T

Чудо на льду:
как российские фигуристки покоряют мир фигурного катания


Пока страна готовится к встрече Нового года, сильнейшие российские фигуристы в Красноярске определяют, кто из них в следующем году получит право выступить на чемпионатах Европы и мира. Одна из дисциплин — женское одиночное катание — будет транслироваться Первым каналом в полном объеме, причем в прайм-тайм. Уровень конкуренции среди девушек — как и интерес зрителей к ним — в России сейчас огромен. Esquire рассказывает, как женское фигурное катание стало в России главным олимпийским видом спорта — и почему «чудо на льду» может скоро закончиться.

Два кота, две собаки, Винни Пух и серый Тоторо — такая плюшевая компания расположилась на бортике катка ледового дворца «Новокосинский» в подмосковном Реутове. По льду — быстрые и стройные — скользят хозяева игрушек (служащих им не только эмоциональной поддержкой, но и чехлами для бумажных салфеток). Фигуристы перемещаются так быстро — и на первый взгляд хаотично, едва не сталкиваясь, — что никак не удается их посчитать. Потом все они разом замедляются и направляются в сторону скамеек запасных, когда на лед выходит Светлана Панова. Поднимая руки вверх, в балетную третью позицию, спортсмены приветствуют тренера — и снова отправляются кружить по льду. Звучит приятная лаундж-музыка. Первое из двух занятий старшей группы спортшколы «Снежные барсы» начинается. Затем придет младшая группа, после чего будет второй блок тренировок на льду у старших. Потом их сменят хоккеисты. Никаких исключений, все строго по расписанию.

«Время для работы у нас ограничено, поэтому мы всегда требуем от детей полной отдачи, — говорит Панова. — Они должны максимально мобилизоваться, уместить в это время весь тренировочный объем. Если бы было больше „льда“, было бы хорошо, но когда на одной площадке уживаются два вида спорта... Мы и так, я считаю, делаем больше, чем можем».

На условия работы, подчеркивает тренер, она не жалуется. Ей нравится приходить на работу «как к себе домой, а не как на войну». Впервые в «Снежных барсах» Панова оказалась, когда ей было 16. Успев к тому моменту окончить школу, а еще раньше — занятия фигурным катанием, она решила попробовать себя в роли помощника тренера. За двадцать лет, которые прошли с тех пор, Панова стала одним из самых успешных специалистов в стране, работающих с юниорками. Она подготовила участницу Олимпиады-2018 Марию Сотскову, с которой выиграла серебро юниорского чемпионата мира и юношеских Олимпийских игр. В паре с Татьяной Моисеевой они привели Алену Канышеву к месту на пьедестале финала юниорского Гран-при прошлого года — этот пьедестал фигуристка разделила с уже знаменитыми ученицами группы Этери Тутберидзе Александрой Трусовой и Аленой Косторной. Сейчас ни Сотскова, ни Канышева в «Снежных барсах» не занимаются: Мария ушла в 2016-м в ЦСКА к тренеру Аделины Сотниковой Елене Буяновой, Алене же после успешного сезона, как она сама рассказывала, «предложили перейти» на каток «Хрустальный» к Тутберидзе.

«Я бы хотела поработать со „взрослой“ фигуристкой, но такой возможности пока у меня не было, — говорит Панова. — Когда ушла Маша, я, конечно, расстроилась: это, грубо говоря, отбрасывает тебя на три года назад — на тот момент у меня даже не было учениц юниорского возраста [уровня финалов Гран-при]. Но я расценила это как возможность для паузы — не такой, чтобы лечь на диван и скрестить руки, а такой, когда ты с удовольствием продолжаешь работать дальше, уделяешь больше времени семье, друзьям и себе самой».

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":349,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":350,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":180,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-1,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":180,"rotationZ":0}},{"id":8,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":5,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":7,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":9,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

В этом году победителями и призерами этапов юниорского Гран-при стали три другие ученицы Пановой и Моисеевой: Ксения Синицына, Анна Фролова, Анастасия Тараканова. Более того, по общему количеству наград на этапах этой осенью девушки из «Снежных барсов» даже обогнали тройку, представлявшую группу Тутберидзе. И хотя четверные прыжки никто из учениц Пановой и Моисеевой пока на соревнованиях не исполняет, но это уже наверняка только вопрос времени.

