В Вашингтон к 2 июня стянули тысячи солдат Национальной гвардии из соседних штатов — в результате протесты там не только не сошли на нет, но и заметно увеличились в масштабах. У Белого дома до поздней ночи выходят тысячи протестующих; грабежей и погромов не было, но это и неудивительно — по некоторым данным, помимо Нацгвардии в столицу стянули спецназ ФБР, отряды по подавлению тюремных бунтов и другие спецподразделения.

Во всей остальной стране протесты продолжаются, но тоже, хочется надеяться, переходят в более мирную стадию — полиция уже не так лютует, как еще два-три дня назад. Перспектива ввода войск в американские города многих, кажется, возмутила и напугала. Мэр Нью-Йорка Эндрю Куомо выступил с резкой критикой инициативы президента: он заявил, что полиция Нью-Йорка в сотрудничестве с общественными деятелями вернет в город мир без помощи войск и бронетехники. Тем временем в Нью-Йорке происходят странные вещи: комендантский час, смысл которого в законном основании для задержания всех, кто находится на улице после определенного времени, начинает действовать только в одиннадцать вечера — когда все, что могло произойти на улицах, уже произошло. Также в Нью-Йорке применили инновационную тактику: после наступления темноты направили (мирных) протестующих через Бруклинский мост и перекрыли оба его конца, заставив сотни человек несколько часов торчать под открытым небом.

Протестующие на шествии через Бруклинский мост, 4 июняDemonstrators march across Brooklyn Bridge in protest against the death in Minneapolis police custody of George Floyd in the Brooklyn borough of New York City, New York, U.S., June 4, 2020. КРЕДИТ Andrew Kelly/Reuters Andrew Kelly/Reuters
Протестующие на шествии через Бруклинский мост, 4 июня

В Миннесоте расследованием деятельности полицейских занялись всерьез: губернатор Тим Вальц сообщил, что власти штата в сотрудничестве с организациями по защите прав человека изучат «системные практики полиции в отношении меньшинств».

Эпицентром анархии становится, судя по всему, Лос-Анджелес. Так, за одни сутки в городе сожгли 66 полицейских машин и арестовали 2700 человек — абсолютный исторический рекорд. Требования протестующих, насколько можно судить, сейчас уже абстрактны: справедливость и меры в отношении системного расизма. Власти соглашаются с необходимостью всего перечисленного, но что конкретно нужно сделать, чтобы все успокоились, не понимают. Кажется, этого не понимают и сами протестующие.

К 2 июня накал страстей в Лос-Анджелесе немного спал, чего нельзя сказать о численности протестов. Улицы патрулирует Нацгвардия, и зрелище это сюрреалистическое: военная техника вдоль Аллеи звезд; автоматчики в камуфляже на бульваре Сансет; броневики, припаркованные у Gucci на Родео-драйв. Выглядит, как будто в городе снимается кино — но кино как раз сниматься еще долго не будет.

Впервые за последнюю неделю полиция сориентировалась в ситуации и начала системный отлов мародеров. По телеканалу местных новостей KTLA в реальном времени показывают съемку с вертолета, где грабителей на выходе из разгромленных магазинов пакуют в наручники в среднем каждые полчаса. В некоторых интересных пригородах Лос-Анджелеса вроде Ван-Найса, где даже большинство вывесок на испанском языке, жители готовы встречать мародеров с оружием — к счастью, пока до этого дело не доходит. Полиция Лос-Анджелеса такой информацией не делится, но ходят упорные слухи, что большинство погромщиков и мародеров — приезжие из других городов и штатов. Косвенно это подтверждается публикациями в соцсетях, в которых преступники хвастаются награбленным, — на основе этих публикаций их начинают ловить и предъявлять обвинения.

(В скобках хочется заметить, что популярные в русском сегменте интернета объяснения этимологии слова «лутинг» и его отличий от мародерства всерьез воспринимать не нужно. То, чем занимаются погромщики, называется мародерством, а предъявляется им за это кража со взломом.)

