Фотографии: Мосархитектура

В Москве на Верейской улице появится необычный для Русской православной церкви храм, который будет отличаться минимализмом и современностью. Проект строительства храма священномученика Игнатия Богоносца уже одобрили Москомархитектура и Московская патриархия.

Над проектом работали архитекторы Саид Джабраилов из бюро «Архитекторы А.Р.Е.А.Л.» и Валерий Лизунов и Анжела Моисеева из бюро Archpoint, которое специализируется на общественных пространствах (рестораны White Rabbit Family, Geraldine, Oblaka, Selfie и другие).

Прообразом храма послужила церковь Спаса Преображения на Ильине улице в Великом Новгороде XIV века. Как отмечает Москомархитектура, в те времена использовалось минимальное количество декоративных элементов.

В основе проекта лежит классическая крестово-купольная система. Крест на куполе предполагается сделать из триплекса с возможностью подсветки. Вместимость храма — 500 молящихся.

«Должен сразу отметить, что в России настороженно относятся к современным архитектурным решениям в плане строительства храмов, и то, что этот проект появился, — маленькое чудо. Архитекторы сумели сохранить все традиционные для храмового зодчества элементы, добавив новаторские детали. Одной из особенностей стала стеклянная восточная стена, к которой примыкает алтарь. Благодаря этому прихожане смогут видеть сквозь стекло пейзаж долины реки Сетунь», — рассказал главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.

Член Патриаршего совета по культуре протоиерей Леонид Калинин в комментарии для радио «Говорит Москва» заявил, что проект церкви еще не утвержден. По его словам, «церковь всегда открыта для всего нового», но у «профессионалов со стороны РПЦ возникнет ряд вопросов» к проектировщикам и спонсорам. «Когда возникают новые идеи, подходы, безусловно, церковь открыта к ним; но самосознание, которое сформировалось веками, не должно быть разрушаемо каким-то сиюминутными, не проверенными временем формами. Мы не должны у кого-то что-то заимствовать. У нас достаточно своих традиций, корней, пассионарности, как говорил Гумилев», — отметил он.