В российском прокате идет «Скандал» с Шарлиз Терон, Марго Робби и Николь Кидман. Фильм рассказывает реальную историю телеведущей Fox News Гретхен Карлсон, которая в 2016 году начала кампанию против сексуальных домогательств и сексизма на телеканале. В результате глава Fox Роджер Айлз, который заставлял стажерок «доказывать свою верность», а телеведущих — задирать юбки, был вынужден уйти в отставку. Эта же история стала отправной точкой для уже вымышленного сюжета «Утреннего шоу» с Дженнифер Энистон и Риз Уизерспун — резонансного сериала, с которого Apple TV+ запускала стриминговый сервис осенью 2019 года. Обе истории с разных сторон раскрывают, насколько укоренился сексизм в телеиндустрии и в каком шатком положении находятся работающие там женщины, которые изо дня в день подвергаются харассменту.

Харассмент — это домогательства в любой форме, будь то сексуальные домогательства, попытки морального или финансового давления и так далее. Это токсичная обстановка, в которой один человек может себе позволить принуждать к чему-то второго человека, а тот, в свою очередь, не имеет возможности остановить это давление. В разных странах с харассментом борются по‑разному — тут работают и официальные штрафы (например, во Франции за домогательства на улице предусмотрен штраф в размере от €90 до €750, в Аргентине — 1000−15 000 песо), и громкие общественные движения вроде #MeToo.

Ксилография, XIX век Fotobank / Getty Images
Ксилография, XIX век

В России же с законодательной точки зрения ситуация сейчас укладывается во фразу «нет закона — нет проблемы». С 2016 года и по сей день разрабатывается, но так и не принят закон о домашнем насилии. В 2015 году Госдума отклонила законопроект о введении в Уголовный кодекс статьи за домогательства, но сегодня закон не защищает даже тех, кто оказался жертвой изнасилования (вспомним дело сестер Хачатурян). По официальной статистике, только за 2017 год изнасилованиям, насильственным действиям сексуального характера и развратным действиям против желания подверглись 12,6 тысячи женщин и 1600 мужчин, в том числе несовершеннолетних (неофициальная статистика говорит о том, что ситуация намного хуже: лишь каждая десятая жертва изнасилования об этом заявляет).

И еще немного цифр: по данным Института социологии РАН и Нижегородского государственного университета имени Лобачевского, 25% россиян считают домогательства на работе личным делом людей (при этом 30% россиян сталкиваются с домогательствами и гендерным насилием на рабочем месте). А 24 июня 2019 года Россия воздержалась от голосования за конвенцию Международной организации труда о недопустимости домогательств на работе (при этом направила 80 правок, которые в итоге не были приняты).

В конце 2019 года в «Интерфаксе» прошла первая в России конференция, посвященная проблеме харассмента в нашей стране. Инициатором дискуссии стала Юлия Андреева — адвокат, соруководитель практики частных клиентов Адвокатского бюро «S&K Вертикаль», она же модерировала беседу. Рассказываем и показываем, как это было.

История 1: Айжан Жакипбекова, общественная активистка

Айжан столкнулась с харассментом лично: 29 июня 2019 года она с друзьями пришла в бар «Молодость», чтобы приятно провести время (алкоголь девушка не пьет). В какой-то момент вечера незнакомец попытался потрогать ее за грудь, а когда Айжан дала понять, что ей не интересны такого рода знакомства, подошел сзади и просунул ладонь между ягодиц. В ответ на жалобы Жакипбековой руководство «Молодости» посоветовало ей не ходить в бары. Девушка обратилась в полицию, но «подходящей» статьи ни в одном из российских кодексов нет.

История 2: Настя Полетаева, digital-директор Esquire

Руководитель digital-направления Esquire рассказала о роли прессы в решении проблемы с харассментом и объяснила, как общественное мнение становится реальным актором в делах о неприкосновенности сексуальной свободы каждого человека.

История 3: Оксана Лаврентьева, владелица компании «Русмода», блогер

Бизнесвумен и популярный блогер Оксана Лаврентьева рассказала, с какими вопросами о харассменте к ней обращаются подписчики, а также на простом примере объяснила, почему принуждение к сексу на рабочем месте не может быть «нормальным» ни при каких обстоятельствах.

История 4: Владимир Дашевский, психотерапевт, кандидат психологических наук, телеведущий

Владимир рассказал о том, какое место склонность к агрессии и насилию занимает в природе человека и как социальные нормы регулируют отношения между мужчинами и женщинами в паре.

История 5: Амина Назаралиева, врач-сексолог, врач-психотерапевт

Сексолог и психотерапевт Амина Назаралиева рассказала о самом понятии харассмента и согласия и о том, как введение сексуального воспитания в школах может помочь победить проблему нарушения сексуальной свободы.

История 6: Арина Сергиевская, руководитель направления по соблюдению деловой этики Unilever

Занимаясь контролем соблюдения деловой этики в российском отделении крупной международной корпорации Unilever, Арина рассказала, как меняется понятие харассмента от страны к стране, насколько зависит от менталитета и как бороться с этой проблемой на рабочем месте.

История 7: Павел Степанов, ассистент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова

Павел рассказал о самом сложном и самом важном аспекте проблемы домогательств — юридическом: почему введение необходимых законов не решит проблему, какие бывают лазейки в делах о харассменте и как выглядит судебная практика по подобным делам в России сейчас.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Дело сестер Хачатурян или дело всей России: можно ли защитить себя и не сесть в тюрьму

"Я даю женщине убежище": как американка Асма Ханиф уже 44 года спасает мусульманок от насилия в семье

Вайнштейнгейт: кого обвинили в домогательствах вслед за голливудским продюсером