Голливудская аллея славы 2 июня Al Seib / Los Angeles Times via Getty Images
Голливудская аллея славы 2 июня

Интересно при этом, что протесты, судя по всему, достигли своих целей. Экс-полицейский из Миннеаполиса Дерек Шовину, который удерживал Джорджа Флойда, придавив ему шею коленом, теперь обвиняется в убийстве второй степени (это уже очень серьезная статья, это намеренное убийство без сговора, а не убийство по неосторожности, которое Шовину предъявляли изначально); арестованы трое его коллег, присутствовавших при задержании Флойда, — все они поспешили признать себя виновными. Федеральные власти в основном молчат или посылают противоречивые сигналы, но местные принимают меры: так, мэр Лос-Анджелеса Эрик Гарсетти заявил, что финансирование полицейского управления Лос-Анджелеса будет сокращено на $140−150 миллионов, а освободившиеся в бюджете средства будут направлены на помощь меньшинствам. Громче зазвучали голоса брендов, на которые в предыдущую неделю никто не обращал внимания; с самым резонансным и недвусмысленным осуждением системного расизма, как ни удивительно, выступило мороженое Ben & Jerry’s. Владелец моднейшей марки Fear of God Джерри Лоренцо анонсировал благотворительную капсульную коллекцию, все средства от продажи которой будут переданы семье Флойда. Вместо аббревиатуры FG (Fear of God) на вещах будет написано GF — George Floyd.

3 июня случилось беспрецедентное событие: с обращением к нации выступил экс-президент Барак Обама. Его речь (трогательно транслировавшаяся из дома, на фоне шкафа с книгами) шла в прямом эфире всех новостных каналов, кроме ортодоксально-республиканского Fox News. Обама призвал власти штатов пересмотреть принципы работы полиции и выразил уверенность, что протесты 2020 года войдут в историю наравне с событиями 1968 года.

Мародер выносит вещи из разграбленного магазина в Санта-Монике, Калифорния, 31 мая Jason Ryan/ZUMA Wire/ТАСС
Мародер выносит вещи из разграбленного магазина в Санта-Монике, Калифорния, 31 мая

В среду страна пришла в себя настолько, что всерьез задалась вопросом: кто все-таки громил магазины и как эти люди связаны с протестами? Внятного ответа на этот вопрос пока нет, но основная гипотеза такая: под прикрытием мирных протестов действовали организованные (неясно, кем) преступные группы, воспользовавшиеся хаосом для прикрытия грабежей. Корреспондент журнала Los Angeles Magazine описал сцену, свидетелем которой он стал в разоренной накануне Санта-Монике: когда основная масса протестующих прошла мимо, к магазинам подъехало несколько автомобилей. Из них вышло два десятка человек в масках; действовали они организованно и быстро: одни били витрины, другие проникали внутрь, третьи грузили награбленное в багажники. Похожие сцены видели другие очевидцы в других районах города.

Вечером среды также стало известно, что популярного YouTube-блогера Джейка Пола арестовали по подозрению в соучастии разграбления аризонского молла. Не очень понятно, в чем именно заключалась его роль, но паттерн очевиден: многие не очень умные микроинфлюенсеры во вторник-среду начали публиковать в соцсетях видео, где хвастались награбленным. Многих из них моментально арестовали: видео содержали одновременно и доказательства, и чистосердечные признания. Вообще, роль соцсетей в происходящем ждет своего исследователя.

Как и общественное мнение по поводу событий последней недели. Участники мирных протестов и условные либералы (то есть весь Голливуд и прочая массовая культура) уверены, что за разбитые витрины заплатят страховые компании, а жизнь Джорджа Флойда уже не вернуть — и с этим трудно не согласиться. Условные консерваторы (то есть все остальные) и президент считают, что если мирные процессы стали неотличимы от бунтов с погромами, то их необходимо максимально жестко и быстро подавить, пока не пострадали невинные люди, — и это тоже звучит убедительно, особенно если под окном горят машины. Это, конечно, не новое противоречие, просто за последнюю неделю оно максимально обострилось. Понятно, что окончательный ответ на него не будет дан никогда, а вот промежуточный будет получен на ноябрьских президентских выборах в США.

В тот момент, когда начало казаться, что буря улеглась, а протесты либо прекратились, либо перешли в полностью мирную фазу, Лос-Анджелес тряхнуло самое сильное за последний год землетрясение — 5,5 балла с эпицентром в двухстах километрах от города. Общее мнение по его поводу выразил твиттер лос-анджелесского управления полиции: «Дорогая природа, можно мы как-нибудь обойдемся без землетрясений хотя бы до конца 2020 года?»