Идея проекта родилась сама собой — в Кратове жили несколько поколений моей семьи, как по папиной, так и по маминой линии. Один дом принадлежал моему прадеду по отцовской линии Анатолию Долгинову, который был главным инженером на силикатном заводе в г. Жуковский. На этой даче потом жили моя бабушка с дедушкой, там выросли мой отец и моя тетя. Сейчас за домом следит и живет мой двоюродный брат, он трепетно хранит былую атмосферу, за что ему большая благодарность.

Я уже застал другую дачу — ее в 1980-х построил мой второй дед по маминой линии Василий Романов; сейчас там живут мои родители — это место, где мы собираемся всей семьей, место единения.

Дом, построенный в 1938 году прадедом Савинцева Анатолием Долгиновым.
Дом, построенный в 1938 году прадедом Савинцева Анатолием Долгиновым

В целом Кратово сохранилось в том виде, каким я помню его из детства, но поселок постепенно теряет облик: множество домов утрачено, нынешние владельцы хотят комфорта, не задумываясь о сохранении традиций. Это не плохо, но хотелось бы преемственности в архитектуре, сохранения элементов, присущих дачам Кратово. Удручают заборы, огромные барьеры, которые люди возводят, отгораживаясь от мира, соседей, от пространства.

Старые кратовские дачи

Этот дом родом из Австрийских Альп — хозяева зовут его «Отдых». Его привезли после войны, в 1946 году — дом был разобран, пронумерован и доставлен в Кратово, где его воссоздали пленные немцы. Поселок состоял из восьми домов и сторожки. «Отдых» дошел до нас практически в первозданном виде, а другие дома либо снесены, либо перестроены до неузнаваемости. Сейчас здесь постоянно проживает сын хозяина этого дома Климкин Александр Михайлович (1941 года рождения) со своей супругой Ларисой.

Эта потрясающая усадьба была построена в 1950-х годах. Здесь живет Кирилл — внук известного московского врача Сергея Кагана и правнук архитектора Абрама Кагана. Я много раз проезжал мимо этой дачи, пока мне довелось познакомиться с хозяином. Он оказался очень приятным человеком, который ценит историю и бережет прошлое. Несколько лет назад из-за ураганных ветров на крышу дома упали деревья, в результате чего была утрачена настоящая черепица. Хозяин долго пытался найти тех, кто восстановит ее, цена вопроса оказалась велика, и крышу пришлось перекрывать железом. Но и это не испортило духа дома.

У этого дома интересная история на две семьи. На фотографии запечатлена половина, которая принадлежит Юрию, он внук Ашавского Александра Михайловича — профессора, специалиста по горному делу и автора множества научных работ и патентов, которые используются и по сей день. Дом достался Юрию в увядшем состоянии, и он понял, что если его не восстановить, то он будет утрачен. Заморозив строительство нового каменного дома, он совместно с хозяевами второй половины отреставрировал старый — его поднимали целиком с заменой нижних венцов. Элементы декора заказывали в мастерских по образцам. Это хороший пример, как можно восстановить старину новыми материалами, чтобы она не утратила эстетику.

Очень люблю этот дом. У него сложная и интересная судьба: насколько мне удалось выяснить, долгое время он принадлежал министерству тяжелого машиностроения, но, в отличие от других министерских дач, он не относится к типовой архитектуре. Мне рассказывали, что дом отобрали у репрессированных и потом передали министерству. Какое-то время часть особняка принадлежала какому-то замминистра, а потом его сыну, музыканту. Сейчас эта половина пустует, якобы какое-то юридическое обременение. Лет пять назад участок продавался. К сожалению, зарос совсем.

Еще один домик из детства — мы знатно проводили здесь время с соседскими детьми, играя в прятки. Сейчас у дома новые владельцы, купившие его лет 15 назад. К сожалению, они не знакомы с его историей и даже не интересовались, но надо отдать должное — они сохранили его внешний вид.

Нынешний владелец Михаил купил этот дом несколько лет назад и, что удивительно, сохранил аутентичный интерьер. Он рассказал мне его историю, к сожалению, без фамилий. Так вот, дом был построен офицером (вероятнее всего, НКВД) специально для своей больной матери, которой требовался уход и покой. В нем была ванная комната, две печки и уникальная литая винтовая лестница и даже лифт на второй этаж — сейчас шахта заложена и в ней обустроены кладовые. К глубочайшему сожалению, больше информации нет, но и эти крупицы ценны и побуждают изучать, исследовать и ценить. Позднее дом принадлежал педагогу Щукинского театрального училища М. А. Пантелеевой и ее сестре-переводчике, он достался им от отца, преподавателя в Менделеевке. Ну и вишенка на торте — этот дом можно арендовать всего за 25 тысяч в месяц или купить за девять миллионов рублей.

Чем больше общаюсь с домами, тем больше начинаю считывать их характер и образ. Вот с виду ничем особым не выделяющийся дом, но, я не знаю, почему-то ощущение четкое, что это она — дача, такая нежная, но в то же время подчеркнутая, изящная.

Увидеть этот дом с дороги практически невозможно. Я обратил внимание на него совершенно случайно, когда ехал на машине и увидел краем глаза кусочек окна. Полез смотреть — забор метра три, хозяев нет. По одной из версий, в этом доме собирались художники-авангардисты, шли беседы, встречи, обмен творческими планами и идеями. Я это слышал от одного человека вскользь, и не факт, что речь шла именно об этом доме, но я в процессе поиска и уточнения информации.

Такие дома уже катастрофическая редкость, и не потому, что не сохранились, а потому, что в этом доме продолжает жить дух кратовских дач, дух профессорской интеллигенции. Все благодаря семье, которая не променяла ценности на фантики. Понятно, что можно лучше, комфортнее, выбросить ненужное — но как определить это ненужное? Это живой, настоящий, сильный, немного подветшавший дом — но с характером. С хозяином — Владиславом Погодиным-Алексеевым — я познакомился совершенно случайно, когда набрался смелости и зашел на участок. О нем можно узнать больше у меня в Instagram TV.

Это представитель генеральских дач. Раньше здесь жили две семьи, но до наших дней дожила лишь супруга одного генерала. Каверза в чем? А в том, что на даче никого нет, а соседи смогли рассказать лишь эти крупицы информации.