Внимание всего мира сейчас приковано к демократическим праймериз в США: результат заранее не известен, к тому же кандидаты в кандидаты действительно из кожи вон лезут, чтобы победить. В результате что не неделя, то новое событие, которое переворачивает всю конструкцию с ног на голову.

Главная сенсация — это, конечно, Майкл Блумберг, которого неожиданно, в обход всех правил, выдвинули в кандидаты от демократов даже не в последний момент, а намного позже, когда стартовый выстрел уже давно прозвучал и остальные участники забега сделали первый круг.

Что надо знать о Майкле Блумберге?

Во-первых, он миллиардер — Forbes оценивает его состояние в $61 миллиард (на момент публикации этого текста Блумберг — девятый в рейтинге самых богатых людей мира. — Esquire). И этим он уверенно затыкает за пояс Дональда Трампа, чье состояние оценивается едва ли в $4 миллиарда.

Во-вторых, он бывший мэр Нью-Йорка, который первым запретил курение в ресторанах и барах Большого Яблока и даже пытался запретить продажу кока-колы в стаканах, объем которых превышает пол-литра, — они в ресторанах фастфуда, напомню, могут быть и двухлитрового размера — чем разозлил всю не желающую худеть Америку.

Getty Images

В-третьих, чтобы поучаствовать в праймериз, Блумберг дважды поменял партию: сначала из демократов стал республиканцем, а потом вновь перекрасился в демократы. В американской политике таких людей не любят и презрительно называют их «флип-флоп» — «шлепанцами», потому что они могут перевернуться любой стороной. Но что интересно, в этом Блумберг, словно брат-близнец, повторяет схему Трампа: тот тоже начинал с республиканцев, потом побывал демократом, а затем опять вернулся в республиканское лоно.

В чем заключается феномен Блумберга?

Ради него демократы перекроили собственную предвыборную процедуру.

По правилам, чтобы, например, участвовать в дебатах кандидатов в президенты, каждый участник обязан собрать пожертвования от минимум тысячи своих последователей (хотя бы по одному доллару). Это история не столько о деньгах, сколько о народной поддержке — что-то вроде российского сбора подписей в поддержку кандидата. Только в США надо подтвердить подпись твердой валютой — вполне в американском духе.

Все другие кандидаты пожертвования собирали. Даже Том Стейер — еще один миллиардер, участвующий в гонке со стороны демократов (его состояние оценивается в $1,6 миллиарда. — Esquire). И вдруг Демократический национальный комитет специально для Блумберга меняет правила игры. Они постановили: если у кандидата национальный рейтинг не меньше 10% в нескольких последовательных опросах общественного мнения, то это все равно что собранные доллары, они же подписи — то есть поддержка избирателей.

Тут мы имеем дело с первым лукавством. Национальный рейтинг — это рейтинг не поддержки, а узнаваемости. Он у Блумберга взлетел до 16%, почти как и у бывшего вице-президента Байдена — тоже кандидата в президенты. Но это говорит лишь о том, что 16% американцев знают, кто он такой, и вовсе не означает, что избиратели собираются за него голосовать.

Значки в поддержку Блумберга Caitlin Ochs/REUTERS
Значки в поддержку Блумберга

Каким образом Блумберг поднял свой рейтинг узнаваемости? Все очень просто: он заполонил телевизор и интернет роликами со своей рекламой. Каждый, кто в США пользуется хоть каким-то электронным устройством, видел рекламу Блумберга. Начав свою кампанию лишь в ноябре 2019-го, Майкл уже потратил более $417 миллионов своих собственных денег. Для сравнения: на все прошлые праймериз Хиллари Клинтон потратила около $200 миллионов (не своих) — и это был рекорд за всю историю выборов в Америке.

Выглядит это очень некрасиво. Особенно после скандала с кокусом в Айове, когда истеблишмент Демпартии на несколько дней задержал объявление результатов. Теперь тот же партаппарат внаглую проталкивает в конкурентную банку с кандидатами тяжеловеса, вооруженного практически неистощимым финансовым ресурсом. При этом все прекрасно понимают, что происходит, — такими поступками демократы еще больше понижают доверие избирателя к себе. А значит, повышают риск снова проиграть Трампу.

Очевидно, что на такие отчаянные меры никто не пойдет просто так.

Зачем же истеблишменту Демократической партии нужен Майкл Блумберг?

Попробую ответить на этот вопрос, не впадая в грех конспирологии.

1. Майкл Блумберг нужен Демпартии, чтобы выполнить за нее «грязную работу» — вызвать Трампа на ристалище черного пиара

Все остальные семь кандидатов от демократов, которые сейчас борются за право попасть в избирательные бюллетени, имеют определенную избирательную программу. Например, Берни Сандерс выступает за экономическое равенство и медицинскую страховку. Уоррен говорит про налоговую реформу. 37-летний мэр города Саут-Бенд Пит Буттиджич упирает на обновление Демократической партии и новое поколение американцев.

И только Майкл Блумберг говорит лишь об одном: мне нужно свалить Трампа!

Трамп — не невинная овечка: он обязательно отвечает на удар. Жестко. А тот, кто вступает с ним в соревнование по киданию грязью, обязательно будет сам залит ею с ног до головы. Другие кандидаты-фавориты вовсе не стремятся попасть под массированный огонь мощнейшего оружия десятилетия — Трамповского твиттера, а Майкл Блумберг, наоборот, принимает удар на себя. Очевидно, эта атака на Трампа — часть интереса Демпартии.

