Истории|Кино

Арми Хаммер: «Актер всегда зависит от желаний других людей»

27 апреля в российский прокат выходит фильм «Перестрелка» — остроумная гангстерская комедия, спродюсированная Мартином Скорсезе и снятая Беном Уитли. В главных ролях — Киллиан Мерфи, Бри Ларсон и Шарлто Копли. А так же звезда «Агентов А.Н.К.Л» Арми Хаммер, с которым мы и побеседовали о фильме в Москве.

Бен Уитли в одном из интервью сказал, что был пьяным, когда звал вас в «Перестрелку». И вы в том же интервью сказали, что были пьяным. Это правда так и происходит?

Да. Да! В тот раз, когда мы говорили по скайпу, я ничего не заметил, но, как оказалось, Бен в ту ночь зашел в пару баров — ну, вы знаете, как это бывает. Так вот, под конец нашего разговора я думал «О, он очень серьезный. Постоянно говорит: «Ага. Ага. Ага». Но теперь-то я знаю, что он был нетрезв, но старался держаться. У меня было 9 вечера, и я, очевидно, тоже был пьяный, поэтому все тогда и получилось.

Но вы вообще смотрели его фильмы, прежде чем вписаться в проект?

Да, до этого я видел «Раз! Два! Три! Умри!» (Sightseers). И потом, перед тем как я подписал контракт, я пошел и посмотрел все его старые работы, и с каждым фильмом я впечатлялся все сильнее и сильнее.

В «Перестрелке» вам приходилось подолгу находиться в маленьком помещении. Бри Ларсон, конечно, к такому не привыкать, но вам-то каково было? В чем особенность съемки таких историй?

Этот склад был таким большим, а детали были настолько продуманны, что казалось, будто у нас там свой мир. Так что ощущения клаустрофобии, как будто мы застряли внутри, у нас не было.

Я был на показе «Перестрелки» на фестивале SXSW и даже больше, чем фильм, меня впечатлило то, как Бен Уитли отвечал на вопросы — яростно, остроумно и с юмором. Расскажите, как вам работалось с таким шутником?

Каждый фильм оставляет на себе отпечатки пальцев режиссера, так что при просмотре кино вы понимаете, кто его снял. И если вам понравится юмор в «Перестрелке», то понравится и черный юмор Бена. Он отличный парень, так что делать фильмы с ним — это прекрасно, но просто сидеть и пить с ним пиво — еще лучше.

Я брал интервью у Бена неделю назад и спросил, кто из актеров на площадке больше всех импровизировал и кто самый веселый. Хочу теперь спросить то же самое у вас.

Хотел бы я знать, что он ответил!

Вы первый.

А я догадываюсь, что он ответил... Это был Шарлто — вот кто из нас действительно больше всех импровизировал и придумывал на ходу! Так что сказал Бен?

Бен сказал, что больше всех отличились Майкл Смайли и Шарлто Копли. Но потом он добавил, цитирую, что «Арми Хаммер тоже умеет быть забавным».

О, я это очень ценю!

Вы рассказывали, что съемки проходили всего в пяти минутах от вашего дома в Брайтоне. Вы устраивали вечеринки?

Стоило нам после целого дня съемок выбраться из склада, и мы тут же отправлялись в какой-нибудь крохотный паб! И собирались вместе каждый вечер, будь это ужины с командой, поездки на выходные или просто пропустить по кружке... Мы часто ездили на выходные в Ирландию к Джеку (Джек Рейнор, коллега Хаммера по «Перестрелке». — Esquire). Здорово, что мы так поладили друг с другом, в этом плане нам всем очень повезло.

Кажется, Майкл Кейн как-то сказал: если вам было весело на съемках, то зрителю будет невесело в зале.

Между прочим, я с ним согласен. Но мне кажется, что благодаря магии Бена Уитли у зрителя, наоборот, есть шанс стать частью всего того веселья, которое мы пережили, работая над этим фильмом. Так что все в порядке.

Помню, вы покупали права на фильм об Эдгаре Вальдезе, кровавом наркобароне. Когда у нас будет шанс его увидеть? Кого вы еще хотели бы сыграть?

Я продолжаю скупать все подряд — книги, тексты и прочее. Думаю, что в один день я все-таки достигну той точки, когда станет ясно, что я готов сделать этот шаг и начать снимать собственные фильмы. Но пока я получаю удовольствие от работы с потрясающими режиссерами и не хочу ничего менять.