«У Ксюши и Насти были неплохие попытки, — рассказывает Панова. — Но к процессу нужно подходить спокойно, не совмещая с подготовкой к серьезным стартам. Пробовать разучивать четверной можно, когда ребенок очень грамотно прыгает тройной прыжок и ты видишь, что его тело, мозг готовы к тому, чтобы добавить еще один оборот. Плюс должна быть соответствующая высота прыжка. Если человек прыгает, как я это называю, „над газеткой“, то есть „стелет“ прыжок, не выполняет его достаточно высоко, каким бы супербесстрашным фигурист ни был, исполнение четверного вряд ли приведет к чему-то хорошему».

Саму же тенденцию к техническому усложнению элементов в женском фигурном катании неправильной или неэтичной к спортсменам Панова не считает. Наоборот, она ей «безусловно нравится» и кажется естественной, «вопросом времени».

«Когда я училась, мой куратор, тренер по танцам Беляева Алла Юрьевна, все время повторяла, что мы не должны учить детей, как учили нас, — мы должны научиться предвидеть, как фигурное катание будет развиваться дальше, — говорит Панова. — В то время, когда я тренировалась, двойной аксель, исполненный в 11 лет, вызывал всеобщий восторг. Понятно, что следующее после нынешнего поколение будет еще более прогрессивным. Фигурное катание просто не может стоять на месте».

Вероятно, именно россиянки и продолжат двигать свою дисциплину вперед. Ажиотаж вокруг женского фигурного катания в стране сейчас невероятно высок — стремительно растет и число желающих записаться в секцию фигурного катания. "Иногда мне кажется, что этот вид спорта сейчас даже популярнее хоккея и футбола, — смеется Панова. — При этом я не могу сказать, что именно в нашу школу большая очередь [из желающих заниматься]. Заинтересовать родителей при тех условиях, при которых мы работаем, тяжело в первую очередь потому, что занятия проходят в дневное, школьное, время. Но общее количество детей, которые занимаются в Москве, просто нереальное. Число соревнований увеличивается — и стать их участником невероятно сложно. Лист ожиданий состоит не из одного десятка фамилий. Конечно, это связано и со спортивными успехами, но, возможно, даже в большей степени с разнообразными телевизионными шоу — "Ледниковым периодом", "Детьми на льду" и так далее. Вообще фигуристы сейчас везде — и в новостях, и в журналах, и в телепередачах, и в интернет-пространстве"

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":349,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":350,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":180,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-1,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":180,"rotationZ":0}},{"id":8,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":5,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":7,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":9,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Как российские фигуристки переместились с последних мест на пьедесталы

Ф

игурное катание было популярно в стране всегда — еще с тех пор, как советские фигуристы начали выступать на зимних Олимпийских играх. В парном катании и танцах наши спортсмены одержали множество ярких побед. Но в одиночных видах на первую ступень пьедестала Игр советские фигуристы так ни разу и не поднялись — лишь однажды, в 1984-м, Кира Иванова выиграла бронзу. Статистика чемпионатов мира была лучше, но и здесь — ни одной золотой медали, за все время — только два серебра и бронза.


«Какое-то время женское одиночное катание было позором нашего отечественного фигурного катания. Последние места были гарантированы, это были совершенно неприемлемые уровни катания», — говорит один из самых успешных российских тренеров, работающих с фигуристами-одиночниками, Алексей Мишин.


«Ни среди женщин, ни среди девочек в советское время не было серьезной конкуренции, — уточняет заслуженный тренер России Виктор Кудрявцев. — Мы сильно отстали от ведущих фигуристок мира, ряд других мировых школ женского одиночного катания, особенно американская, имели намного более высокий авторитет. А у нас и лидера не было, да и многие руководители спортивных школ, тренеры работали с пониженным чувством ответственности — не предоставляли девушкам достаточно „льда“, не помогали с пошивом костюмов для выступлений. В общем, на женское фигурное катание в советское время как-то махнули рукой».


Ситуация поменялась, как ни странно, почти сразу после развала Советского Союза. Для российского спорта в целом это было далеко не самое благополучное время — специалисты, лишенные финансовой поддержки, начали активно уезжать за границу — тренировать и выступать в шоу. Немало спортсменов были вынуждены завершить карьеры из-за отсутствия денег на экипировку, оплату дополнительных занятий, поездки на соревнования. Но для российского женского фигурного катания «коммерциализация» вида спорта сыграла в том числе и положительную роль.


«Стадионы закрывали, на них открывали вещевые рынки, работать, особенно молодым специалистам, было зачастую негде, немало школ перестали существовать, — вспоминает Инна Гончаренко, начавшая свою тренерскую карьеру именно в 1990-х. — Многие тренеры действительно уезжали. Но не все — в России оставались специалисты, в том числе очень преданные фигурному катанию, фанатики, которые не видели себя за границей. Их эти сложности в том числе и подстегивали. Вид спорта развивался за счет людей, у которых было огромное желание показать результат, пробиться — вне зависимости от обстоятельств. Потом пошла волна строительства муниципальных катков в спальных районах. Это дало возможность тренерам, которые впоследствии начали давать результаты, продолжать работать. А как спортсмены соревнуются между собой, так и тренеры — между собой».

