Тайна личностей Чарльза Мэнсона и членов секты «Семья» всегда вызывала повышенный интерес. Еще больше его подогрел предстоящий фильм Квентина Тарантино «Однажды в Голливуде». Лента частично затрагивает историю знаменитого серийного убийцы и его подельников, и особенно — самый кровавый эпизод с убийством жены Романа Полански актрисы Шэрон Тейт и четырех ее друзей, который произошел 50 лет назад, в ночь на 9 августа 1969 года.

Сектой Мэнсона интересовался и американский классик, автор «Завтрака у Тиффани» Трумен Капоте. В 1972 году писатель отправился в калифорнийскую тюрьму Сан-Квентин, чтобы поговорить с Бобби Босолеем — членом «Семьи», которого приговорили к смертной казни, впоследствии замененной на пожизненное заключение.

Босолей был признан виновным в убийстве своего приятеля, музыканта Гэри Хинмана, также водившего знакомство с Мэнсоном и членами секты. Считается, что это было одно из первых преступлений, совершенных «Семьей», чтобы развязать расовую войну — «Хелтер скелтер». Мэнсон полагал, что грядет противостояние белой и черной рас, в ходе которой афроамериканцы победят и уничтожат белых. Вместе со своими последователями он планировал переждать «холокост» в недрах земли в Долине Смерти, а потом выйти на поверхность и вернуть контроль над темнокожими, которые, по его мнению, не способны управлять миром.

Хинман был убит 27 июля 1969 года, за две недели до резни в доме Шэрон Тейт. Преступления связывает единый почерк: у погибших зафиксировали множественные ножевые ранения, а возле тел были найдены надписи, сделанные кровью жертв (на стене в доме Хинмана кровью было выведено «Политическая свинка»), чтобы направить полицию по ложному следу радикальных политических группировок. До убийства Хинмана несколько дней держали в плену и пытали — ему отсекли ухо саблей.

6 августа 1969 года полиция обнаружила Босолея спящим в «фиате» Хинмана на обочине шоссе 101 и арестовала его.

Босолей признал свою вину лишь спустя 12 лет в интервью журналу Oui и изложил свою версию произошедшего. По его словам, в июле 1969 года он перепродал банде байкеров Straight Satans партию наркотиков, изготовленную Хинманом, которая оказалась бракованной. Босолей вместе со Сьюзен Аткинс и Терезой Брюннер (другие члены «Семьи» Мэнсона) отправился домой к Хинману и потребовал вернуть деньги за товар. Завязалась потасовка, в ходе которой Босолей убил Хинмана. Был ли в этом замешан непосредственно Мэнсон — доподлинно неизвестно: Босолей менял свои показания. Согласно последней версии, которой он придерживается, в разгар конфликта Мэнсон заявился в дом и рассек лицо Хинману саблей, после чего удалился.

Трумен Капоте проходит досмотр в тюрьме Сан-Квентин в Калифорнии Bettmann / Getty Images
Трумен Капоте проходит досмотр в тюрьме Сан-Квентин в Калифорнии

Встреча в тюрьме

Трумен Капоте делал интервью с заключенными тюрьмы Сан-Квентин, собирая информацию для документального фильма об исполнении смертных приговоров в США.

Встречу с Босолеем писатель описывает так: «Камера опрятная и прибранная; в углу стоит тщательно натертая воском гитара. Зимний день близится к вечеру, холодно и промозгло, словно в тюрьму просочился туман с залива Сан-Франциско. Несмотря на это, Босолей сидит без рубашки в одних лишь тюремных штанах, и становится очевидно, что он удовлетворен своим внешним видом, в особенности телом — по‑кошачьи гибким, в хорошем тонусе, несмотря на то, что он провел за решеткой больше десяти лет. Его грудь и руки представляют собой панораму татуировок — злющих драконов, хризантем и змей. Многие считают Босолея чрезвычайно привлекательным; это действительно так, но в этой красоте есть что-то плутовское и агрессивное».

Разговор Капоте и Босолея начинается с обсуждения общего знакомого — Серхана Б. Серхана, который ждал в Сан-Квентине смертного приговора за убийство Роберта «Бобби» Кеннеди, младшего брата 35-го президента США. Капоте успел пообщаться с ним до встречи с Босолеем.