47-летний Майкл Блумберг упражняется на тренажере для скалолазов, 1997 год JHU Sheridan Libraries/Gado/Getty
47-летний Майкл Блумберг упражняется на тренажере для скалолазов, 1997 год

Самое занятное, что Блумберг имеет неплохие шансы выйти из этой дуэли победителем — ведь денег у него куры не клюют. Отсюда и вторая причина.

2. Блумберг нужен Демпартии, чтобы истощить финансовые ресурсы Трампа перед началом основной кампании — борьбы за голоса избирателей

Говорят, что Блумберг не просто имеет десятки миллиардов долларов — значительная часть этих денег, чуть не половина, есть у него в кэше или в активах, которые очень легко обналичить. Состояние Трампа, например, в большей мере представлено недвижимостью.

Сколько бы Трамп ни потратил на перепалку с Блумбергом, это минус к тем деньгам, которые он сможет вложить в свою президентскую кампанию. При этом Блумберг — настолько бездонная бочка бабла, что пересилить этот поток невозможно в принципе. А возвращать ему удары Трампу так или иначе придется: отвечать молчанием на атаки — вовсе не в его стиле. На это и расчет. Потому что если Трамп не ввяжется в бой с Блумбергом, его избиратель с попкорном ему этого не простит.

Майкл Блумберг и Дональд Трамп на гольф-турнире, Patrick McMullan via Getty Images
Майкл Блумберг и Дональд Трамп на гольф-турнире, 20 июля 2007

Таким образом, первые две причины говорят нам о том, что мэр Майкл, возможно, вовсе не самостоятельный кандидат, а разменная монета. Эдакий брандер, который должен торпедировать авианосец под названием «Дональд Трамп».

Но на самом деле это далеко не все.

3. Майкл Блумберг для демократического истеблишмента — более удобный кандидат, чем Берни Сандерс или Пит Буттиджич

После явного отставания в стартовом забеге фаворит демократов — Джо Байден — может уже и не разогнаться так, как им хотелось бы. Тогда демократам останется хотя бы этот Блумберг — понятный, близкий, типичный денежный мешок, который не раз им помогал и платил. Все лучше, чем «сумасшедший революционер» Берни, который предал их королеву Хиллари Клинтон на прошлых выборах и, по их мнению, разваливает партию. Или открытый гей мэр Пит, который разваливает партию не «вообще», а совершенно намеренно — честно заявляя, что пора попросить на выход весь 70-летний истеблишмент «дома престарелых», чтобы заменить его молодыми.

Однако прежде, чем ставить на Блумберга как на последнюю надежду, у Демпартии есть еще одна возможность использовать его как пешку для финального гамбита.

4. Майкл Блумберг поможет отобрать голоса у фаворитов гонки, чтобы не дать никому победить в первом туре на летней демократической партийной конференции

Обычно в результате праймериз вперед вырывается кандидат-фаворит. Но очень вероятно, что в этом году фаворита не будет — произойдет так называемое контестед (то есть конкурентное) голосование. В последний раз такое было аж в 1976 году у республиканцев с Рональдом Рейганом — и в 1980 году у демократов.

Похоже, многие из кандидатов заранее снимать свои кандидатуры не намерены и захотят побороться за голоса на конференции — так называемом кокусе (в США кокусы используются для первичного выдвижения кандидатов в президенты от политических партий. Кокусы, наряду с праймериз, являются официальными мероприятиями, на которых определяются кандидаты в президенты США. — Esquire). Чтобы победить в первом туре, одному из них нужно набрать сразу 50% голосов. Пока что это представляется вполне возможным — например, если Берни Сандерс уговорит Буттиджича его поддержать, а Уоррен и Клобушар сойдут с дистанции. Тогда против Сандерса останется один Байден, и его почти наверняка ждет сокрушительное поражение.

Но если в уравнение вмешается Блумберг? Он легко оттянет на себя минимум процентов 10 голосов, и победы в первом туре Сандерсу не видать.

Блумберг выступает перед электоратом в Северной Каролине, 13 февраля 2020 Jonathan Drake/ REUTERS
Блумберг выступает перед электоратом в Северной Каролине, 13 февраля 2020

После чего в дело вступит кавалерия — суперделегаты (сливки из бывших сенаторов, конгрессменов и прочих партийных тяжеловесов, всего 771 человек). В конференции Демпартии участвует около 4000 делегатов из всех штатов США. Но если они не выберут кандидата от партии в первом туре, ко второму голосованию подключится тот самый истеблишмент, который, похоже, и затеял всю авантюру с Блумбергом. Они не только будут голосовать сами, как хотят, но и собственным авторитетом смогут перетянуть на свою сторону других делегатов. И тогда у старожилов Демпартии появится возможность вытащить из электорального болота даже проштрафившегося Джо Байдена!

Осталось ответить на последний вопрос — хорошо это или плохо, что Демпартия вытянула из рукава джокера в лице Майкла Блумберга? Для демократов США — однозначно плохо. Это очередное подтверждение того факта, что старый истеблишмент не хочет меняться и что они готовы своими руками устроить даже раскол в партии, лишь бы не допустить до принятия решений молодых и прогрессивных (как Пит Буттиджич) или хотя бы просто прогрессивных (как Берни Сандерс).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

"Вы — спящий агент КГБ": пранкеры Вован и Лексус разыграли сенатора США Сандерса от имени Греты Тунберг

Россия вмешивалась в американские выборы, но сговора с Трампом не было: что мы узнали из доклада Мюллера

Почему Борис Джонсон — не британский Дональд Трамп