Кира Иванова

David Madison/Getty Images

С середины 1990-х россиянки начали довольно часто появляться на пьедесталах — в том числе на высших ступенях — главных международных турниров. В 1999-м Мария Бутырская, тренировавшаяся сначала у Виктора Кудрявцева, а потом перешедшая к Елене Чайковской, стала первой российской фигуристкой, выигравшей чемпионат мира.


«Я бы сказал, что положительную роль сыграло и вмешательство „родительского потенциала“, — говорит Кудрявцев. — В СССР посещение родителями занятий было не принято. В России же мамы, папы, бабушки стали не просто приводить детей на занятия, но и жестко контролировать то, как они занимаются. Увеличился объем тренировок на льду, появилась возможность брать дополнительные занятия за плату. Индивидуальная работа с детьми, особенно в Москве, шла полным ходом. Это заметно сказалось на росте спортивного мастерства девочек».

{"points":[{"id":13,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":15,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":-360,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":14,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Вслед за Бутырской чемпионат мира — в 2002-м и 2005-м — выиграла Ирина Слуцкая. Также она завоевала и две олимпийские — серебряную и бронзовую — медали. После того как Слуцкая завершила карьеру в 2006-м, интерес к российскому женскому катанию значительно упал. Единственного серьезного успеха до 2014-го добилась лишь Алена Леонова, которая выиграла серебро чемпионата мира — 2012. Эта медаль стала неожиданностью в том числе и для самой спортсменки — несмотря на то что Леонова была чемпионкой мира среди юниоров, стабильностью во взрослом катании она не отличалась. Тот сезон так и остался единственным действительно успешным в ее взрослой карьере.


«В 2004-м в корне изменилось судейство соревнований, появилась новая система оценок выступления спортсменов, — напоминает Кудрявцев. — Нам потребовалось время на то, чтобы понять ее, изучить нюансы. Зарубежным школам было проще, они к тому моменту уже довольно давно работали по новой системе. Нам пришлось их догонять, прибавляя в скольжении, чистоте реберности поворотов, положений во вращении, также и по тактике составлений программ».


В юниорских женских соревнованиях россиянки постепенно начинали доминировать: в 2011 году чемпионат мира выиграла Аделина Сотникова; в 2012-м — Юлия Липницкая; в 2013-м — Елена Радионова. Более того, им всем на пьедестале почета неизменно составлял компанию кто-то из соотечественниц — Елизавета Туктамышева, Анна Погорилая, Серафима Саханович, Евгения Медведева. В 2013-м и 2014-м весь пьедестал состоял лишь из представительниц России. Впоследствии все фигуристки (за исключением Саханович), перейдя во взрослое катание, продолжили побеждать на главных турнирах — Олимпийских играх, чемпионатах мира, чемпионатах Европы, финалах Гран-при. С 2014 года единственным из двадцати крупных международных турниров, в число призеров которого не попала российская фигуристка, был чемпионат мира — 2018. В большинстве же случаев россиянки соревнования не просто выигрывали, но и занимали большую часть победного пьедестала. Только вот оставаться на вершине на протяжении хотя бы трех сезонов подряд практически никому не удавалось. Более того, основные свои победы и «призы» большинство российских фигуристок завоевывали до достижения совершеннолетия — в редких случаях в 18 лет. Те, кто, как Сотникова, делал перерыв в выступлениях, уже не могли полноценно вернуться в соревновательный процесс. Карьера Юлии Липницкой закончилась совсем драматично — самая юная олимпийская чемпионка в современной истории фигурного катания оказалась в больнице с диагнозом «анорексия».

Ирина Слуцкая

Jamie McDonald/Getty Images

«Фигурное катание — сложнокоординационный вид спорта, ты не можешь себе позволить долго отдыхать, — говорит Инна Гончаренко, тренировавшая призера чемпионата мира Елену Радионову. — Когда накапливается усталость у организма или что-то разлаживается в тренировочном процессе, это также начинает давить на психику. Дело не только в возрасте, в изменениях тела, но и в изменении психологического состояния, а еще — не менее важно — быта вокруг».


Гончаренко объясняет, что если 90 процентов — «даже 99» — проблем ребенка решают окружающие его люди, родители, то у совершеннолетнего человека появляется гораздо больше забот, никак не связанных с фигурным катанием.


