14 сентября от десяти до двадцати дронов — небольших одноразовых беспилотников с подвешенными к ним боеприпасами — атаковали нефтяные объекты компании Saudi Aramco близ населенных пунктов Абкайк и Хурайс. Ответственность за нападение взяли на себя хуситы — повстанческое движение, которое воюет против правительства Йемена, поддерживаемого военной коалицией арабских стран во главе с Саудовской Аравией (в Йемене с 2014 года продолжается гражданская война).

Цены на нефть в понедельник взлетели почти на 20% — почти до $71 за баррель, это самый большой разовый рост цен с 1990—1991 года, когда началась война в Персидском заливе. Опрошенные Reuters аналитики говорят, что если Эр-Рияд не справится с последствиями катастрофы в ближайшее время, цены на нефть подскочат до $100.

По данным ОПЕК на 2017-й год, Саудовская Аравия добывает около 10 миллионов баррелей в сутки и экспортирует примерно 7 миллионов баррелей сырья. Половина добываемой саудитами нефти проходит через нефтеперерабатывающий завод в Абкайке, по которому пришелся первый удар, — именно там нефть очищают от серосодержащих примесей, без чего невозможна ее транспортировка. Второй удар пришелся по нефтяному месторождению Хурайс с объемом добычи 1,5 миллиона баррелей в сутки.

Итоги этих ударов впечатляют: так, суточная мощность комплекса Абкайк составляет около 5 миллионов баррелей в сутки, или $300−350 миллионов в сутки в денежном эквиваленте. Даже если восстановление займет три дня, то Саудовская Аравия потеряет более миллиарда долларов. Если дольше — счет пойдет на десятки миллиардов. По данным источника Reuters, полностью восстановительный процесс завершится в течение двух-трех недель. Отмечается, что он идет быстрее, чем ожидалось.

Последствия атаки на нефтяные объекты в Абкайке US GOVERNMENT/HANDOUT/AFP PHOTO/EAST NEWS
Последствия атаки на нефтяные объекты в Абкайке

Как дроны по $300 обошли американскую систему ПВО?

На четырех емкостях для нефти видны четыре ровных, аккуратных отверстия, сделанных под одинаковым углом, с одного и того же направления и даже в одну и ту же область. Всего на снимках с места происшествия можно насчитать 17 чрезвычайно точных попаданий.

Судя по этим фотографиям, во время атаки использовались самые обычные дроны с большой дальностью полета, а также до 12 крылатых ракет Quds-1. Такие ракеты делают йеменские хуситы, рассказал собеседник Esquire в российской оборонной сфере. (При этом США и Саудовская Аравия считают, что производство вооружения, как и сами атаки, спонсировал Иран. — Esquire). Несмотря на громкое название, на ракетах Quds-1 используется легкий турбореактивный чешский двигатель TJ-100 (или его аналог), применявшийся до этого только в легких беспилотных летательных аппаратах, а радиус их действия составляет до двухсот километров. Это означает, что эти ракеты не могли долететь до Абкайка без подвоза пусковых установок поближе к цели — то есть нападение осуществлялось с близкого расстояния.

Обломки крылатой ракеты Quds-1, найденные на месте происшествия.
Обломки крылатой ракеты Quds-1

Это не первый случай, когда хуситы использовали дроны при атаке на объекты в Саудовской Аравии. В мае этого года йеменские мятежники повредили нефтепровод, по которому идет сырье с восточных месторождений до порта Янбу на западном побережье (впрочем, на добыче и экспорте это никак не сказалось). В конце июля, по неподтвержденным данным, хуситы атаковали аэропорт Абу-Даби с помощью дронов Samad-3 (Эр-Рияд опроверг эту информацию), а 17 августа предприняли первую попытку атаковать нефтяные объекты глубоко внутри страны.

Насколько эффективными могут быть дроны, нагруженные бомбами или боеприпасами с кумулятивной частью, показала война в Сирии — их использовали и боевики, и даже Израиль, в вооружении которого имеются новейшие реактивные самолеты и высокоточное оружие. Дроны способны ускользать от радаров ПВО, могут добывать ценные разведданные, а также скрывать передвижение других атакующих сил.

