Оставайтесь дома?

«Помогите, у меня сын, 8 месяцев! Его отец, мой муж, каждый день пьет и бьет меня просто так. Я не знаю, что делать, суды не работают — развестись я не могу!»

В условиях карантина по всему миру произошел резкий рост количества жалоб на домашнее насилие. Цифры говорят сами за себя: в Испании количество звонков на горячую линию за первые две недели изоляции выросло на 18%, во Франции — на 30%, в России, по разным оценкам, от 15 до 24%, но эксперты считают, что это только начало и эскалация будет продолжаться.

Формула «запереться дома и никуда не выходить», возможно, действительно эффективна против вируса, но не универсальна: дом безопасен далеко не для всех, и многие (преимущественно, женщины и дети), напротив, оказались в ситуации гораздо более страшной, чем возможное заражение. Замкнутое пространство стало токсичной средой для конфликтов — семьи стали проводить больше времени вместе и вынуждены справляться не только с бытовыми вопросами, но и с дополнительным стрессом в виде нехватки денег или риска потерять работу.

По статистике МВД, с 2012 до 2016 года число насильственных преступлений в отношении членов семьи выросло в два раза. В 73% случаев эти преступления были совершены в отношении женщин, а среди насилия между супругами жены составили 92% жертв. В 2017 году число таких преступлений статистически сильно сократилось, поскольку домашнее насилие было декриминализировано. Разумеется, перевод явления в другую категорию никак не повлиял на его частоту, поэтому проведенный в феврале 2020 года опрос «Левада-центра» показал, что каждой третьей российской женщине известны конкретные случаи домашнего насилия в ее окружении.

«Муж может стукнуть меня в соседней комнате, несмотря на то, что у нас сейчас родители вместе с нами, и выйти как ни в чем не бывало. Еще и обвинит меня в бесконечных жалобах на него. Я уже перестала ждать поддержки от родителей, они либо отмахиваются, либо поддерживают мужа».

«Агрессоры обращают ситуацию вынужденной изоляции в пользу себе, — говорит Мари Давтян, руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских НПО, — установить власть и контроль над жертвой у них сейчас получается еще лучше, чем раньше, поскольку женщины напуганы, не знают, куда идти, можно ли уйти, тем более с детьми, можно ли куда-то обращаться».

При этом режим самоизоляции не лишает женщину права покидать дом в случае опасности, а также обращаться за помощью в государственные органы и экстренные службы. Подробная инструкция есть здесь, но вкратце порядок юридических действий такой.

  1. В случае физических повреждений их надо первым делом зафиксировать в трампункте. Оттуда обязаны будут дать официальную телефонограмму в полицию, на которую будет сложнее не реагировать, чем просто на ваше заявление.
  2. После этого подавайте заявление в полицию, лучше лично. При этом обязательно возьмите талон, на котором указан регистрационный номер, присвоенный вашему заявлению по Книге учета сообщений о происшествиях (КУСП). Используя его, вы сможете следить за движением по делу.
  3. Если лично заявление принимать отказываются совсем, например, не пускают вас даже внутрь отделения, обратитесь через электронную приемную. Все равно сведения из травмпункта уже направлены, поэтому полиция будет обязана провести проверку.
  4. Если полиция продолжает бездействовать, нужно обращаться в прокуратуру — это также можно сделать через электронную приемную. Необходимо точно указать, когда и по какому вопросу вы обращались в полицию, в какое отделение, какой ответ вы получили, и подкрепить это всеми имеющимися документами.

«Он на учете стоит после травмы головы. Последние дни ему стало совсем плохо, не спит по ночам, по квартире ходит, нам спать не дает, кричит, за нож хватался, а вчера сказал, что научит сына быстро убивать людей. Я вызывала психиатрическую скорую помощь, но никто не приехал. Позвонила в полицию, они приехали и сказали: «Скажите спасибо Собянину, нам некуда его забрать, везде карантин». И тут же уехали, даже заявление написать не дали».

