Производством сериала по «Властелину колец» займется Amazon
Далее Производством сериала по «Властелину колец» займется Amazon
Что смотреть, пока вы ждете второй сезон «Большой маленькой лжи»
Далее Что смотреть, пока вы ждете второй сезон «Большой маленькой лжи»

В начале 2014 года Брайан Крэнстон получил «Эмми» за роль Уолтера Уайта в сериале «Во все тяжкие». На церемонии вручения актер рассказал немного о своем прошлом: у него было трудное детство, и ему всегда приходилось выкручиваться из разных ситуаций; он всегда искал лазейки и ходы, чтобы сделать себе жизнь попроще — и друзья за это прозвали его Sneaky Pete, «Проныра Пит» (слово «проныра» куда больше подходит в данном случае, но раз уж в России Пит стал подлым, будем далее называть его так). На следующий день Крэнстону позвонили из телевизионного подразделения Sony и спросили, не хочет ли он рассказать историю об изворотливом подлом Пите в сериальной форме. Крэнстон ненадолго задумался и решил, что да, хочет.

Три года отсидки мошенник Мариус (в исполнении Джованни Рибизи) делил камеру с болтливым оболтусом Питом. Пит говорил без остановки, все время ныл, и нытье его было ностальгическим: по старым временам, когда он вместе с другом Тейлором жил у бабушки с дедушкой, и жизнь была такой беззаботной и счастливой. Но после ссоры матери и бабушки и переезда Пита, рая больше не стало, а вместо него — цепочка печальных событий, которая и привела бедолагу на соседнюю койку к Мариусу, в тюрьму. Пит говорил, Мариус терпел — и, как оказалось, не зря. На свободе Мариуса поджидал криминальный воротила Винс (сам Брайан Крэнстон), чтобы убить, и Мариусу стало срочно необходимо где-то спрятаться — и тогда он решил притвориться своим бывшим сокамерником и пришел в тот самый дом к бабушке и дедушке: вот он я, Пит, блудный внук, я вырос и вернулся. Бабушка с дедушкой поверили.

У «Пита» были все шансы стать проходным шоу или вообще не выйти, но вместо этого он внезапно стал историей о том, как новые медиа побеждают старые. Первую версию Крэнстон разрабатывал вместе с создателем «Доктора Хауса» Дэвидом Шором для телеканала CBS, и планировали они процедуральный сериал, в котором каждая серия была бы отдельной маленькой аферой — то есть тот же «Хаус», только детектив и от лица грабителя. Но снятый пилот телеканал запорол — и тогда на сцене появился сервис Amazon, выкупивший права. В Amazon сразу сказали: к черту процедурал, мы хотим историю Пита (ну, то есть афериста Мариуса, притворившегося Питом). Тогда же с производства слился Шор, чей опыт работы на старом ТВ стал нерелевантным, а вместо него на горизонте появился создатель «Правосудия» Грэм Йост. В «Правосудии» у Йоста в роли судебного маршала с замашками ковбоя Рейлана Гивенса блистал Тимати Олифант; броская харизма актера была использована для соответствующих южному колориту шоу реплик вроде «Когда нам в следующий раз придется разговаривать — это уже будет не разговор» и нравоучений в духе «Если тебе с утра попался козел — тебе попался козел, но если весь день все вокруг тебя козлы — козел ты сам». Мариус-Пит — материал уже посложнее, персонаж отрицательный, но и тут Йост вытянул благодаря наиудачнейшему кастингу.

Речь идет о Джованни Рибизи, одном из тех актеров, которые на экране целую вечность, но при этом остаются незаметными. Он был склизким братом Фиби в «Друзьях», мерзким корпоративным воротилой в «Аватаре» и психом с педофильскими усиками, пытавшимся выкрасть Теда в обеих частях «Теда». К Рибизи всегда обращались, когда нужен был противный злодей, вот и тут он отозвался на требование той самой отрицательной харизмы — и подошел как влитой. «Пита» стоит смотреть в первую очередь ради Рибизи — это его заслуженный за двадцать лет на экране бенефис. Джованни будто не играет сам, это делает его персонаж — и актером импровизации ему приходится быть каждую минуту, а на его лице, в его мимике всегда четко отражается каждое усилие. Он местами похож на уличного пса, который не знает точно, накормить ли его пытается встречный незнакомец или дать пинка. Каждая секунда его жизни — это борьба, и его мускулы так красноречиво отражают то, как нелегко она ему дается, что Мариуса постоянно хочется крепко, по‑братски, обнять — даже зная, что братом-то он лишь притворяется, а в результате объятий скорее всего потом недосчитаешься часов и кошелька.

Тем временем вокруг персонажа Рибизи Йост с Крэнстоном строят альтернативную реальность, где каждый встречный — тоже выдающийся мошенник, эдакие «Одиннадцать друзей Оушена», только все нищие, несчастные и нет Брэда Питта с Джулией Робертс. Собственно, бабушка с дедушкой Пита тоже оказываются не самыми простыми людьми, а семья их — не такими живыми манекенами из картинок в фотобанке по запросу «счастье», как могло бы показаться из рассказов реального Пита. И, наверное, как раз поэтому Мариус к своей новой фальшивой семье привязывается уже не понарошку, а заодно понимает, что вообще это такое — семья.

Впрочем, от нравоучений и морали «Подлый Пит» держится подальше, и в этом его второе главное достоинство. Это не «престижное ТВ», не материал для наград; это довольно простая на самом деле история. Все десять серий легко пересказать минут за пять, даже особо не проспойлерив, потому что сюжетные повороты не несут каких-то особых откровений — «Пит» дан нам, лишь чтобы наблюдать и наслаждаться. Американские рецензенты отмечают эту особенность скорее как недостаток, но для уставшего зрителя, которому заморочил голову «Мир Дикого Запада», свел с ума «Легион» и которого до смерти залечило «Черное зеркало», — для него «Пит» как панацея. Или, собственно, как семья, с которой можно спокойно провести десять вечеров, и все вокруг такие родные и близкие. Хотя, наверное, когда самым комфортным шоу года пока оказывается криминальная драма про шарлатанов — это тоже высказывание о духе времени.