Гибридные режимы имитируют демократические институты, но демократиями не являются. Они напоминают гусеницу, которая изгибается, чтобы преодолеть преграду. Сейчас в мире больше многопартийных, чем однопартийных автократий, почти все проводят регулярные выборы и допускают существование НГО, плюралистических СМИ и относительно свободных сетевых ресурсов. Будучи имплантированы в социальную ткань, эти институты, которые режим частью имитирует, частью контролирует, постепенно наливаются живым человеческим содержанием. Такой процесс происходит со всеми режимами подобного типа.

10 лучших фильмов Дэвида Линча: рейтинг
Далее 10 лучших фильмов Дэвида Линча: рейтинг
10 фильмов, над которыми работали модные дизайнеры
Далее 10 фильмов, над которыми работали модные дизайнеры

Что полезно знать про гибриды?

— Они плохо прогрессируют, но легко приспосабливаются. Сознательные реформы им не даются: пассивная адаптация — их конек.

— Они стремятся выжить любой ценой: декларируя культ стабильности, готовы на любые «повороты курса», особенно риторические.

— Они пользуются свободой слова — идеологических ограничений у них нет, зато они первые бенефициары новой информационной реальности, в которой нет фактов и памяти о том, кто что говорил вчера.

— Они антигуманны (их ценность не человек, а ресурс), но не кровожадны, потому что не ставят целей, требующих масштабных жертв.

— Диктатуры прошлого состояли на 80% из насилия и на 20% из пропаганды, а гибриды — на 80% из пропаганды и на 20% из насилия. Они формируют пространство фейка, в котором во многом и существуют.

— Их экономическая основа — распределение ограниченного ресурса. Эрозия начинается со снижения ценности распределения в пользу производства. Когда население перестает верить в схему «я ваш добрый начальник и дарю подарки/спасаю от врага», режим начинает меняться.

01. РОССИЯ, президентско-парламентская республика

НАСЕЛЕНИЕ/ВВП: 146,5 млн чел. / $9202

ПРЕЗИДЕНТ: Владимир Путин

Парламент формируется по смешанному принципу (партийные списки и одномандатные округа), но 76% за пропрезидентской «Единой Россией». Несмотря на регулярные модернизационные волны, власть сконцентрирована в руках силовой и экономической бюрократии, а в политическом пространстве доминирует государство. Шанс на демократизацию в среднесрочной перспективе — высокий (под давлением экономических и демографических факторов), но пока сильный тренд на самоконсервацию режима.

02. ТУРЦИЯ, президентско-парламентская республика

НАСЕЛЕНИЕ/ВВП: 79,4 млн чел. / $9130

ПРЕЗИДЕНТ: Реджеп Тайип Эрдоган

Прямые выборы в однопалатный меджлис (57% у пропрезидентской Партии справедливости и развития). Исламистские настроения уравновешиваются светской армией — хранительницей наследия Ататюрка. Ограничителями авторитарных стремлений нынешнего лидера являются членство в НАТО и тесные экономические связи с Европой. Шанс на демократизацию — низкий, режим трансформируется по авторитарному сценарию. — высокий (под давлением экономических и демографических факторов), но пока сильный тренд на самоконсервацию режима.

03. ВЕНЕСУЭЛА, президентская республика

НАСЕЛЕНИЕ/ВВП: 28,1 млн чел. / $11936

ПРЕЗИДЕНТ: Николас Мадуро

Честная электоральная автократия: Единая социалистическая партия традиционно побеждала на выборах голосами беднейшего населения. Отсутствие фальсификаций привело к «опрокидывающим выборам» 2015 г., на которых оппозиция получила 59% мест в парламенте. Однако это, наряду с катастрофой в экономике, привело не к трансформации, а к росту бытового насилия: предыдущий лидер уничтожил политические альтернативы.