«Полиция и раньше не слишком активно работала по заявлениям о домашнем насилии, а теперь у них появился еще один повод, чтобы совсем ничего не делать, — говорит Мари Давтян. — Сотрудники полиции либо вообще не приезжают на вызов, а если и приезжают, то говорят, что не могут забрать мужа в отделение, поскольку в условиях карантина изоляторы не принимают никого не содержание. Другие службы, например психиатрическая, также отказываются приезжать, ссылаясь на карантин, хотя для этой женщины и ее детей муж, скорее всего, представляет бóльшую опасность, чем вирус.

Все подобные отговорки служб про карантин незаконны. Все службы — полиция, медики, психиатрия — должны работать, как это установлено федеральным законодательством. Все иные акты — например, указы главы региона о режиме самозоляции — «слабее», чем нормы федерального законодательства, поэтому не могут отменить их действие».

В конце марта ООН обратилась к странам-участницам с призывом принять усиленные меры против домашнего насилия в условиях карантина. Во многих странах такие «нестандартные» меры действительно приняты — например, в Испании в полицию можно обратиться через специальное приложение, не говоря при этом ни слова. Подобное приложение запущено и в Великобритании, вместе с телефонами горячих линий оно указано в специальной брошюре, выпущенной правительством. В Испании и Франции, например, женщины, которые боятся обращаться в полицию, могут сообщить о насилии сотрудникам аптек — для этого предусмотрены специальные кодовые слова, например mask 19.

В Российской Федерации, где домашнее насилие само по себе не является уголовным преступлением, никаких специальных мер для помощи жертвам в условиях самоизоляции на государственном уровне не предусмотрено. Адвокаты и правозащитники, занимающиеся этой темой, обратились к правительству России, а также создали петицию с требованием принять срочные меры защиты от домашнего насилия, которое увеличилось в период самоизоляции.

На деле формальные юридические инструменты, как правило, не работают. Получается, что помощь жертве зависит от самой жертвы — поэтому в первую очередь надо сосредоточиться на том, чтобы по возможности избежать ситуаций прямого физического насилия, а если оно произошло, действовать правильно и быстро — и уходить от абьюзера.

«Муж контролирует все вплоть до мелочей, вплоть до паролей на компьютере. Все документы, и мои, и детей, у него. Для того чтобы посмотреть, что задано ребенку в школу, приходится идти на поклон, и то всё будет зависеть от того, как попросила. У меня голова идет кругом. Я в любом случае виновата во всем, самое страшное, что регулярно грозит отобрать детей, и может это сделать».

Коллективная травма

Именно так описывает нынешнее состояние большинства людей психолог Зара Арутюнян: «Важно понимать, что сейчас очень тяжелая и непривычная ситуация для всех. Например, многие мужчины, которых я консультировала, раньше «сбрасывали» свою накопившуюся агрессию «мирными способами» — ходили на бокс, гоняли на машинах, ходили с друзьями в бары, навещали любовниц. А теперь это все недоступно. То же самое и с женщинами — все «утешения», доступные раньше, тоже оказались отобраны. Плюс к этому высокая турбулентность в целом: ничего не понятно, нарастают страхи и тревога — непонятно, что будет, но всем ясно, что мы станем «нервнее» и беднее, чем были.

И вот в такой ситуации муж и жена оказываются запертыми друг с другом. Если раньше все было не идеально, но вполне переносимо при интенсивности общения по два-три часа в день, то теперь весь негатив резко сконцентрировался. Так что даже в семьях, где не было никаких явных признаков насилия, они могут как раз сейчас появиться».

