Накануне саммита «Большой двадцатки» в Осаке президент России Владимир Путин дал большое интервью газете Financial Times. Российский лидер заявил, что либеральная идея изжила себя, поскольку вступила в конфликт с интересами подавляющего большинства населения, которое выступает против иммиграции, открытых границ и мультикультурализма. Кроме того, Путин высказал свое мнение о Дональде Трампе, рассказал об операции в Сирии, о присутствии российских военных в Венесуэле, о будущем преемнике, а также об отравлении Сергея Скрипаля.

Esquire публикует основные тезисы интервью. Полную версию можно прочитать на сайте Кремля.

О либеральных идеях

«Современная так называемая либеральная идея, она, по‑моему, себя просто изжила окончательно. По некоторым ее элементам — наши западные партнеры признались, что некоторые ее элементы просто нереалистичны: мультикультурализм там и так далее. Вот когда началась проблема с миграцией, многие признали, что да, это, к сожалению, не работает и надо бы вспомнить об интересах коренного населения. <…> Я не сторонник того, чтобы немедленно все заткнуть, завязать, закрыть, распустить, всех арестовать, разогнать. Нет, конечно. Либеральную идею тоже нельзя уничтожать, она имеет право на существование, и даже поддерживать нужно в чем‑то. Но не надо считать, что она имеет право на абсолютное доминирование, вот о чем речь».

По мнению Путина, решение канцлера Германии Ангелы Меркель принять более 1 млн сирийских беженцев было ошибочным. В противовес он привел политику Трампа, который пытается остановить поток мигрантов и строит стену на границе с Мексикой. «Эта либеральная идея предполагает, что вообще ничего не надо делать. Убивай, грабь, насилуй — тебе ничего, потому что ты мигрант, надо защищать твои права. Какие права? Нарушил — получи наказание за это. Поэтому сама эта идея себя изжила, и она вступила в противоречие с интересами подавляющего большинства населения», — заявил президент.

О преемнике

«Я без всякого преувеличения вам скажу, что я думаю об этом всегда, начиная с 2000 года. А в конечном итоге — я скажу это без всякого кривляния и преувеличения либо без всякой красовки, — в конечном итоге решение должен принять российский народ».

О Дональде Трампе

«Я, например, не согласен со многими способами решения проблем, которые он использует. Но знаете, в чем дело, на мой взгляд? Он талантливый человек. Он очень тонко чувствует, что ждет от него избиратель. <…> Господин Трамп в отличие от его оппонентов тонко почувствовал, что произошло в американском обществе, тонко почувствовал изменения внутри американского общества, и он это использовал. <…> Средний класс в Америке мало что получил от глобализации. И команда Трампа это точно и четко почувствовала, и они использовали это в ходе предвыборной борьбы, — вот где надо искать причины победы Трампа на выборах, а не в мифическом вмешательстве со стороны».

О Китае

«Да, у нас много совпадающих интересов с Китаем, это правда. Этим продиктованы наши столь частые контакты с председателем Си Цзиньпином. Конечно, у нас и личные отношения сложились очень добрые, это естественно. Так что мы идем как бы в струе нашей общей двусторонней повестки, которая сформирована была еще в 2001 году, но оперативно реагируем на то, что происходит в мире. Но мы никогда не выстраиваем двусторонние отношения против кого бы то ни было. Мы не против кого‑то, а за себя самих».

Об операции в Сирии

«Мы добились даже большего, чем я ожидал. Во‑первых, уничтожено большое количество боевиков, которые планировали вернуться в Россию. <…>Второе: мы все‑таки добились стабилизации ситуации в регионе, который близок от нас географически. Это тоже чрезвычайно важно. И мы, таким образом, напрямую повлияли на обеспечение безопасности самой России внутри нашей страны — это третье.

Четвертое: мы установили достаточно хорошие, деловые отношения со всеми странами региона, и наши позиции в регионе Ближнего Востока стали стабильнее».

О Венесуэле

«Я уже много раз и нашим американским партнерам об этом сказал: там нет наших войск. Понимаете? Специалисты есть, есть инструкторы, да, они работают. <…>У нас есть определенные договоренности там, самолеты иногда наши туда летают, в порядке тренировки принимают участие, — всё».

Об отравлении Сергея Скрипаля

«Вообще, предательство — самое большое преступление, которое может быть на земле, и предатели должны быть наказаны. Я не говорю, что нужно наказывать таким образом, как имело место в Солсбери, — совсем нет. Но предатели должны быть наказаны.

Этот господин, Скрипаль, и так был наказан. Он же был арестован, получил срок, отсидел. Он был уже наказан. Он в принципе не представлял никакого интереса».

Об олигархах в России

«У нас уже нет олигархов. Олигархи — это те, кто использует свою близость к власти, для того чтобы получать сверхдоходы. У нас есть крупные компании, частные, есть с государственным участием. Но я уже не знаю таких крупных компаний, которые так используют какие-то преференции от близости к власти, таких у нас практически нет».