Бобби Босолей: (Смеется.) Серхан Б. Серхан. Я познакомился с ним, когда меня отправили в камеру для смертников. Он большой. Ему здесь не место. Ему надо сидеть в Атаскадеро (тюрьма строгого режима, где в основном содержатся душевнобольные преступники. — Esquire). Хочешь жвачку? Да, смотрю, ты знаешь это местечко довольно неплохо. Я наблюдал за тобой во дворе. Меня удивило, что тебе позволили ходить по двору одному. Кто-то мог тебя порезать.

Трумен Капоте: Почему?

Бобби Босолей: Да просто так. Но ты часто бываешь, да? Парни мне рассказывали.

Капоте: Может, раз пять-шесть для различных проектов.

Дальше Босолей и Капоте обсуждают условия содержания в тюрьме и приведение смертных приговоров в исполнение. В разговоре писатель упоминает о своей поездке в Советский Союз и о встрече с Ли Харви Освальдом, убийцей Джона Кеннеди. Оказывается, Капоте был знаком с обоими братьями Кеннеди и с обоими их убийцами.

Босолей: Освальд? Ты знал Освальда? Правда?

Капоте: Я познакомился с ним в Москве вскоре после того, как он сбежал. У меня был ужин с другом, корреспондентом итальянской газеты. Он зашел за мной и спросил, не против ли я сначала поговорить с молодым американским перебежчиком Ли Харви Освальдом. Освальд остановился в «Метрополе», старом отеле царских времен в двух шагах от Кремля, лобби которого заполнили тени и мертвые пальмы. Худосочный и бледный, с тонкими губами — у него был вид голодающего. На нем были чиносы, теннисные туфли и клетчатая фланелевая рубашка. Освальд был зол: он скрипел зубами, глаза бегали. Он раздражался по поводу всего: американского посла, русских — он был зол на них из-за того, что они не разрешали ему остаться в Москве. Мы поговорили примерно полчаса, после чего мой итальянский приятель решил, что парень не стоит статьи, еще один параноидальный истерик — московские леса ими кишели. Я никогда о нем особо не вспоминал. До тех пор, пока не увидел его лицо по телевизору после покушения.

Босолей: Получается, ты единственный, кто знал обоих — и Освальда, и Кеннеди.

Капоте: Нет. Была еще одна американка, Присцилла Джонсон. Она работала в Москве репортером U.P. Она знала Кеннеди и встречалась в Освальдом примерно в то же время, что я. Но я могу рассказать тебе кое-что не менее любопытное. О людях, которых убили твои друзья.

Босолей: (Молчание.)

Капоте: Я знал их. Я был знаком с четырьмя людьми из пяти, которые погибли в ту ночь в доме Тейт. С Шэрон Тейт я познакомился на Каннском кинофестивале. Джей Себринг пару раз стриг меня. С Эбигейл Фольгер и ее парнем Фрайковским я однажды обедал в Сан-Франциско. Другими словами, я знал каждого из них по отдельности. Но так вышло, что они все вместе собрались в одном доме, ожидая, когда заявятся твои друзья. Удивительное совпадение.

Босолей: (Закуривает сигарету, улыбается.) Знаешь, что я скажу? Я скажу, что знакомство с тобой не приносит удачу.

Бобби Босолей в суде Лос-Анджелеса в 1970-м году. Ему вынесли смертный приговор David F. Smith / AP / East News
Бобби Босолей в суде Лос-Анджелеса в 1970 году. Ему вынесли смертный приговор

В 1972 году смертную казнь в Калифорнии признали неконституционной и запретили (впоследствии высшую меру наказания вернули), и Босолею назначили пожизненное заключение. В тюрьме Бобби продолжал заниматься музыкой, состоял в неонацистской группировке «Арийское братство», которая известна серией нападений на заключенных в различных исправительных учреждениях в Калифорнии.

Находясь в заключении, Босолей (которого в молодости называли Купидоном) продолжал заниматься музыкой и искусством. В разговоре с Капоте Бобби называет себя «одним из тех голливудских детей»: в юности он был местной рок-звездой, писал музыку, снимался в небольших ролях в кино. Наиболее известным проектом Босолея остается фильм «Восход Люцифера» (1980) — оккультная мистерия Кеннета Энгера, вдохновленная учением Алистера Кроули. Бобби участвовал в съемках в конце 1960-х, но впоследствии рассорился с Энгером, а потом угодил за решетку — к слову, в тюрьме Босолей умудрился собрать группу Freedom Orchestra и записать к «Восходу Люцифера» саундтрек.