«Я скажу непривычную для себя вещь, — продолжает Зара, — но сейчас не время отстаивать свои права. В такой ситуации совершенно точно не нужно выяснять отношения, поскольку конфликт возникнет, а возможности его разрешить нет. Поэтому сейчас самое важное — пережить этот период. Жить по принципу: день прошел и слава богу. Нужно понизить свои требования — как к окружающим, так и к себе. Не нужно пытаться быть настолько же эффективными, как обычно. Не должны ваши дети учить сейчас пятый иностранный язык — они и так находятся в стрессе, как и вы. Если при любом вопросе, даже самом незначительном, вроде того, будем есть на ужин борщ или пельмени, разгорается что-то похожее на вспышку, уступите. Причем я имею в виду сейчас обе стороны — кто читает эту статью — муж или жена, тот пусть и уступит.

Конечно, многие сейчас «познакомятся» со своими партнерами. Кто-то обнаружит рядом с собой родного близкого человека, а кто-то обнаружит абьюзера. Но все разводы будут потом, а сейчас главное — сохранить себя, причем как в физическом, так и в психологическом смысле. И еще один непопулярный, но вполне действенный совет. Если чувствуете, что сами начинаете дестабилизироваться, попейте что-нибудь из доступных успокоительных или, если у вас есть, что-то из рецептурных препаратов — хуже точно не будет, зато избежите лишнего напряжения и всю семью не «заведете».

Пограничная ситуация

«Муж во время ссор ходит за мной по всей квартире, изводит меня просто, такое впечатление, что провоцирует, записывает наши ссоры на телефон. Я пытаюсь уйти от него в другую комнату, но он не дает. Бесконечные упреки и оскорбления — какая я тупая, бесполезная, детей не умею воспитывать, сижу у него на шее, жить ему не даю».

В случае не физического, а психологического насилия специалисты рекомендуют метод терапевтической диссоциации — создайте безопасное и приятное место в своем воображении и укрывайтесь там каждый раз, когда подвергаетесь нападкам, придиркам, унижениям и другим видам психологического насилия. Это поможет вам сохранить себя и в то же время не реагировать слишком бурно, чтобы не развивать ситуацию.

Не оправданием, но причиной агрессии является тревога. Она может быть вызвана какими-то внешними обстоятельствами, на которые агрессор не может повлиять и даже не может излить агрессию непосредственно на них, поэтому «под горячую руку» попадаете вы. В таком случае попытайтесь снять тревогу агрессора. Тут может помочь признание чувств: то есть вы признаете, что это действительно тревожная ситуация, сидеть взаперти действительно плохо; если грозит или случилось увольнение — это действительно тяжело и так далее. Позвольте потенциальному агрессору про это говорить, будьте на его стороне. Если он злится, злитесь вместе с ним на эту реальную ситуацию, на которую он не может воздействовать. Напомните ему, как он справлялся с другими тяжелыми ситуациями, подчеркните, что именно вы цените и уважаете в нем.

Если есть что-то, что снимает тревогу агрессора, самое время это применить. Но очень важно не прибегать к алкоголю и другим веществам, которые, напротив, вызывают дестабилизацию психологического состояния. Начать выпивать вместе с агрессором в надежде обезопасить себя — весьма распространённая ошибка, по мнению экспертов.

Если же физическое насилие уже происходит, важно действовать четко и своевременно.

Не пропустить момент

В группе риска находятся прежде всего те, кто живет с людьми с психическими заболеваниями, с теми, кто употребляет алкоголь и наркотики, а также те, кто уже подвергался физическому насилию со стороны партнера хотя бы один раз.

«Очень важно трезво оценивать ситуацию, — напоминает руководитель психологического направления центра «Насилию.нет» Татьяна Орлова. — Многие женщины до последнего стараются не замечать происходящее. Так как простого выхода нет, они надеются, что все нормально, пока не начнутся уже реальные избиения. И даже тогда продолжают верить, что все наладится и обойдется. На самом же деле ничего не наладится, агрессору по‑прежнему нужно будет куда-то размещать свою агрессию, которая будет только нарастать. Поэтому если есть возможность проводить карантин в разных местах — уехать к родственникам, на дачу, куда угодно, — сделайте это. И не берите в расчет никакие неудобства этого варианта: хуже условия, меньше площадь и так далее. Все это неважно по сравнению с тем, что будет, когда в нужный момент вы не сможете убежать от агрессора. Если не можете уехать сами, хотя бы отправьте к родственникам детей. Не нужно рассчитывать, что при детях агрессор будет вести себя лучше. Напротив, в ситуации острого дефицита личного пространства их присутствие не только не поможет, но сделает хуже. Не говоря уже о том, что для детей находиться в такой ситуации, мягко говоря, неполезно. Кроме того, в экстренном случае с детьми будет гораздо сложнее эвакуироваться».