Последствия атаки на нефтяные объекты в Абкайке US GOVERNMENT/HANDOUT/AFP PHOTO/EAST NEWS
Последствия атаки на нефтяные объекты в Абкайке

На примере той же Сирии можно убедиться, что уровень реализации высокоточных крылатых ракет не всегда оказывается высоким. Так, в 2017 году США нанесли ракетный удар по сирийской авиабазе Шайрат, целясь в самолеты, топливные станции и другие объекты инфраструктуры. Всего было запущено 59 крылатых ракет «Томагавк» общей стоимостью $87 миллионов. Эффективность этой операции до сих ставится под сомнение — по информации Сирийского центра мониторинга прав человека, в считаные дни после удара аэродром восстановил работу.

Вывод из этого можно сделать простой: даже самое точное оружие никуда не попадет, если наводить его за тысячи километров, полагаясь на донесения плохой разведывательной сети. И никакие технологии этого никогда не изменят.

Из пушки по воробьям: можно ли было предотвратить атаку дронов?

«Политическому руководству Саудовской Аравии достаточно принять мудрое государственное решение, как это сделали в свое время руководители Ирана и Турции, закупив у России новейшие комплексы ПВО С-300 и С-400 «Триумф». Они надежно защитят любые объекты инфраструктуры Саудовской Аравии» — так Владимир Путин прокомментировал нападение на нефтяные объекты Saudi Aramco.

Очевидно, это был троллинг в адрес США — как известно, Саудовская Аравия является одним из крупнейших покупателей вооружения американского производства, в том числе зенитных ракетных комплексов Patriot, каждая ракета которых стоит $3 миллиона.

Система ПВО Patriot Getty Images
Система ПВО Patriot

Да, к системе Patriot есть вопросы даже у самих американцев: в марте 2018 года во время налета йеменцев одна из ракет Patriot взорвалась сразу после вылета из установки, а другая развернулась в воздухе на 180 градусов и полетела обратно, взорвавшись над Эр-Риядом. Ни одну из семи йеменских ракет не удалось перехватить. После этого американское издание Foreign Policy опубликовало статью с говорящим названием «Сделаны в Америке, не сработали нигде», в которой журналисты приходят к выводу, что нет ни одного примера, подтверждающего эффективность системы. Об этом же говорилось в докладе комитета палаты представителей Конгресса США по надзору за исполнительной властью (House Committee on Government Operations), часть которого утекла в сеть.

Насколько эффективными против дронов окажутся российские (да и в целом любые) комплексы ПВО — большой вопрос. Как верно заметил американский генерал Дэвид Перкинс, «будь я врагом, я бы подумал: «Эй, да мне надо купить на Ebay побольше этих квадрокоптеров за $300 и дать им потратить на них все их ракеты от комплексов Patriot!». Типичные современные беспилотники имеют совсем небольшие металлические части, они летают слишком низко и могут использоваться массово. Использовать дорогостоящие ракеты против роя дронов — расточительно даже для такой богатой нефтяной державы, как Саудовская Аравия: это все равно что убивать мух, кидаясь золотыми слитками.

Снимок со спутника предполагаемого места атаки беспилотников близ Абкайка Orbital Horizon/Copernicus Sentinel Data 2019/Gallo Images via Getty Images
Снимок со спутника предполагаемого места атаки беспилотников близ Абкайка

Дроны — новые калашниковы

До вьетнамской войны страны третьего мира всегда пасовали перед западной армией с ее авиацией и дорогой техникой. Вьетнам принес новость: оказалось, что в джунглях автомат Калашникова убивает не хуже высокотехнологичной М-16. Падение колониальных режимов по всему миру в те же шестидесятые и поражение США во Вьетнаме показали: эпохе безусловного господства крупных регулярных армий на поле боя пришел конец.

Благодаря низким ценам беспилотники доступны даже довольно бедным армиям вроде йеменских хуситов. И средств для борьбы с этим оружием у западного мира, по сути, нет. Нельзя сбивать дроны по триста долларов ракетой за три миллиона. Нельзя и терять миллиарды долларов от удара по одному нефтекомплексу.

Пластиковые дроны принесли в мир крупный новый геополитический фактор: революция, которую АК совершил на земле полвека назад, случилась теперь и в воздухе. Прогресс электроники и малых дронов сделал высокоточные бомбежки доступными сразу всем игрокам мировой шахматной доски. Тем, кто ведет войны с бедными, но решительными соседями, стоит еще раз подумать: точно ли им нужна победа по новой, резко возросшей цене?