«Сознательность присутствует далеко не у каждого спортсмена, далеко не каждый сможет держать свое тело в руках, — подчеркивает тренер. — Ребенка кормят, поят, отвозят и привозят, ему надо только стараться и кататься — сколько сказали, как сказали, чтобы окружающие были довольны. Когда человек взрослеет, берут свое и гормоны — хочется и в кафе сходить, и на дискотеку. Остановить, заставить что-то не делать взрослого человека уже нельзя — он должен заставлять себя сам. Для этого нужна очень сильная мотивация. Иногда даже если есть желание продолжать, сделать это очень сложно. Сейчас же выиграть один из главных турниров после 18 лет особенно сложно — как и просто занять место в числе призеров национального чемпионата».

Стабильность — признак мастерства?



усские женщины — сильный народ! Поэтому если мы очень сильно упираемся, все всегда получается. Та конкуренция, которая у нас сейчас есть внутри страны, — она помогает двигаться вперед. Да, мы все друг на друга смотрим — и стараемся совершенствоваться« — так «феномен» успешности нынешнего российского женского фигурного катания объясняет двукратная чемпионка мира, серебряный призер Олимпийских игр в Пхенчхане Евгения Медведева.

Из всех российских фигуристок последних поколений именно Медведевой удавалось оставаться лидером женской дисциплины дольше всего. В своих дебютных сезонах во взрослом фигурном катании — 2015/2016 и 2016/2017 — она не проиграла ни одного турнира. Побила несколько мировых рекордов. Стала первой с 2001 года фигуристкой, которой удалось выиграть два чемпионата мира подряд.

«Женя была тем человеком, на которого хотелось равняться, она выделялась своей стабильностью, железным характером, красотой катания, прыжками», — говорит специалист, успешно работающий с фигуристами-одиночниками, Евгений Рукавицын.

«Конечно, Женя уникальна, сейчас она даже больше звезда, чем все остальные, — добавляет тренер действующего чемпиона мира американца Нейтона Чена Рафаэль Арутюнян. — Знаете, в чем принцип звезды, а не звездочки? В том, что она долго горит».

Эпитет «уникальная» в контексте описания собственных достижений Медведевой не нравится. Когда она слышит это слово, начинает сразу протестовать — как будто это не комплимент, а провокация. «У меня никогда не было такого, что я вот такая „уникальная“, „особенная“ — и вот сейчас выйду, среди всех выделюсь, — подчеркивает спортсменка. — Нет, так люди в фигурном катании не работают».

Евгения Медведева

Jamie Squire/Getty Image

Будь результаты Олимпиады-2018 другими, возможно, и реакция Медведевой не была бы такой острой. В Пхенчхане же она выступила успешно, ни разу не ошиблась, но заняла только второе место. Разница в баллах между Медведевой и победительницей турнира Алиной Загитовой оказалась совсем небольшой — 1,31 балла. Особенным обстоятельством было то, что обе девушки тренировались в одной и той же группе — Этери Тутберидзе. Но 15-летняя Загитова во «взрослом» катании в тот сезон только дебютировала. У 18-летней же Медведевой к 2018 году накопилось не только много опыта и золотых медалей, но и немало проблем со здоровьем — из-за травмы ноги она пропустила предолимпийский финал Гран-при. К Играм двукратная чемпионка мира все-таки восстановилась, но убедить судей, что она лучше своей юной соперницы, Медведевой так и не удалось.


«Я Олимпиаду особо сейчас не вспоминаю», — говорит Медведева, но через несколько минут признается: «Как можно Олимпиаду забыть... Это тоже самое, как разведенную женщину спросить о том, забыла она своего мужа или нет. Естественно, разведенная женщина вам скажет: „Да, ну все, его в моей жизни нет, как будто бы и не было“. На самом деле она врет. Тоже самое с Олимпиадой. Это глупо — говоря про Олимпиаду, говорить, что все забыла. Потому что это одно из самых крупных событий в жизни. Самым большим моим страхом было поехать на Олимпиаду, сделать какую-то ошибку — из-за нее проиграть, а потом всю жизнь себя грызть. К счастью, у меня такого не было. А как получилось, так и получилось. Учитывая, что со мной произошло после, я бы даже не хотела ничего менять».

{"points":[{"id":13,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":15,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":-360,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":14,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Именно на Олимпиаде в Пхенчхане Медведева решила, что «надо в своей жизни что-то менять». «Что-то» — это прежде всего тренера, а вместе с ним и место жительства. Через несколько месяцев после окончания Игр в Пхенчхане Евгения объявила о том, что переезжает в Канаду и будет тренироваться под руководством Брайана Орсера. До Медведевой ни одна российская фигуристка на подобный шаг — работу под руководством иностранного специалиста, не выходца из СССР — не решалась (Ксения Макарова, которая в детском возрасте переехала с родителями в США, не в счет). Двукратная же чемпионка мира для себя иного варианта продолжения карьеры особо и не видела.


