5 декабря 2017 года казалось самым черным днем российского спорта: в этот день сборную страны отстранили от участия в Олимпиаде-2018 в Пхенчхане, лишив возможности выступать под флагом России. 9 декабря 2019 года стало понятно, что это была лишь «репетиция».

Что случилось

Россию на четыре года отстранили от участия во всех главных международных соревнованиях — Олимпийских играх и чемпионатах мира. Российское антидопинговое агентство (РУСАДА) потеряло статус соответствия Всемирному антидопинговому кодексу и больше не сможет проводить официальное допинг-тестирование. Кроме того, России запретили принимать у себя любые статусные международные соревнования, российским чиновникам и руководителям Олимпийского и Паралимпийского комитетов — посещать такие соревнования (в официальном статусе), а также входить в число руководителей международных федераций. Российские спортсмены будут допущены к участию в крупных международных турнирах лишь под нейтральным флагом и при соблюдении ряда условий (например, отсутствие дисквалификаций и упоминания их имени в докладе Макларена, представленном в 2016 году по итогам расследования российской допинговой системы). России также предстоит выплатить огромный денежный штраф.

Как это стало возможно

Собственно, именно потеря РУСАДА статуса соответствия Всемирному антидопинговому кодексу и стало триггером для дальнейших решений. В 2018 году WADA, приняв новый «стандарт», получило право в случае лишения статуса соответствия национального антидопингового агентства применять санкции ко всему спортивному сообществу данной страны. Прежде подобных полномочий у Всемирного антидопингового агентства не было, поэтому предыдущее отстранение РУСАДА осенью 2015-го и не повлекло за собой настолько серьезных последствий. Впрочем и история российского допингового скандала не была тогда столь яркой. Григорий Родченков — бывший глава московской антидопинговой лаборатории — еще жил в России и не значился в списках информаторов WADA.

«Мы находимся у края пропасти»

За прошедшие с тех пор четыре года российский спорт пережил множество потрясений, кульминацией которых и стало заседание исполкома Международного олимпийского комитета 5 декабря 2017 года. Тогда российская сторона устами президента Олимпийского комитета России, первого зампреда Госдумы Александра Жукова публично извинилась за «нарушения антидопинговых правил, которые были допущены в стране», отметив «очень масштабные изменения в деле борьбы с допингом». В государственной допинг-системе (официально) россияне ни тогда, ни после так и не признались. Несмотря на это, в сентябре 2018 года WADA пошло на уступки, восстановив РУСАДА в правах без признания доклада Макларена, удовлетворившись принятием российской стороной выводов менее жесткого доклада комиссии Международного олимпийского комитета под руководством Самуэля Шмида. Эта комиссия заключила, что в нарушении антидопинговых правил сотрудники Министерства спорта задействованы были, но существенных доказательств того, что система была поддержана на высшем уровне, нет.

Сотрудник держит пробирки с пробами в Национальной антидопинговой лаборатории, открытой в Московском государственном университете имени Ломоносова, в Москве.КРЕДИТ Григорий Сысоев/РИА Новости

После принятия Россией доклада Шмида РУСАДА было восстановлено в правах авансом. Оставалось выполнить еще одно важное условие — передать WADA данные московской антидопинговой лаборатории. Дедлайн был назначен на 31 декабря 2018 года. Министр спорта Павел Колобков лично гарантировал передачу данных.

