Джоан Роулинг впервые рассказала о пережитом домашнем и сексуальном насилии. Это заявление писательница сделала в объемном эссе на 3600 слов, опубликованном на ее сайте.

Писательница объяснила, что заговорила об этом только сейчас не потому, что стыдится своего прошлого, а оттого, что этот опыт был для нее слишком травматичным. Кроме того, Роулинг подчеркнула, что это касается не только ее самой, но и ее дочери от первого брака. «Некоторое время назад я спросила, что она думает, если я публично расскажу о своем прошлом, и она поддержала меня», — написала писательница.

Роулинг отметила, что не пытается вызвать жалость и сочувствие. «Я делаю это из чувства солидарности с огромным количеством женщин, переживших похожий опыт, которых заклеймили и обвинили в нетерпимости просто за выражение беспокойства из-за общественных пространств, предназначенных только для одного пола».

Писательница высказалась после скандала, вызванного ее твитом, в котором она пошутила над фразой «люди, которые менструируют». «Люди, которые менструируют. Я уверена, что для обозначения этих людей уже есть какое-то слово. Кто-нибудь, помогите мне. Жинщины? Жайнщины? Жунщщ?» — саркастически прокомментировала Роулинг.

Роулинг утверждает, что триггером для этого заявления стала обсуждавшаяся в шотландском правительстве реформа, позволяющая изменить действительный пол на основе «самоощущения», без медицинского диагноза расстройства гендерной идентичности. «Когда вы открываете двери в ванные комнаты и раздевалки любому мужчине, который считает или чувствует себя женщиной — как я говорила, гендер хотят подтверждать без каких-либо операций и гормональной терапии, — вы открываете дверь любому мужчине. Это простая истина», — пишет Роулинг.

При этом автор книг о «Гарри Поттере» подчеркнула, что много времени уделила вопросу гендерной идентичности и знакома с транс-людьми, которые, как и любое меньшинство, сталкиваются с дискриминацией, агрессией и насилием и нуждаются в поддержке и защите.

По словам писательницы, в процессе изучения вопроса она задумалась, а не решилась бы на смену пола сама, если бы родилась на 30 лет позже. Она рассказала, что, когда была подростком, страдала от обсессивно-компульсивного расстройства и чувствовала себя «бесполой». «Искушение бежать от женственности было бы огромным. Если бы я тогда нашла сообщество единомышленников и поддержку в интернете, я допускаю, что, возможно, нашла бы в себе силы стать сыном своего отца — он часто говорил, что предпочел бы мальчика», — пишет Роулинг.

Несмотря на это, Роулинг чувствует потребность отстаивать свободу высказываться на любые темы и потребность защищать права женщин, подвергшихся травле за свое мнение (писательница напомнила дело британки Майи Форстейтер, которую уволили с работы из-за твитов о том, что «мужчины не могут превратиться в женщин»).

По словам Роулинг, уровень мизогинии в современном уровне зашкаливает. «Женщины никогда не были настолько унижены и обесчеловечены. Начиная от лидера долгой истории обвинений в сексуальном насилии и его горделиво-хвастливого «хватайте их за [промежность]" (Роулинг говорит про Дональда Трампа. — Esquire) до инцелов (от английского Involuntary celibacy, «невольное воздержание». — Esquire) — движения, которое выступает против женщин, отказывающих им в сексе, до транс-активистов, которые говорят, что TERF (trans-exclusionary radical feminist, «исключающая трансгендеров радикальная феминистка». — Esquire) нужно бить и образовывать, и убеждения мужчин любых политических убеждений: женщины напрашиваются на проблемы. Везде, по всему миру женщинам говорят заткнуться и не высовываться или что-то еще».

«Женщинам уже недостаточно быть сторонниками транс-движения. Женщины должны принять и признать, что между ними (биологическими женщинами. — Esquire.) и транс-женщинами нет существенной разницы», — написала Роулинг.

Заявления, что женственность не имеет отношения к полу и что у биологических женщин нет общего опыта, писательница находит «глубоко мизогинистическими и регрессивными». «Более того, «инклюзивный» язык, который называет женщин «теми, кто менструирует» и «людьми с вульвами», дегуманизирует и унижает женщин. Я понимаю, почему транс-активисты считают этот язык уместным и доброжелательным, но для тех из нас, оскорбленных и униженных жестокими мужчинами, этот язык не является нейтральным. Он враждебный и разобщающий», — пишет Роулинг.

Письмо Роулинг вызвало новые обвинения в трансфобии в твиттере и в прессе. «Джоан Роулинг подкрепила свои антитранс-твиты подробным антитранс-эссе», — гласит заголовок Buzzfeed.

В полемику с Роулинг вступили актеры, сыгравшие в экранизации ее книг, — Дэниел Рэдклифф, Эмма Уотсон и Эдди Редмейн.

«Транс-женщины — это женщины. Любое утверждение об обратном стирает личность и достоинство трансгендерных людей и противоречит всем советам, данным профессиональными ассоциациями здравоохранения, которые имеют гораздо больше знаний по этому вопросу, чем Джо или я», — написал Рэдклифф, давно выступающий в поддержку ЛГБТК+ сообщества.

«Транс-люди являются теми, кем они себя заявляют, и они заслуживают жить так, чтобы им постоянно не напоминали, что они не те, кем они себя заявляют», — заявила Уотсон.

Вы поддерживаете позицию Роулинг в этом скандале?
Да
0%
Нет
0%