Спустя полтора года Медведева говорит, что вообще ни о чем не жалеет. Тренироваться в группе Брайана Орсера ей нравится, а критика ее решения и поведения означает, что ею «интересуются».


«Я не могу сказать, что во мне что-то сильно изменилось — я как была русским человеком, так и осталась, канадский менталитет на меня вообще не повлиял, — подчеркивает фигуристка. — Хотя отношение к жизни у меня все-таки изменилось. Я стала больше показывать людям свои эмоции. А еще поняла, что от жизни надо брать все, что возможно. Например, я стала намного спокойнее относиться к тому, чтобы с кем-то пойти поговорить, посидеть в кафе, немножечко развеяться. Раньше я себе этого совсем не позволяла. Тренировка — дом — дом — тренировка. Было только так».


Сейчас, вероятно, «только так» — у других, неизменно юных, фигуристок, тренирующихся в «Хрустальном». Среди нынешних российских учениц группы Тутберидзе нет никого, кто был бы старше 18. Даже Алина Загитова в декабре 2019 года объявила о том, что «приостанавливает свое участие в соревнованиях». Сколько продлится эта пауза в карьере  — ответить на этот вопрос фигуристка сейчас не готова.


«Я выиграла уже все, что можно», — сказала в эфире Первого канала Загитова, добавив, что фигурное катание «молодеет» и учить четверные прыжки в 17 лет уже очень сложно.

Алина Загитова

Jamie Squire/Getty Images

«Вышел — терпи»:
политика повышения планки рекордов



а самом деле, это очень странное [ощущение] — осознавать, что буквально год назад ты был в топе, а сейчас — уже на стыке, по сути, двух эр фигурного катания. И ты просто не понимаешь — кататься на старых запасах или учить что-то новое«, — признается петербургская фигуристка Станислава Константинова, которая по итогам прошлогоднего чемпионата России стала — формально — номером один сборной России. Национальное первенство она тогда не выиграла, заняла лишь четвертое место. Но учитывая, что первые три остались за юниорками, не имевшими права выступать на взрослых соревнованиях, этого результата для отбора в команду оказалось достаточно. Сейчас все три призера того первенства уже достигли 15 лет — возраста, позволяющего им считаться «взрослыми». Но еще до вступления на эту стадию — что бывает редко — весь мир фигурного катания уже отлично выучил их имена.


В марте 2018 года на юниорском чемпионате мира ученица группы Этери Тутберидзе Александра Трусова стала первой фигуристкой в истории, которая исполнила в программе два прыжка в четыре оборота. Ей было тогда 13. Четверной тулуп на соревнованиях до этого женщины не исполняли вовсе — лишь сальхов однажды был показан японкой Мики Андо, еще в 2002 году. Затем Трусова установила еще несколько исторических достижений: первый каскад с четверным прыжком, первый в истории женского катания четверной флип, первый лутц, первая исполнительница трех четверных прыжков в программе. Другая ученица группы Тутберидзе Анна Щербакова ставит свои рекорды: первый «взрослый» четверной лутц, первое исполнение двух четверных лутцев в программе.


Еще раньше казахская фигуристка Элизабет Турсынбаева, тренировавшаяся в той же группе в «Хрустальном», стала первой женщиной, исполнившей четверной прыжок на взрослых соревнованиях. Это ей позволило взять серебро чемпионата мира 2019 года — Турсынбаева уступила лишь Алине Загитовой. Третье место на пьедестале заняла Евгения Медведева. То есть на том мировом первенстве не было ни одного призера среди женщин, в чьей судьбе Тутберидзе и ее команда не приняли бы участия. При этом ни один из призеров спустя полгода уже не работает под руководством тренера: Турсынбаева, как и Загитова, взяла паузу — на лечение.



Александра Трусова

Олег Бухарев/ТАСС

В нынешнем сезоне побеждают другие ученицы группы Тутберидзе — перешедшие из юниоров Трусова, Щербакова, а также Алена Косторная, которая четверные пока не прыгает, зато отлично исполняет тройной аксель — самый сложный из тройных прыжков, а также превосходит соперниц в хореографии и компонентах. Четверные Косторная, конечно, тоже планирует разучить и включить в программу — ведь к Олимпийским играм 2022 года успеют перейти во «взрослое» фигурное катание и другие ученицы Тутберидзе, например победительница финала юниорского Гран-при 13-летняя Камила Валиева, которая уже сейчас восхищает экспертов не только сложностью программ (включающих четверные), но и прекрасным, особенно для своего возраста, катанием.