Босолей даже в заключении вызывал интерес у женщин. В 1980 году он женился на 21-летней поклоннице, но спустя год девушка подала на развод из-за измен. В 1994 году Босолей женился повторно и стал отцом четверых детей (у Босолея также есть ребенок от бывшей подруги Китти Лютцингер, также состоявшей в «Семье» Мэнсона).

В заключении Босолей несколько раз подавал прошение о досрочном освобождении. В начале января 2019 года комиссия по УДО рекомендовала освободить Бобби, однако губернатор Калифорнии наложил вето на это решение, объяснив это тем, что преступник все еще представляет опасность для общества.

Чарльз Мэнсон в суде. 1969 год Getty Images
Чарльз Мэнсон в суде. 1969 год

«Вот так и получилось»

Босолей: (Достает гитару, настраивает ее, подыгрывает себе и поет.) This is my song, this is my song, this is my dark song, my dark song… Все хотят знать, как я сошелся с Мэнсоном. Благодаря музыке. Он тоже немного играет. Однажды ночью я катался с моими дамами, мы заехали в старый придорожный пивной бар. Мы зашли внутрь, и там был Чарли со своими девушками. Мы разговорились, поиграли немного вместе. На следующий день Чарли пришел навестить меня в мой трейлер, и мы все — его люди и мои люди — стали тусоваться вместе. Братья и сестры. Семья.

Капоте: Видел ли ты в Мэнсоне лидера? Ты сразу почувствовал его влияние?

Босолей: Черт возьми, нет. У него были свои люди, у меня — свои. Если кто и оказался под влиянием (моим), так это он.

Капоте: Да, он был увлечен тобой. Очарован. По крайней мере, так он говорит. Кажется, ты на многих так влияешь, мужчин и женщин.

Босолей: Что случается, то случается. И все это — хорошо.

Капоте: Считаешь ли ты, что убивать невинных людей — это хорошо?

Босолей: Кто сказал, что они невинные?

Капоте: Хорошо, мы к этому вернемся. А пока: что такое в твоем представлении мораль? Как ты разделяешь хорошее и плохое?

Босолей: Хорошее и плохое? Все — хорошее. Если что-то случилось, значит это хорошее. Иначе не случилось бы. Так течет жизнь. Двигается. И я двигаюсь вместе с ней. Я не ставлю ее под сомнение.

Капоте: Другими словами, ты не ставишь под сомнение акт убийства. Это «хорошо», потому что это «случилось». Справедливо.

Босолей: У меня своя справедливость, я живу по собственным законам, знаешь. Я не уважаю законы этого общества, потому что общество само не уважает своих законов. И у меня свое понятие справедливости.

Капоте: И какое же?

Босолей: Я верю, что все возвращается на круги своя. Вверх и обратно вниз. Таково течение жизни, и я плыву по течению.

Капоте: Это звучит невразумительно, по крайней мере для меня. При этом я не считаю тебя глупым. Давай попробуем еще раз. По твоему мнению, правильно ли то, что Мэнсон отправил Текса Уотсона и девочек в дом убивать совершенно незнакомых, невинных людей…

Босолей: Я сказал: кто считает их невинными? Они надуривали всех на наркоте. Тейт и ее шайка. Они подбирали подростков на Стрипе (речь идет о бульваре Сансет в Лос-Анджелесе, где собиралась контркультурная молодежь. — Esquire), приводили домой, пороли и снимали фильмы. Спроси копов. Они нашли видео. Конечно, правды тебе не скажут.

Капоте: Правда в том, что Ло Бианко, Шэрон Тейт и ее друзья были убиты, чтобы защитить тебя. Их смерти напрямую связаны с убийством Гэри Хинмана (когда произошло убийство в доме Тейт, Босолей уже находился за решеткой. Есть версия, что таким образом Мэнсон и «Семья» хотели отвести подозрения от Босолея. — Esquire).

Босолей: Я слышу тебя, я понимаю, к чему ты клонишь.

Капоте: Это была имитация убийства Хинмана — чтобы доказать, что ты не мог убить Хинмана. И чтобы вытащить тебя из тюрьмы.