Но, несмотря на министерские гарантии, требование российская сторона выполнять не спешила. Задержка была объяснена приобщением данных лаборатории к материалам уголовного дела в отношении ныне всемирно известного Григория Родченкова (бывший глава московской антидопинговой лаборатории, ставший информатором WADA. — Esquire), расследование которого ведет Следственный комитет России. За две недели до истечения дедлайна эксперты WADA все-таки прибыли в Москву, но полного доступа к базе они так и не получили. Оказалось, что привезенное оборудование, необходимое для сбора данных, требовало «сертификации в соответствии с российским законодательством», причем во время согласования визита российская сторона об этих требованиях никого из WADA не предупреждала. После этого инцидента глава РУСАДА Юрий Ганус написал Владимиру Путину письмо, в котором предупредил, что российский спорт находится «у края пропасти». Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в ответ заметил, что озабоченность Гануса судьбой российского спорта беспочвенна, поскольку тот не в курсе деталей переговоров о допинг-пробах между Москвой и WADA (РУСАДА действительно было отстранено от процедуры передачи базы данных лаборатории).

В сентябре 2019 года стало понятно, что озабоченность Гануса была все же уместна. После тщательного анализа изъятой электронной базы московской лаборатории (LIMS) за 2012−2015 годы отдел расследований WADA пришел к выводу, что эти данные не аутентичны — экспертами были обнаружены следы манипуляций и подмены проб, причем «существенные удаления» были сделаны в том числе в декабре 2018 года и в январе 2019-го.

«Хотя копия базы данных LIMS за 2019 год во многом совпадает с копией базы данных LIMS за 2015 год, предоставленной WADA осведомителем в 2017 году, сотни предполагаемых неблагоприятных аналитических выводов, которые появляются в копии базы за 2015 год, были удалены из копии базы за 2019 год. Соответствующие исходные данные и файлы PDF были удалены или изменены», — объяснялось в заявлении Всемирного антидопингового агентства.

Более того, отдел расследований Всемирного антидопингового агентства обнаружил, что в переданную базу были внесены изменения, цель которых — убедить WADA в том, что все манипуляции — дело рук Родченкова. В итоге Министерству спорта России было направлено письмо с предложением объяснить ситуацию. Разъяснения российской стороны, очевидно, WADA не удовлетворили, так как 22 ноября комитет по соответствию агентства рекомендовал лишить РУСАДА статуса соответствия — со всеми вышеизложенными последствиями.

Министр спорта РФ Виталий Мутко, заместитель председателя правительства РФ Дмитрий Козак и директор Московской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков (слева направо) во время посещения антидопингового центра Михаил Сербин/РИА Новости
Министр спорта РФ Виталий Мутко, заместитель председателя правительства РФ Дмитрий Козак и директор Московской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков (слева направо) во время посещения антидопингового центра

«Антироссийская истерия»

Официальное решение было объявлено 9 декабря после исполкома Всемирного антидопингового агентства, поддержавшего рекомендации комитета по соответствию. Премьер-министр Дмитрий Медведев назвал его «антироссийской истерией, которая приобрела уже хроническую форму». Примерно в таком же ключе решение WADA комментировала большая часть российских политиков и существенная — спортивных чиновников. Позже и Владимир Путин связал его с «соображениями политического характера, ничего общего с интересами спорта и олимпийского движения не имеющими».

«Что я вижу сразу: например, нет претензий к российскому Олимпийскому национальному комитету. А если к нему нет претензий, то страна должна выступать под национальным флагом. В данной части решение WADA противоречит олимпийской хартии, и мы имеем все основания подать в CAS», — сказал президент России, подчеркнув, что «наказания не могут носить коллективного характера и распространяться на людей, которые к определенным нарушениям не имеют никакого отношения».

Депутат Госдумы, бывший руководитель Росспорта (функции которого впоследствии были переданы Министерству спорта, туризма и молодежной политики), тренер Путина по хоккею Вячеслав Фетисов с подобным объяснением ситуации не согласен. Он считает, что «ни о какой политике здесь речь идти не может». «Этот бан может угробить наш спорт. А репутация сложно восстанавливается, это многолетний процесс. Были предположения, что мнения могут разделиться, но тут единогласное решение, это говорит о том, что аргументы против нас были более чем убедительные», — сказал Фетисов.