04. МАЛАЙЗИЯ, федеративная выборная парламентарная монархия

НАСЕЛЕНИЕ/ВВП: 31 млн чел. / $9766

КОРОЛЬ: Абдул Халим Муадзам Шах

В выборах участвуют 5 партий (включая коммунистическую), министры назначаются из депутатов. Король выбирается на 5 лет девятью монархами штатов. Пример успешных экономических реформ и высоких шансов на демократизацию. Хотя партийная коалиция «Барисан Насьонал» в той или иной форме находится у власти с 1977 г., после протестов 2007 г. оппозиции удалось лишить ее парламентского большинства на выборах в 2008 и 2013 гг.

05. ТУНИС, президентская республика

НАСЕЛЕНИЕ/ВВП: 10,9 млн чел. / $3872

ПРЕЗИДЕНТ: Беджи Каид Эс-Себси

С 2011 года — многопартийная модель. Единственное государство «арабской весны», пережившее мирную демократизацию усилиями «Квартета национального диалога» (с участием профсоюзов, общественных организаций и партий, Нобелевская премия мира 2015 г.). Шансы на демократизацию снижаются из-за терроризма и общей турбулентности в регионе (воюющая Сирия и Ливия, наплыв мигрантов). Но общий тренд позитивный.

06. ИНДОНЕЗИЯ, президентская республика

НАСЕЛЕНИЕ/ВВП: 262,2 млн чел. / $3347

ПРЕЗИДЕНТ: Джоко Видодо

Пример преодоления авторитарного наследия (при том что предыдущий режим пал в результате беспорядков 1997−98 гг.) путем конституционных реформ. Сейчас в составе парламента 10 фракций. 38 депутатов из 560 делегированы военными, но пропорция армейского представительства сокращается. Успешная политика по усмирению сепаратистов и поддержание этноконфессионального мира говорят о позитивном тренде.

07. УГАНДА, президентская республика

НАСЕЛЕНИЕ/ВВП: 34,7 млн чел. / $676

ПРЕЗИДЕНТ: Йовери Кагута Мусевени

Партии разрешены с 2005 г., 62% мест в парламенте у президентского «Национального движения сопротивления». Мусевени регулярно побеждает на выборах, предварительно подправив в свою пользу законодательство. В стране сильны изоляционистская антиамериканская риторика и законы, защищающие традиционные ценности и ограничивающие НКО (с 2006 г.). Трансформация режима почти неизбежна после ухода Мусевени.

08. КАЗАХСТАН, президентская республика

НАСЕЛЕНИЕ/ВВП: 17,5 млн чел. / $10511

ПРЕЗИДЕНТ: Нурсултан Назарбаев

В выборах участвуют 12 партий, но 82% у пропрезидентской «Нур Отан». Несменяемый (с 1989 г.) президент проводит экономические и административные реформы, порой заимствуя англо-американские образцы. В 2015 г. Казахстан перегнал РФ по объему ВВП на душу населения. Редкий пример успешной авторитарной модернизации. Главная проблема — преемственность. Не исключенная война кланов может уничтожить все успехи.

09. АЗЕРБАЙДЖАН, президентская республика

НАСЕЛЕНИЕ/ВВП: 9,5 млн чел. / $5497

ПРЕЗИДЕНТ: Ильхам Алиев

Пример династической передачи власти по наследству. Несмотря на многопартийность, абсолютное большинство в меджлисе у пропрезидентского «Нового Азер байджана». Сырьевая модель сочетается с активным вложением бюджетных средств в развитие публичных про-

странств. С 2009 г. ухудшается ситуация с правами человека. Примеры, когда наследник гибкого автократа злоупотребляет силой, тоже известны — скажем, Сирия.

10. РУАНДА, президентская республика

НАСЕЛЕНИЕ/ВВП: 12 млн чел. / $697

ПРЕЗИДЕНТ: Поль Кагаме

Пример национального примирения после кровопролитной гражданской войны и геноцида. Элементом преодоления стали всеобщие парламентские выборы. Сейчас Руанда на первом месте в мире по представительству в парламенте женщин, при этом абсолютное большинство у пропрезидентского «Патриотического фронта». Ужасы геноцида дают власти лозунг «Это не должно повториться», под прикрытием которого подавляется оппозиция. ≠