Журнал New Yorker опубликовал большой профайл, посвященный гендиректору Первого канала Константину Эрнсту. В материале под названием «Креативный директор Кремля» рассказывается, как Эрнст прошел путь от «взыскательного автора до неофициального министра пропаганды Путина».

Автор текста Джошуа Яффа рассказывает о личном знакомстве с главой Первого канала, которое состоялось в 2018 году, и называет Эрнста «одним из самых влиятельных людей в России, который в силу занимаемой должности может формировать картину политической жизни страны в определенном стиле». «По крайней мере, ту часть этой жизни, которую правительство хочет донести до общественности», — отмечает автор.

Материал охватывает ранние эпизоды биографии Эрнста — в частности, его увлечение «Перестройкой» и кинематографом. Автор упоминает музыкальные клипы и фильм «Аквариум. Концерт» про «крестных отцов русского рока», а также его работу над программой «Взгляд», запуск авторской передачи «Матадор» («ничего подобного на российском телевидении еще не было», отмечает New Yorker) и ностальгического цикла «Старые песни о главном».

Особенно подробно журнал останавливается на карьере Эрнста на Первом канале и рассказывает о его отношениях с Борисом Ельциным, Владимиром Путиным и Борисом Березовским.

«Будучи ответственным за крупнейшую медиаплатформу в стране, Эрнст приступил к реализации своего творческого замысла, умело сочетая космополитизм и смекалку с предельным подчинением государству. Эрнст считает себя государственником — термин, который многие представители правящего класса России, включая Путина, используют для описания своей веры в государство и его добродетель».

Отдельно New Yorker отмечает, как изменились трансляции инаугурации президента с приходом к власти Путина и как Эрнст перепридумал ежегодный парад Победы. Автор цитирует журналистку Арину Бородину, которая замечает, что «Эрнсту нет равных в создании спектаклей, которые жаждут правители страны». «Кто еще будет воплощать их иллюзии, мифы и представления о прекрасном?» — сказала она.

В тот год новогоднее обращение было гораздо длиннее обычного и состояло из двух частей: речи Ельцина и речи Путина, который был исполняющим обязанности президента. Его обращение Первый канал записал позже.

В 2001 году Эрнст предложил Путину устроить шоу, в котором россияне будут задавать ему вопросы, и президент одобрил эту идею.

В материале также рассказывается о том, как Первый канал занимался подготовкой к Олимпиаде в Сочи. В частности, о церемонии открытия игр. Автор приводит слова коллеги Эрнста, который рассказывает, что в некоторых вещах гендиректору Первого канала пришлось убеждать Путина лично.

«Будучи молодым, Эрнст сказал мне, что он смотрел фильм «Вся президентская рать» (в котором рассказывается об Уотергейтском скандале, в результате которого президент США Никсон подал в отставку. — Esquire). Он был восхищен силой журналистики и ее независимостью», — рассказывает Яффа, добавляя, что поколение Эрнста было угнетено тотальным контролем советской власти.

Однако позже Эрнст сказал автору материала, что вырос и много путешествовал, «в результате чего понял, что правосудия, демократии и абсолютной правды нет нигде».

«Его нельзя убедить в том, что сегодняшние CNN и BBC менее предвзяты, чем Первый канал, или что они не играют по установленным правилам. «Люди, которые делают телевидение, являются гражданами определенной страны, — это люди определенной национальности с определенными культурными кодами», — сказал мне Эрнст», — пишет автор.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Константин Эрнст объяснил скандал вокруг Александра Друзя и Ильи Бера их личным конфликтом

Первый канал объявил победителями всех финалистов шоу «Голос. Дети»