«Тренерам прежде всего нужно было перешагнуть в голове через мысленный барьер, [принять тот факт], что девочки могут прыгать четверные. Мы никогда этого не видели. Да, были единичные случаи, но никто не думал, что это нужно, это возможно. И главная сложность состояла в том, чтобы ментально перешагнуть этот рубеж», — считает тренер и хореограф группы Тутберидзе Даниил Глейхенгауз.


Причин, по которым «перешагнуть мысленный барьер» удалось именно тренерам из России, довольно много. Мировые рекорды Тутберидзе начала бить еще с Юлией Липницкой — затем продолжила с Евгенией Медведевой и Алиной Загитовой. С каждым годом программы фигуристок из «Хрустального» становились все сложнее. Серьезные нагрузки, строжайшая дисциплина, отсутствие пиетета к титулам, принципиальное неприятие в работе с учениками жалости — тренерские методы, в принципе активно практикуемые в российском спорте, здесь были доведены до абсолюта. Девиз группы примерно такой: «Вышел — терпи».


Применительно к своим ученикам Тутберидзе неоднократно употребляла слова «материал», «продукт», не скрывала и крепости используемых в тренировочном процессе (в том числе нецензурных) выражений. Большинство прежних учеников Тутберидзе после ухода из группы с бывшим тренером первое время даже не здороваются (что ее, конечно, обижает). Но число родителей и детей, мечтающих тренироваться в «Хрустальном», не уменьшается, наоборот, растет.


«Профессия тренера по фигурному катанию — она для очень увлеченных людей, у нас сложно работать, не имея фанатизма, —говорит Инна Гончаренко. — Но зачастую, даже если тренерские кадры добиваются каких-то успехов, показывают результат, руководство [спортшкол] не всегда готово идти им навстречу. Для достижений нужно, чтобы были созданы определенные условия. Сейчас фигурное катание пришло к тому, что со спортсменами работает не один тренер, как раньше, а группа. Нужно найти и взять на работу таких специалистов. Нужно необходимое количество льда. Много чего нужно — и далеко не у всех специалистов такие условия есть. Этери Георгиевне в этом плане повезло — ее устремления совпали с поддержкой от руководство спортшколы».

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":349,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":350,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":180,"rotationZ":0}},{"id":16,"properties":{"x":532,"y":232,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":18,"properties":{"x":533,"y":2039,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":5,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":17,"properties":{"duration":232,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":19,"properties":{"duration":1807,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":349,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":350,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":180,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-1,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":180,"rotationZ":0}},{"id":8,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":5,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":7,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":9,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}


Вместе с очередью к Тутберидзе растет и уровень спортсменов, и уровень конкуренции в группе. Многих родителей совершенно не пугают ни методы работы, практикуемые на катке, ни краткосрочность спортивной карьеры в нынешнем женском фигурном катании — они мечтают увидеть своих детей на пьедесталах Олимпийских игр и чемпионатов мира и готовы поддерживать тренеров во всем. Иногда родители мечтают о победах намного больше, чем дети. В интервью 2018 года журналу Vogue (последнему данному прессе) Тутберидзе рассказывала, что когда Юлия Липницкая получила в руки золотую медаль в Сочи, первое, что она спросила, было: «Мам, мам, вот эту медаль ты хотела? Это же олимпийская медаль?» Мама Липницкой, по словам Тутберидзе, ответила: «Да». «[После этого] я увидела, как у Юли в глазах будто что-то выключили», — призналась тренер.


«В фигурном катании существуют правила, которые придуманы явно не Этери Георгиевной, — говорит Рафаэль Арутюнян, работающий в США и подготовивший многих успешных фигуристов-одиночников. — Но она по этим правилам всех обыгрывает, найдя со своей командой способ воспитывать ребят так быстро. Как этим можно не восхищаться? Я, например, к сожалению, делать этого не могу. Может быть, в силу того, что не очень умею. Может, в силу того, что ко мне приводят детей и говорят: „Это очень хорошая девочка, она умеет прыгать все двойные прыжки“. А потом добавляют: She is just ten years old. Только вот не just, а already. До того как она начнет оформляться, остается всего три-четыре года. Я просто не успеваю за это время сделать тот объем работы, который бы позволил мне соревноваться с девочками, занимающимися с малых лет профессионально фигурным катанием и всем, что с ним связано, — хореографией, балетом, современными танцами, общей физической подготовкой, специальной физической подготовкой. Такой четко поставленной системы обучения, как сейчас в России, нет ни в одной стране мира. Я видел японскую систему, американскую, канадскую — нигде такого нет. Заслуга Этери Георгиевны в том, что она использовала российскую систему по полной программе».