Свои вопросы к российскому спортивному руководству накопились и у трехкратной чемпионки мира по прыжкам в длину Марии Ласицкене, которые спортсменка озвучила в открытом письме: «Если были убраны главные зачинщики скандала, почему ситуация особо не изменилась? Почему в нашей легкой атлетике по‑прежнему вовсю используют запрещенные препараты, спокойно работают тренеры спортсменов, пойманных на допинге, а чиновники-руководители фальсифицируют официальные документы? […] Мне интересно, что конкретно сделали Министерство спорта и ОКР за последние четыре года, дабы защитить лично меня? Вы же создали такое большое количество различных комиссий, но я нигде не нашла итоги их работы».

Григорий Сысоев/РИА Новости

«Позиция ОКР остается неизменной — санкции носят неадекватный, нелогичный и чрезмерный характер», — подчеркнул президент Олимпийского комитета России Станислав Поздняков. Он пообещал, что ОКР сделает все, чтобы российские спортсмены смогли выступить на Играх в Токио под «российским триколором». «Наказание без доказательств, равно как и наказание гарантированно невиновных, похоже, становится новым стандартом санкций в спорте», — написал Поздняков в своем Instagram-аккаунте.

Нынешнему главе РУСАДА Юрию Ганусу, к которому у Всемирного антидопингового агентства, кстати, претензий нет, бездоказательными обвинения WADA не кажутся. Он с сентября 2019 года, когда был впервые оглашен вывод комитета по соответствию о том, что база данных московской лаборатории не аутентична, начал активно раздавать интервью СМИ. В них Ганус недоумевал, на что рассчитывали люди, совершавшие манипуляции с базой.

«Они не знали, что в электронных базах все исправления отражаются не только в контенте, но и в оболочке программы? Я неоднократно заявлял и повторю, что нам пора выйти из мира иллюзий и перестать считать всех вокруг наивными. Глава отдела расследований WADA Гюнтер Янгер был одним из лучших специалистов по кибербезопасности в Германии, у него мощная команда, а 2 июля они привлекли еще одну группу киберспецов», — отмечал Ганус в колонке для Forbes, подчеркивая, что не может ответить на вопрос, кому было выгодно манипулировать с базой данных.

В другом интервью одному из государственных СМИ (оно так и не было напечатано) глава РУСАДА добавлял, что убежден в том, что это не министр спорта Павел Колобков. «Мое субъективное мнение в том, что точно не Павел Анатольевич мутил с базой, — говорил Ганус. — Не он, естественно, оказал влияние на изменения в базе. Не он принимал решения об этом. Есть специальные органы, которые курируют спорт. И меня поражает, насколько эти люди глубоко входят в спорт».

Hjccb Matthias Hangst/Getty Images
«Сборная атлетов из России» с олимпийским флагом на церемонии открытия Олимпиады в Пхенчхане

От автора

В истории с допингом и Россией очень многое остается off the record. Еще в конце 2000-х, когда я начинала писать про олимпийские виды спорта, сомнений в том, что допинг — важная часть российской спортивной «системы», у меня практически не было. Эту тему неофициально обсуждали всегда — как негласный, но факт. Григорий Родченков рассказывал об этом подробно в интервью моей коллеге, потом добавляя, что цитировать себя он запрещает: «Это вам, для понимания». Пресс-атташе — бывшие и даже на тот момент действующие — также off the record объясняли, кто из спортсменов сборной «чистый», а кто без допинга не выигрывает. Косвенно подобные истории подтверждали даже сами спортсмены (также без разрешения на цитирование). Передавались из уст в уста и рассказы про списки подозреваемых россиян, которые отправлялись нашим чиновникам для того, чтобы те выбрали «крайних» — которых можно было бы отстранить официально.

