Вечером 8 января герцог и герцогиня Сассекские, после шестинедельного перерыва в выполнении королевских обязанностей и поездки в Канаду, неожиданно объявили, что отказываются от статуса старших членов семьи и полагающихся в связи с этим привилегий.

Вот что говорится в их заявлении, опубликованном на официальной странице в инстаграме.

«После многих месяцев раздумий и бесконечных обсуждений мы приняли решение сделать этот год переходным и начать новую прогрессивную роль внутри института [монархии]. Мы намерены отойти от дел в качестве «старших» членов королевской семьи и работать над тем, чтобы стать финансово независимыми, продолжая при этом полностью поддерживать ее величество королеву [Елизавету II]. С вашей поддержкой, особенно последние несколько лет, мы чувствуем, что готовы к таким переменам. Мы планируем балансировать наше время между Великобританией и Северной Америкой. Жизнь на два континента позволит нам вырастить сына с уважением к королевской традиции, к которой он принадлежит по праву рождения, и одновременно расширит личное пространство нашей семьи и даст нам возможность сосредоточиться на новом этапе в жизни, частью которого будет создание благотворительного фонда».

Chris Jackson/Getty Images

Это стало шоком не только для рядовых британцев, для которых новости о членах королевской семьи — едва ли не главное национальное развлечение, но и для самой Елизаветы II. По слухам, королева была подавлена и разочарована решением внука, а принцы Чарльз и Уильям испытывают предельную ярость. «Их заявление не было согласовано ни с кем. Это нарушение протокола. Это объявление войны семье», — рассказал высокопоставленный придворный источник газете The Sun.

Британская пресса пестрит драматическими заголовками: «Гнев королевы», «Мегзит», «Они даже не сказали королеве» и так далее. Источники в окружении семьи активно комментируют ситуацию. «Все вокруг делали все возможное для них: они получили свадьбу, какую хотели, дом, офис, деньги, сотрудников и все, что хотели. У них была поддержка семьи. Что им еще надо было?» — заявил один из собеседников The Daily Mail.

Букингемский дворец пока ограничился коротким и сдержанным заявлением о том, что «дискуссия с герцогом и герцогиней Сассекскими находится на ранней стадии». «Мы понимаем их желание найти иной подход, но это сложные вопросы, проработка которых займет время», — сказали в пресс-службе.

PA Images via Getty Images

Что к этому привело?

Принц Гарри и Меган Маркл давно начали дистанцироваться от института монархии: например, отказались от титула учтивости — граф Дамбартон — для своего сына, поэтому он будет известен просто как мастер Арчи Маунтбеттен-Виндзор. Они переехали из Кенсингтонского дворца, завели инстаграм-аккаунт @sussexroyal и покинули благотворительный фонд герцогов Кембриджских, основав собственный.

Andrew Milligan — WPA Pool/Getty Images

За это и не только они регулярно подвергаются нападкам прессы, которая следит буквально за каждым их шагом. Особенно достается Меган Маркл: таблоиды публикуют ее личные письма, осуждают внешний вид, нелестно сравнивают с супругой принца Уильяма Кейт Миддлтон и в целом характеризуют как своенравную герцогиню, которая пытается установить свои правила и хочет жить на широкую ногу за счет британского налогоплательщика — например, в СМИ подробно освещали переделку помолвочного кольца, подаренного ей принцем, переезд из Кенсингтонского дворца в Лондоне во Фрогмор-коттедж и дорогостоящий ремонт, на который потратили 2,4 миллиона фунтов. Чтобы понимать масштабы внимания к ее персоне: в декабре 2018 года, когда беременная Меган Маркл пришла на British Fashion Awards, ее раскритиковали за то, что она слишком часто прикасалась к своему животу во время своего выступления.

В октябре прошлого года терпение королевской четы, по всей видимости, стало иссякать: они подали иск против британского таблоида Mail On Sunday, а также обвинили прессу в беспрецедентной травле. «Возможно, это не самое разумное решение, но оно верное. Потому что мой самый большой страх — повторение истории. Я знаю, каково это — когда человека, которого ты любишь, превращают в объект потребления, что он теряет для публики человеческий облик. Я уже потерял свою мать и сейчас вижу, что моя жена становится жертвой тех же сил», — написал принц Гарри.

Версию о том, что именно внимание таблоидов стало причиной этого решения, подтверждают новые правила, по которым принц Гарри и Меган Маркл теперь намерены взаимодействовать с прессой. Так, теперь ряд британских газет лишаются постоянного доступа к королевской чете и их мероприятиям (так называемая Royal Rota, пул британских СМИ, в который входят The Daily Express, The Daily Mail, The Daily Mirror, The Evening Standard, The Telegraph, The Times, and The Sun). Герцог и герцогиня Сассекские хотят больше использовать официальные каналы коммуникации (в частности, соцсети), а также сотрудничать с нишевыми медиа и молодыми и начинающими журналистами.