Босолей: Чтобы вытащить меня из тюрьмы. (Он кивает, улыбается, вздыхает удовлетворенно.) Ничего из этого не прозвучало на процессе. Девочки пытались рассказать, как все было на самом деле, но никто не слушал. Люди не хотели верить ничему, чего не было в медиа. Медиа вдолбили идею о том, что мы хотели начать расовую войну из-за того, что черные ходят и нападают на белый народ. Только… как ты сказал. Медиа называли нас «Семьей», и это была единственная правда. Мы были семьей. Мы были как мать и отец, брат, сестра, дочь, сын. Если член «Семьи» оказывался в беде, мы его не бросали. Из любви к брату, которого посадили по обвинению в убийстве, и случились эти убийства.

Капоте: И ты не сожалеешь об этом?

Босолей: Нет. Если это сделали мои братья и сестры, значит это хорошо. Все в жизни — хорошее. Все течет. И все хорошо. Это все музыка.

Членов Getty Images
Членов «Семьи» Мэнсона доставляют в суд по делу об убийстве Тейт и семьи Ла-Бьянка. На фото слева направо: Патрисия Кренуинкел, Лэсли Ван Хаутен и Сьюзан Аткинс

<…>

Капоте: Ты когда-нибудь думал, что будешь делать со своей жизнью, если (и когда) выйдешь на свободу?

Босолей: Я не вижу конца этого туннеля. Они никогда не отпустят Чарли.

Капоте: Я надеюсь на это и думаю, что ты прав. Но очень возможно, что тебя когда-нибудь освободят досрочно. Возможно, даже скорее, чем ты думаешь. Что дальше?

Босолей: (Подыгрывает себе на гитаре.) Я бы хотел записать музыку. Чтобы ее играли.

Капоте: Это была мечта Перри Смита (серийный убийца, на основе общения с которым Капоте написал книгу «Хладнокровное убийство». — Esquire). И Мэнсона тоже. Может, между вами, парни, есть гораздо больше общего, чем наличие татуировок.

Босолей: Между нами говоря, у Чарли не было особого таланта. (Подбирает аккорды.) This is my song, my dark song, my dark song. У меня появилась первая гитара в 11 лет — я нашел ее на чердаке в доме у бабушки и сам научился играть. С тех пор я без ума от музыки. Моя бабушка была очень хорошей женщиной, и ее чердак был моим любимым местом. Я любил лежать там и слушать звуки дождя. Или прятаться, когда отец искал меня с ремнем. Дерьмо. Ты слышишь? Стоны, стоны. Одно это может свести с ума.

Капоте: Послушай меня, Бобби. И подумай тщательно перед тем, как ответить. Представь, что на свободе кто-то — допустим, Чарли — попросит тебя совершить насилие, убить человека. Ты пойдешь на это?

Босолей: (Зажигает сигарету, выкуривает ее наполовину.) Я мог бы. Зависит. Я никогда не хотел… навредить Гэри Хинману. Но случилось одно, потом другое. Вот так все и получилось.

Капоте: И все это было хорошо.

Босолей: Все было хорошо.

Трумен Капоте East News
Трумен Капоте

Примечание

К 1985 году Босолей стал отрицать тесные связи с Мэнсоном. «Я сожалею, что меня называют членом «Семьи» Мэнсона. Я был там не по своей воле. На меня оказали определенное влияние», — заявлял Бобби на суде во время слушания очередного прошения об условно-досрочном освобождении. Ему отказали. В качестве одного из доказательств, подтверждающих преступные намерения Босолея и его связь с «Семьей», использовалась рукопись с интервью Трумену Капоте.

Впоследствии на слушаниях Босолей заявлял, что Капоте «выдумал» многие факты из интервью: «Все, что я читал про него [Капоте], свидетельствует о том, что он практиковал это на регулярной основе». По словам Босолея, интервью с Капоте было очень коротким и он прервал его на середине, так как не хотел разговаривать про Мэнсона. Заявление о том, что он был членом «Семьи», Босолей также отрицает.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

  1. История Бобби Босолея — члена секты Чарльза Мэнсона, которого прозвали Купидоном за ангельское лицо
  2. Чарльз Мэнсон и его «Семья»: почему зверские массовые убийства, унесшие жизнь беременной жены Романа Полански, стали частью массовой культуры
  3. Правила жизни Трумена Капоте