В Иркутской области, Якутии, Красноярском крае и ряде соседних регионов наблюдаются сильнейшие природные пожары, которые уже охватили территорию площадью более 2,6 миллиона гектаров — это сопоставимо с площадью Крыма или Бельгии.

Большая часть горящих лесов (около 95%) находится в отдаленных районах. Эти пожары не тушат, поскольку они не угрожают населенным пунктам и объектам экономики, а затраты на тушение иногда больше, чем экономический ущерб. Активное тушение проводят лишь на определенных территориях на площади чуть более чем 89 тысяч гектаров.

В результате смог из-за горящих сибирских лесов распространился вплоть до Поволжья и Татарстана на расстояние более 2600 километров. Шлейф от лесных пожаров добрался даже до Казахстана — гидрометеорологическая служба республики сообщила, что в ряде регионов, в том числе в столице Нур-Султане, наблюдается дымка.

В трех регионах России ввели режим чрезвычайной ситуации: на всей территории Красноярского края и Иркутской области, а также частично в Бурятии. В МЧС отметили, что угрозы населенным пунктам и объектам экономики нет, но из-за распространяющегося дыма «качество жизни» в некоторых регионах ухудшается.

В понедельник большой резонанс вызвало заявление губернатора Красноярского края Александра Усса, который назвал тушение пожаров в отдаленных областях Сибири «бессмысленным». «Вот если у нас зимой холодная погода и возникает метель, никому же не приходит в голову… топить айсберги… чтобы у нас было потеплее. Нечто похожее, думаю, применительно к лесным пожарам в зоне контроля. Дело в том, что это обычное природное явление, бороться с которым бессмысленно, а может, даже где-то и вредно», — сказал Усс.

Как объяснил Би-би-си руководитель противопожарной программы «Гринпис России» Григорий Куксин, порядок не тушить пожары, находящиеся «в зоне контроля», действует с 2015 года. «Тогда формально узаконили практику, исторически сложившуюся от бедности: нет денег, нет топлива, нет самолетов, чтобы забрасывать пожарных на удаленные территории. Еще с советских времен многие пожары не тушились — не было космического мониторинга, и никто их не считал».

Советник руководителя Рослесхоза Александр Агафонов, объясняя, почему ведомство пока не планирует использовать авиацию для тушения пожаров, заявил: «Смотрите сами: ближайшая точка базирования (самолета-танкера. — Esquire) в 500 км от пожара в тайге. Он летит туда-обратно, сбрасывает небольшой объем воды. Мы разоримся использовать авиацию для таких целей» (цитата по «Интерфаксу»).