John Stillwell — WPA Pool/Getty Images

Почему это важно?

Несмотря на таблоидный характер большинства новостей о королевской семье и постоянные дискуссии об их привилегированном положении, монархия для британцев — важный институт власти, символ, объединяющий всю страну. Кроме того, корона все еще играет заметную роль в конституционной жизни — это хорошо было заметно во время референдумов о независимости Шотландии и членстве в ЕС, отмечает редактор британского издания Royalty Magazine Марко Хустон.

Монархия, как и любой другой политический институт, эволюционирует: это легко проследить по тому, как последние 70 лет менялись отношения короны с британской прессой и как она постепенно теряла свой мистический ореол. Монархия старается идти в ногу со временем, и работа с медиа, необходимость быть публичными — важная часть этой миссии.

«Гарри и Меган удалось достучаться до сердец людей, которые были недоступны для других членов королевской семьи. Они были частью процесса по преобразованию и обновлению института монархии. Вряд ли кто-то мог предположить, что они примут подобное решение», — говорит эксперт Би-би-си Джонни Даймонд.

Бывший пресс-секретарь Букингемского дворца Дики Эрбайтер и вовсе сравнил решение принца Гарри с отречением от престола Эдуарда VIII.

Paul Grover- WPA Pool/Getty Images

В этом контексте нельзя забывать, что принц Гарри и Меган Маркл — одни из самых популярных членов королевской семьи. Так, согласно августовскому опросу YouGov, принц Гарри обходит в рейтинге интереса своего брата, принца Уильяма, второго по очередности претендента на престол. Отделение принца Гарри и Меган Маркл от королевской семьи может нанести короне имиджевый урон.

Она и так переживает непростые времена: так, в октябре 2019 года сын Елизаветы II принц Эндрю был вынужден публично сложить с себя полномочия из-за обвинений в возможных связях с несовершеннолетними девушками, секс-услугами которых, как выяснилось, торговал Джеффри Эпштейн — давний знакомый принца Эндрю.

Что означает «финансовая независимость» принца Гарри и Меган Маркл и что будет дальше?

Вопросов после их заявления больше, чем ответов: Продолжат ли они жить во Фрогмор-коттедже, подаренном им королевой, чем они будут заниматься и на какие средства путешествовать между двумя континентами? И какие у них будут отношения с другими членами королевской семьи?

Dominic Lipinski — WPA Pool/Getty Images

На сайте герцогов Сассекских говорится, что они больше не будут получать деньги из бюджета — так называемого фонда суверена, на которые содержится королевская семья. Сколько именно средств они получали из фонда объемом 82 миллиона фунтов, точно не известно, но британские СМИ называют цифру 2 миллиона. При этом им, как членам королевской семьи, положена охрана — а это по меньшей мере 600 тысяч фунтов в год, посчитал Daily Mail.

Бедствовать принц Гарри и Меган Маркл, понятное дело, не будут: принц Гарри ежегодно получает часть доходов — около 2,3 миллиона фунтов — от поместья своего отца, принца Чарльза (Daily Mail уже ставит перед Чарльзом моральный выбор: продолжить ли финансово поддерживать своего сына-бунтаря?). Кроме того, он унаследовал около 20 миллионов фунтов от своей матери, принцессы Дианы, около 7 миллионов от бабушки, королевы-матери Елизаветы Боуз-Лайон, — большая часть этих средств хранится в трастовых фондах. Собственное состояние Меган Маркл оценивается в 4 миллиона фунтов — преимущественно это гонорары за время актерской карьеры и недвижимость в Канаде.

По данным The Sun, королевская чета еще в прошлом году «сколотила небольшую коммерческую команду в Голливуде», включая бывшего бизнес-менеджера Меган Маркл и пиар-компанию Sunshine Sachs. «Не сомневайтесь, Гарри и Меган захотят заработать много денег и будут в срочном порядке рассматривать коммерческие предложения».

В соцсетях уже бурно комментируют — в основном иронично — независимую жизнь членов королевской семьи.

В официальном аккаунте американского The Daily Show шутят, что нанимают на работу. Требования: «очень хорошо уметь махать рукой» и «говорить на безупречном английском».

Некоторые пишут, что Меган Маркл могла бы сыграть саму себя в шоу «Корона», а вот как могла бы выглядеть сценарная группа сериала на фоне новостей:

«Очень смело со стороны Гарри и Меган Маркл стать фрилансерами в январе».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Принц Гарри и Меган Маркл отказались от королевских полномочий. Елизавета II расстроена и разочарована их решением

Свобода слова или право на частную жизнь: королевская семья против британской прессы

От бунтаря до мужа и отца: история принца Гарри