Арутюнян добавляет, что организовать в США системную работу так, как это сделано на катке «Хрустальный», просто невозможно — за занятия спортом в Америке платит сам спортсмен, а не государство. Более того, совершенно невозможно и использовать принятые на российском катке методы работы. «В американском спорте сейчас очень много запретов, — говорит тренер. — Есть такая организация, которая называется Safe sport. [Согласно установленным ею правилам], ты не можешь завести спортсмена в зал и закрыть дверь — двери всегда должны быть открыты. Хорошо бы еще, чтобы мама сидела смотрела. Также со спортсменами нельзя общаться на повышенных тонах. Нельзя никому из учеников сказать: You are heavy — только, например, что было бы неплохо достичь такой-то shape. Ограничений много, и если ты не будешь им следовать, тебя могут просто лишить права работать».


Арутюнян и сам старается как можно бережнее и аккуратнее относиться к своим спортсменам. Продолжая тему ограничений, бывший советский, ныне американский тренер добавляет, что он не против прогресса, но все же убежден в необходимости запретить на равных соревноваться фигуристкам, достигшим совершеннолетнего возраста, и тем, кому 18 еще не исполнилось, — ведь «это просто нечестно».


«Я вот не люблю пластиковые стаканчики, просто не люб-лю, — подчеркивает Арутюнян. — А при нынешней системе чем ты легче, моложе, бесстрашнее, [тем успешнее]. Взрослые люди уже в другой кондиции, а вы соревнуете одних с другими. Где честность-то? Я считаю, что особенно с детьми нужно быть всегда честными».


Нынешним летом на конгрессе Международного союза конькобежцев (ISU), который пройдет в Таиланде, вопрос об увеличении возраста допуска юниоров к взрослым стартам наверняка будет в повестке. Российская сторона, вероятно, сделает все для того, чтобы правила остались прежними, но Арутюнян уверен, что если сейчас не изменить подход к фигурному катанию, прежним оно уже «совершенно [точно] не будет».


«Ведь речь идет о судьбах детей, мы должны это понимать, — констатирует Арутюнян. — Они столько лет работают, а потом, в силу несправедливого подхода к правилам, им приходится заканчивать. Ведь у нас уже в третий раз произошло одно и то же. Первая плеяда — Липницкая, Сотникова, Погорилая и Радионова — ушла, пришло время Медведевой. Потом [ее] поменяли на Загитову. Сейчас и Загитова объявила о том, что берет тайм-аут... Да, и только Лиза Туктамышева борется — она, конечно, герой и феномен. Мне нравится, что в любой системе есть люди, готовые сказать этой системе нет».


«До 22-23 лет мало кто продолжает выступать»

27 ноября 2019 года в Instagram-аккаунте чемпионки мира 2015 года Елизаветы Туктамышевой появилось короткое видео продолжительностью всего 14 секунд. При 170 тысячах подписчиков фигуристки это видео посмотрело больше 200 тысяч человек, которые оставили больше 1,6 тысячи комментариев. Среди комментирующих — олимпийские чемпионы, победители и призеры чемпионатов мира, в общем, весь цвет мирового фигурного катания. На этом видео под хит группы Imagine Dragons "Believer" российская 22-летняя спортсменка исполняет — с чистым выездом — четверной прыжок. Позднее в интернете появилось еще одно видео — на нем четверной тулуп Туктамышева исполняет в каскаде с тройным. Для тех, кто понимает контекст, эти видео — мотивация на свершения не слабее рекламы Nike лучшего образца.

Елизавета Туктамышева

Photo by Mike Hewitt/Getty Images

«Когда я впервые прыгнула четверной... на самом деле это были очень крутые эмоции! — вспоминает фигуристка. — Я едва не заплакала. И для себя поняла, что — вот хоть я и сомневаюсь постоянно — сомневаться вообще нельзя! Реально — море по колено, если ты веришь в себя. Это было очень важно для меня и, наверное, для мира фигурного катания».


Туктамышева стала первой фигуристкой, которой удалось выучить четверной в таком, как спортсменка любит шутить, «пожилом» для ее вида спорта возрасте. Причем времени на разучивание ушло не так много — буквально несколько недель.


