Производством сериала по «Властелину колец» займется Amazon
Далее Производством сериала по «Властелину колец» займется Amazon
Что смотреть, пока вы ждете второй сезон «Большой маленькой лжи»
Далее Что смотреть, пока вы ждете второй сезон «Большой маленькой лжи»

Сценарий «Хорошей борьбы» пришлось переписать за несколько дней до начала съемок. По оригинальной задумке, вслед за победой Хиллари Клинтон на президентских выборах в США, вдохновленная и окрыленная юристка из Чикаго Дайан Локхарт (Кристин Барански) решает покинуть собственную компанию, чтобы заняться чем-то общественно важным. Но выборы случились, а Клинтон не победила. В итоге первая сцена выглядит следующим образом: Дайан смотрит трансляцию инаугурации Трампа в темноте и одиночестве, не произнося ни слова, — выражение лица и без того достаточно красноречиво. Через полминуты Локхарт не выдерживает и выключает телевизор, после чего идет увольняться — не ради политической карьеры, а просто на пенсию. Она даже приглядела себе домик в Провансе, в котором можно было бы спокойно вдали от Трампа дожить свои дни.

А дальше все по старому сценарию. Уйти на пенсию не получается: буквально через пару дней после увольнения выясняется, что ее распорядитель финансами Генри Ринделл — мошенник, копия Берни Медоффа (американский бизнесмен, создатель самой крупной в истории финансовой пирамиды. — Esquire), и все деньги испарились, как и мечта о домике в Провансе. Осложняет ситуацию еще и тот факт, что Ринделл был не только распорядителем финансов, но и близким другом, которого Дайан рекомендовала всем своим знакомым, отчего многие от нее отвернулись. Родная фирма не горит желанием вернуть Локхарт в совет директоров — и ей приходится искать новую работу. После отказа от нескольких крупных контор ее в итоге принимают в «Реддик, Боузман и Колстад», афроамериканскую юрфирму, которой далеко до проблем богатых белых людей, потому связи Локхарт там значения не имеют. И вот отсюда и начинается путешествие по Америке Трампа.

«Хорошую борьбу» можно без страха начинать смотреть с нулевым багажом знаний, но вообще это спин-офф другого сериала тех же авторов — «Хорошей жены» Роберта и Мишель Кинг. Дайан там была персонажем второго плана, а на переднем — Алиша Флоррик (Джулианна Маргулис), жена чикагского прокурора Питера Флоррика, оказавшегося в центре секс-скандала. Алиша решила не бросать мужа и публично поддержать его, чем вызвала одновременно гнев и жалость окружающих. А пока Питер находился под судом, ей пришлось вернуться к заброшенной много лет назад карьере и снова начать юридическую практику. За семь сезонов Алиша из неуверенного специалиста превратилась в настоящую орлицу юриспруденции, а заодно и в политика. В этой трансформации, конечно же, не обошлось без обнажения не самых приятных человеческих качеств Флоррик (журналист The Atlantic ближе к финалу сериала даже сравнивал ее с Уолтером Уайтом из «Во все тяжкие» — то есть с убийцей и наркоторговцем), и один из глобальных выводов шоу был в том, что сунуться в политику и остаться хорошим человеком — дело невозможное.

Но куда важнее общей сюжетной канвы в «Хорошей жене» были сюжеты эпизодические. Кингам как никому другому удается передавать тонкости современного мира, улавливать новые тенденции стремительно меняющейся реальности — и превращать их, например, в юридические задачи, с которыми потом героям приходилось сталкиваться в зале суда. Цифровая слежка спецслужб и полицейский произвол, аварии с участием автопилотируемых машин и сложные споры о патентах и авторском праве — все это уже показали в «Хорошей жене», причем скорость перемещения сюжетов из газетных заголовков на телеэкран была молниеносной. Начавшись вместе с первым сроком Обамы и закончившись незадолго до окончания второго, «Жена» оказалась точной летописью перемен в обществе за эти восемь лет, и сегодня смотрится как игровой учебник истории. Все эти свойства сохранились и в «Хорошей борьбе» — только если «Жена» рассказывала о мире более-менее понятном, то у «Борьбы» задача куда сложнее: она пытается очертить Америку Трампа в тот момент, когда никому, включая самого Трампа, еще непонятно, что это вообще за страна.

В каком-то смысле «Хорошая борьба» — это не столько сериал, сколько киножурнал, какими были «Фитиль» и «Ералаш». Или, что ближе американцам, South Park. Мультсериал Трея Паркера и Мэтта Стоуна тоже фиксирует перемены в американском обществе и — как и «Жена» с «Борьбой» — делает это в альтернативной реальности, населенной вымышленными персонажами с собственной богатой историей. Только если Паркер и Стоун всегда в итоге уходят в едкую сатиру, то Кингам удается отделаться лишь иронией. У Роберта и Мишель нет задачи высмеять современный мир (пусть даже через слезы), они искренне пытаются его понять — и объяснить. И пока им это, кажется, удается: за прошедшие пять эпизодов «Борьба» успела рассказать про войну Трампа с медиа, про работников, которых подводят собственные профсоюзы, про двуличность белого политического истеблишмента и даже про судебное препирательство по поводу оплодотворенной яйцеклетки.

Пусть Кинги и не предугадали победу Трампа, стоит отметить, что они все равно оценивают реальность трезвее доброй половины реальных политических колумнистов США. В конце концов, подсознательно судьбу Клинтон они решили еще в финале «Хорошей жены». И им хотя бы хватило ума подождать результатов выборов, прежде чем начать съемки. Более того, в перерыве между «Женой» и «Борьбой» они сняли мини-сериал «Безмозглые». Фантастический и уже откровенно сатирический сериал (почти на уровне упомянутого South Park), как это ни парадоксально, в то же время стал довольно трезвым комментарием на тему того, что творилось в Вашингтоне во время прошедших выборов — Кинги просто взяли и «упаковали» всю эту буффонаду в историю о том, как прилетели инопланетные жуки и сожрали всем вашингтонским деятелям по половине мозга.

Пока американский либеральный истеблишмент все еще находится в панике и отказывается принимать реальность, списывая победу Трампа на козни русских хакеров, а не на волеизъявление «рассерженных белых мужчин» из самих Штатов, Кинги сделали шаг вперед уже тот момент, когда переписали сценарий первого эпизода. По сути, и переписывать нужно было совсем немного: при любом президенте Дайан Локхарт ждал мир расизма, сексизма и коррупции, которому до лампочки результаты выборов — делать его лучше нужно всем и каждому, а не только одному президенту. Не исключено, конечно, что про русских хакеров мы от Кингов все равно услышим, и будет это максимально неловко (они уже фигурировали пару раз в «Хорошей жене» — в частности, в одном эпизоде хакер Борис чокался рюмкой водки в вебкамеру со словами «На здоровье»). Но с такой же клюквенной иронией Кинги смотрят и на собственный мир, и пока ничто не указывает на то, чтобы точность восприятия и остроумие хоть на секунду их подвели. Даже в этой ситуации, когда не то что будущее — настоящее предсказать порой невозможно.