытный должен был нажимать или игнорировать кнопку. Испытуемые делали это, лежа в томографе. Выяснилось, что те, кто в детстве не смог дождаться экспериментатора, ошибались чаще тех, кто когда-то дождался второго кусочка маршмеллоу. У вторых была более активна фронтальная кора — часть мозга, связанная с самоконтролем и принятием решений. У тех, кто за сорок лет до этого зефира не дождался, была относительно более высокой активность вентрального стриатума — эта зона мозга входит в систему вознаграждения. То есть можно сказать, что дождаться маршмеллоу (или воздержаться от нажатия на кнопку) людям помешало то, что они более ярко реагируют на вознаграждение, сильнее к нему стремятся. О том, какая группа испытуемых чувствует себя в жизни более счастливой, Уолтер Мишел ничего не сообщает.

Менее известное, но более приближенное к реальной жизни исследование детской силы воли и ее влияния на дальнейшую судьбу испытуемых было проведено американским клиническим психологом Терри Моффитт и ее коллегами. Ученые наблюдали за 1037 детьми с самого рождения, оценивали их уровень самоконтроля в 3, 5, 7, 9 и 11 лет (с помощью подробных опросов родителей, учителей и самих испытуемых), а затем дождались, пока участникам исследования исполнится 32 года, и встретились с ними снова. Обнаружились четкие корреляции: чем ниже был самоконтроль у ребенка, тем выше вероятность того, что в 32 года он наберет кредитов, станет родителем-одиночкой, попадет в полицейскую базу данных. Авторы исследования пишут, что закономерности сохраняются и при учете самых ранних записей о самоконтроле, полученных, когда ребенку было 3−5 лет. Казалось бы, остается только твердо очертить набор генов, задействованных в развитии силы воли, усовершенствовать технологию редактирования ДНК у эмбрионов — и можно выводить новое человечество. На самом деле нет.

Примитивная математика: у человека около 20 тысяч генов и около 86 миллиардов нейронов. Наша ДНК задает общие принципы строения мозга, но его формирование находится под сильным влиянием окружающей среды. Любая деятельность, которую мы активно практикуем, анатомически меняет наш мозг, вызывает рост новых синапсов в задействованных областях. Влияние генов на силу воли, по‑видимому, существует (по крайней мере, генетически идентичные монозиготные близнецы демонстрируют по этому показателю большее сходство друг с другом, чем дизиготные, у которых наборы генов обладают таким же сходством, как у любых братьев и сестер) — но гены не задают ее полностью. Условия жизни в раннем детстве играют большую роль, но опять-таки ничего не гарантируют. А главное — любые исследования, показывающие, что сила воли предопределена уже в детстве, могут быть верными, когда мы говорим об усреднении больших выборок, но ничего не говорят о судьбе любого отдельно взятого индивида. Если лично вы плохо контролировали себя в три года, это совсем не означает, что вы не научились этому к тридцати.

Вы студент факультета психологии, и вас просят принять участие в исследовании вкусового восприятия. Вы приходите в лабораторию голодным. Уже в коридоре упоительно пахнет свежевыпеченным шоколадным печеньем. Вы заходите в экспериментальную комнату и видите, что на столе стоит блюдо с этим прекрасным печеньем — и блюдо с редиской. Вам сообщают, что вы должны съесть по крайней мере три редиски, а печенье есть не надо, оно для других испытуемых. Вы честно съедаете редиску. Затем вас просят принять участие в еще одном эксперименте: нарисовать сложную геометрическую фигуру не отрывая карандаша от бумаги. На самом деле нарисовать ее таким образом невозможно, но вы об этом не знаете. Вас предупреждают, что вы можете позвонить в колокольчик, как только будете готовы сдаться.

Помимо студентов, перекусивших редиской, в эксперименте также участвовали испытуемые, которых вообще не приводили в комнату с едой, и те, которым в этой комнате разрешили есть печенье, а редиску, наоборот, велели не трогать. Испытуемые, которым не предлагали ничего есть перед решением головоломки, пытались нарисовать фигуру в среднем 33 раза; попытки занимали у них 21 минуту. Те, кого накормили печеньем, пробовали рисовать 34 раза на протяжении 19 минут. Никакой серьезной разницы. Но вот те, кого угостили редиской, пробовали решить головоломку в течение 8 минут и предпринимали 19 попыток, после чего отчаивались и уходили домой.

Этот эксперимент, проведенный в 1998 году профессором психологии Роем Баумейстером и его коллегами, немедленно сделал исследователей знаменитыми и определил основное направление работы их лаборатории на годы вперед. Новые и новые эксперименты подтверждали: сила воли — это исчерпаемый ресурс. Если вы потратили свои запасы силы воли на то, чтобы удержаться от соблазна, то вам будет сложнее предпринимать интеллектуальные усилия, и наоборот. Одна из самых удобных моделей для изучения силы воли — это люди, которые пытаются бросить курить. На протяжении нескольких месяцев им приходится мобилизовывать все свои психологические ресурсы, чтобы не сорваться, а исследователи тем временем могут наблюдать, какие факторы повышают вероятность возвращения к курению, а какие — снижают. Психолог Роберт Вест из Университетского колледжа Лондона выяснил очевидное: бросающим помогает глюкоза. Когда они едят в неограниченных количествах сладкие пастилки, их шансы бросить курить повышаются. Правда, одной глюкозы мало. Если сравнивать людей, получающих глюкозу или сахарозаменитель, то в группе принимающих глюкозу бросает чуть-чуть больше людей, но разница статистически недостоверная. А вот если исследовать людей, которые получают никотинзаместительную терапию (или другие лекарства для бросающих) и одновременно едят глюкозу или сахарозаменитель, то получается, что глюкоза серьезно увеличивает шансы на успех. Это логично: принимаемое лекарство снимает физическую абстиненцию, а глюкоза дополнительно поддерживает силу воли, помогая переживать тот экзистенциальный ужас, который чувствует курильщик, лишившийся привычной защиты и опоры.

Есть и хорошие новости. Силу воли можно поддерживать не только объедаясь сладким. Ее еще можно тренировать, как мышцы. Рой Баумейстер приглашал испытуемых в лабораторию и просил в течение пяти минут не думать о белом медведе (на языке науки это называется thought-suppression exercise, упражнение по подавлению мыслей). После этого испытуемый должен был растягивать пружину, пока ему не покажется, что руки устали. Тренажер настраивался индивидуально для каждого участника, задание не было очень тяжелым физически, и было заранее известно, что люди, утомленные попытками не думать о медведе, бросают пружину быстрее.

После первого опыта студентов делили на две команды: одних отпускали на две недели без дополнительного задания, другим назначали тренировки самоконтроля — следить за осанкой, записывать съеденное или искусственно регулировать собственное настроение. Когда студенты приходили в лабораторию снова, воздержание от мыслей о белом медведе в меньшей степени влияло на их нежелание растягивать пружину, чего не наблюдалось у контрольной группы, которая эти две недели за осанкой не следила.

Эта история показывает, что наблюдается перекрестный эффект тренировок: наработанная сила воли в одном занятии поможет в других делах. Попробуйте прямо сейчас расправить плечи — возможно, это поможет вам бросить курить.