А прадеда своего вы сыграете? (Арманд Хаммер, в честь которого и назвали Арми, был крупным американским промышленником, работавшим с СССР и сыгравшим определенную роль во встрече Горбачева и Рейгана. — Esquire)

Я думал об этом. Мне действительно хотелось сыграть прадеда, но проблема в том, что он был ростом 167 сантиметров. Кроха! Так что я никак не смог бы сыграть его. Придется кого-нибудь нанимать. (Рост Арми Хаммера — 196 сантиметров. — Esquire)

Зато у вашего деда есть музей в Лос-Анжелесе. Вы там часто бываете? У ваших героев в «Под покровом ночи» и «Последнем портрете» сложные отношения с живописью. А как вам самому современное искусство?

Я люблю современное искусство, ведь я живу в городе с потрясающей и процветающей арт-сценой — это касается и музеев с галереями, и уличных объектов. Я коллекционирую живопись, но не собираю ничего классического или дорогого — просто не могу себе это позволить, как и большинство актеров. Но, в конце концов, мы все так или иначе причастны к искусству.

Как и Бен Уитли, вы все время пробуете себя в чем-то новом — будь то фэнтези, комедия или военная драма. Что вам хочется сделать в кино, но никто не предлагает?

На самом деле существует много всего, что я хотел бы сделать, но никто не предлагает. Так что буду ждать. Кстати, поэтому я и хочу снимать свои собственные фильмы — актер всегда зависит от желаний других людей. Если они хотят делать фильм о X, Y или Z и нанять тебя — это прекрасно, у тебя появляется работа. Но при этом существует море других возможностей, которые просто не случаются.

Одной из таких возможностей мог бы стать фильм Джорджа Миллера, который звал вас играть Бэтмена. У вас есть что-нибудь супергеройское на горизонте? И это должен быть фильм Marvel и DC или неважно?

Как я уже сказал, будучи актером ты не контролируешь ровным счетом НИ-ЧЕ-ГО. Так что... Я бы, наверное, сыграл в чем-то супергеройском, если действительно был уверен в проекте и в людях, которые его делают. Если бы мне хотелось поработать с режиссером, то подписался бы на любой проект — и неважно, о чем он.

Со следующим фильмом Бена у нас именно так. Он попросил меня быть частью проекта (актер сыграет главную мужскую роль в боевике Уитли Freakshift вместе с Алисией Викандер. — Esquire). И я согласился, даже не прочитав сценарий. То есть он написал мне: «Привет, дружище, шлю тебе сценарий моего следующего фильма... Сделай мне одолжение, прочитай его, посмотри, хотел бы ты сделать это». И я сразу же написал ему: «О да, я в деле». Проходит пару дней, и он пишет: «О, дружище, я просто хотел спросить, посмотрел ли ты сценарий... Я знаю, что ты очень занят...» И я отвечаю: «Извини, я думал, что ясно выразился. Я хочу сделать это в любом случае, мне не нужно читать сценарий. Да, я прочитал сценарий, и он потрясающий. Но я на 100% хочу сниматься, так что да, я на 100% в деле».

Последний вопрос: ваша любимая перестрелка в истории кино? За исключением «Перестрелки», конечно.

Забавно, что в обоих случаях это один и тот же режиссер. Городская перестрелка в «Схватке» просто потрясающая. И большинство приемов, которые использовались в перестрелке в «Соучастнике», тоже очень хороши. А ведь там у него (режиссера Майкла Манна. — Esquire) просто один общий план!

А ведь работа режиссера — замедлять время. Условно говоря, делать так, чтобы зритель ощущал каждый миг, когда ключ вставляется в замок, когда он поворачивается...Чтобы зритель сидел и думал про героя: «О нет, что же он сейчас увидит?» Чтобы это предвкушение нарастало и нарастало. Но в «Соучастнике» режиссер не делает ровным счетом ничего! Он просто дает один общий план, и вдруг все начинают [стрелять]: «Бэнг-бэнг-бэнг-бэнг!». И человек оказывается на земле, и ты такой: «Вот дерьмо!»


ТекстЕгор Москвитин
ФотографияGetty Images
Егор Москвитин