«До этого я один раз пыталась делать четверной — по приколу, в 13 лет, — рассказывает Туктамышева. — А этим летом начала изредка прыгать его на удочке. Потом [выдалось] очень напряженное начало сезона, было не до того. А когда приехала с Гран-при и поняла, что не попадаю в финал, мы с моим тренером Алексеем Николаевичем [Мишиным] решили, что есть время попробовать доучить. Главное — я сама созрела для этого, это ощущение очень важно, нужно почувствовать прыжок».


Когда Елизавета Туктамышева презентует разученный прыжок публике на соревнованиях, она пока с уверенностью сказать не может. Вероятно, на чемпионате России в Красноярске, где ей, 23-летней спортсменке, без него будет совсем тяжело бороться с недавними юниорками за три места в составе сборной на чемпионатах Европы и мира. В прошлых четырех сезонах оба этих турнира Туктамышева по разным причинам, не всегда связанным с готовностью, пропускала. Пропустила спортсменка и большую — главную — часть олимпийских сезонов 2014 и 2018 годов.


Свою карьеру спортсменка сравнивает с уходящим поездом, в «последний вагон» которого она «постоянно забегает». С одной стороны, ей хотелось бы показывать более стабильные результаты, с другой — отсутствие повышенных ожиданий от публики помогает кататься в свое удовольствие — и прогрессировать.


«Если бы моя карьера сложилась по-другому — лучше, — неизвестно, как долго бы я каталась, — говорит Туктамышева. — Наш вид спорта очень сильно омолодился, до 22-23 мало кто продолжает выступать. Я надеюсь, что мы еще будем видеть долгие красивые спортивные карьеры, хотя все и склоняется к другому. Зато благодаря той скорости, с которой развивается наш вид спорта, мое фигурное катание также прогрессирует. Если бы не случилось у нас вот этого прыжка вперед, думаю, что замысел прыгнуть четверной даже не появился бы у меня в голове. А так — я доказываю себе и, наверное, другим, что благодаря хорошо поставленной технике, хорошей подготовке, хорошему эмоциональному состоянию четверной можно выучить в любом возрасте».


«Все идет вперед, и фигурное катание тоже, — соглашается фигуристка Станислава Константинова. — Саша Трусова, Алена Косторная, Аня Щербакова, Елизавета Туктамышева — они не побоялись и сделали шаг в будущее. Когда все говорили, что из-за ваших четверных будут болеть спина и ноги, они все равно их делали. Сейчас это потихоньку становится нормой».

«Лично мне стало интереснее [наблюдать за происходящим], чем раньше, мне нравится этот уход в «спортивность», — признается тренер Евгений Рукавицын. — Другое дело, что когда каталась [итальянская фигуристка] Каролина Костнер, я был готов прийти посмотреть только на нее одну, на ее музыкальность, конек и так далее. Я думаю, что совмещать четверные прыжки и такое уникальное катание возможно, и в ближайшем будущем мы будем наблюдать как за сложностью, так и за грацией. Мы только начали эту «эпоху».


«Когда в мужском фигурном катании в соревновательных программах начало появляться больше двух четверных прыжков, казалось, что программы стали „пустыми“, потеряли свою целостность, так как спортсмены были сосредоточены исключительно на сложной технической составляющей, — вспоминает тренер Светлана Панова. — Но со временем четверные стали смотреться в программах естественно, не нарушая хореографическую составляющую. Девочкам пока это только предстоит. Сейчас у многих людей сами четверные прыжки в женском одиночном катании вызывают восхищение. Конечно, хочется чтобы тенденция к усложнению сочеталась с красотой катания. Мои друзья не из мира фигурного катания не понимают: „Почему у вас все так быстро меняется, чуть ли не каждый год новые лица?“ Людям, поклонникам нашего вида спорта, действительно хочется видеть узнаваемые лица, звезд, какими сейчас в мужском катании являются Юдзуру Ханю, Натан Чен».


«В женском фигурном катании будут появляться звездочки, но ярких звезд уже может и не быть, — подчеркивает Рафаэль Арутюнян. — Я уверен, что если бы изменили возрастной ценз, Алина Загитова, которую очень хотелось бы видеть катающейся, точно вернулась бы в спорт. Потому что она бы понимала, что нынешние три девочки, которые, конечно, сейчас феноменальны, через два-три года столкнуться с теми же проблемами, с которыми пришлось столкнуться ей. А так — на их место придут другие молодые. И сложится такая ситуация, при которой спортсменки будут очень часто меняться, а чемпионки в 17 лет будут брать перерыв».

{"width":1290,"column_width":177,"columns_n":6,"gutter":45,"line":20}
true
960
1290
true
false
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: EsqDiadema; font-size: 19px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}