«Мужа уволили, и он теперь срывается на нас с сыном. Я хотела уехать к родителям, а он сказал, сообщит в полицию и опеку, что я из дома ушла, и это опасно для ребенка, и у меня тогда ребенка отберут».

«Если настанет необходимость бежать, не нужно об этом объявлять обидчику, — отмечает Татьяна Орлова. — Пытаться таким способом вразумить агрессора — распространенная ошибка. Вы добьетесь ровно противоположного эффекта и убежать уже не сможете. Поэтому если вы чувствуете себя в опасности, уходить надо или незаметно, или под каким-то невинным предлогом вроде «пойти вынести мусор».

Тревожный чемоданчик

На такой случай у вас уже должен быть собран «тревожный чемоданчик» в таком месте, чтобы агрессор его не нашел. Сложите туда документы, причем не только паспорт, но и медицинский полис, СНИЛС, документы на детей, рецепты на лекарства и так далее. Там обязательно должны быть какие-то наличные деньги, а также минимально вещи, ваши и ребенка. Очень полезно иметь второй телефон, номер которого агрессор не знает.

Нужно обязательно подготовить «запасной аэродром» — заранее договоритесь с друзьями и родственниками, которые смогут вас приютить. Договоритесь с соседями, чтобы они не боялись вызывать полицию, если услышат крики и шум из вашей квартиры. Если укрыться не у кого, изучите заранее, какие организации помощи жертвам домашнего насилия есть в вашем городе. Кризисные центры в основном закрыты на карантин, но в некоторых регионах работают так называемые кризисные квартиры или есть договоренность о временном размещении с гостиницами и хостелами. Узнайте все это заранее, чтобы в экстренной ситуации не тратить время на поиск.

Помните, что вы ни в чем не виноваты, поведение агрессора — это его ответственность и это результат процессов внутри него. Вы не имеете к этому отношения и не сделали ничего плохого. Сосредоточьтесь на помощи себе и своим детям. Не стесняйтесь обращаться за помощью к окружающим, вам нечего стыдиться, вы пытаетесь спастись из смертельно опасной ситуации, поэтому любые предрассудки и неудобства в данном случае неважны.

Список контактов, куда можно обратить за помощью:

  • Консорциум женских неправительственных объединений (форма онлайн-обращения за юридической помощью)
  • «Зона права»: +7 (917) 897-60-55 (обращение за юридической помощью в WhatsApp, Telegram)
  • Центр «Насилию.нет»: +7 (495) 916-30-00, info@nasiliu.net
  • Центр «Сестры». Кризисная почта: online@sisters-help.ru
  • Центр против насилия в отношении женщин «АННА» (8−800−7000−600, всероссийский телефон доверия для женщин, пострадавших от домашнего насилия (бесплатно с городских и мобильных телефонов)
  • Проект «Правовая инициатива»: +7 (499) 678-21-37, +7 (981) 713-20-83 (СМС и звонки)
  • Женский кризисный центр «Китеж»: +7 (916) 920-10-30 (WhatsApp)
  • Сеть взаимопомощи «ТыНеОдна», tineodna.ru, help@tineodna.ru
  • РОО ИНГО «Кризисный центр для женщин» в Санкт-Петербурге (онлайн-приемная crisiscenter.ru; психологическая и юридическая помощь по телефону: 8 (812) 327-30-00, юридический чат в WhatsApp: 8 (921) 303-08-20)
  • Обращения в мессенджерах соцсетей: Facebook, «ВКонтакте», Instagram