Самое печальное, что мне, 18−20-летней девушке, тогда даже в голову не приходила мысль, что можно провести журналистское расследование, попытаться найти доказательства бесконечных допинговых рассказов — и их опубликовать. Это было то, что витало в воздухе, но это было то, что «нельзя называть». В спортивном — на самом деле очень осведомленном — журналистском сообществе всегда как бы действовало негласное правило, характерное и для российских чиновников: своих не сдаем. Или сдаем — но лишь намеками. Автор серьезного журналистского расследования немедленно бы приобрел статус «враг нации».

Но именно правило «не сдаем своих» и стало самым губительным для российского спорта в нынешних обстоятельствах. Скандал начал разворачиваться с 2015-го — тогда была отстранена сборная России по легкой атлетике. Лишь одна российская легкоатлетка — прыгунья в длину Дарья Клишина — смогла в итоге выступить на Играх в Рио-да-Жанейро, и то только потому, что давно тренировалась в США. Не были допущены до соревнований и тяжелоатлеты и некоторые представители других видов спорта, но в целом, учитывая масштабы допингового скандала, это было довольно мягкое наказание, тем более и министр спорта Виталий Мутко не был даже отправлен в отставку.

Министром спорта он перестал быть лишь в октябре 2016-го, через два месяца после окончания Игр — был повышен до статуса вице-премьера, курирующего строительство и ЖКХ (и продолжил возглавлять Российский футбольный союз). Еще несколько чиновников лишились своих должностей, но особо серьезному публичному порицанию от руководства страны никто так и не подвергся. В серьезной опале не оказались ни пожизненно отстраненные тренеры, ни спортсмены. Лишенный медалей Сочи и пожизненно отстраненный от участия в Олимпиадах (впоследствии Спортивный арбитражный суд наказание смягчил) бобслеист Алексей Воевода с 2016 года является депутатом Госдумы. Его партнер по экипажу-четверке Дмитрий Труненков с 2016 по 2018 год был начальником главного штаба всероссийского военно-патриотического движения «Юнармия». Пилот этого экипажа Александр Зубков (также обвиненный в употреблении допинга) до начала 2019 года возглавлял Федерацию бобслея России, а потом принял участие в выборах мэра родного города Братска от партии «Справедливая Россия» (по итогам голосования, прошедшего 8 сентября, он занял второе место). Список может быть продолжен. Декларируемое на словах нетолерантное отношение к допингу далеко не во всем подкреплялось реальными делами.

Чисто теоретически смягчение наказания российскому спорту возможно — решение WADA может быть обжаловано в Спортивном арбитражном суде в течение 21 дня (и не только Россией).

Причин для того, чтобы пойти отстраненной стране на уступки, немало. Россия не самый, но важный для многих федераций, в том числе для Международного олимпийского комитета, «рынок». В одних случаях страна готова проводить турниры, которые не готов проводить больше никто. В других — российский бизнес, связанный с руководством страны, выступает основным спонсором спортивных организаций. В третьих — российские спортсмены и спортсменки являются главными звездами видов спорта. Несмотря на все скандалы, в российском спорте остается по‑прежнему немало светлого и прекрасного, но, вероятно, только радикальные меры способны заставить руководство страны перестать концентрироваться на «антироссийской истерии», а начать проводить необходимую российскому спорту существенную реформу. Тогда, намного более вероятно, WADA решится на «условно-досрочное» для российского спорта. Если же Россия продолжит все отрицать, не захочет вести конструктивный диалог и предпринимать существенные действия, четырьмя годами дело может и не ограничиться.

«Нет никаких гарантий, что это отстранение на четыре года — последнее наказание для российского спорта. Но я надеюсь, этого не произойдет и новых санкций не будет», — сказал глава WADA Крейг Риди.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

5 молодых фигуристок, которые составят конкуренцию Загитовой

Парадокс Загитовой: почему не все рады за новую олимпийскую чемпионку (и почему это неправильно)

Как российский олимпийский спорт и его главная звезда шли к Играм в Пхенчхане

Самые яркие и запоминающиеся моменты Олимпиады в Пхенчхане