Главный редактор «Медузы» Иван Колпаков впервые прокомментировал обвинения в харассменте, после которых он в течение четырех месяцев был отстранен от своей должности, а около двух десятков других сотрудников уволились по собственному желанию. Сейчас он по-прежнему работает главным редактором «Медузы». Журналист написал об этом в своем фейсбуке.

События, которые привели к обвинениям в неподобающем поведении, произошли в 2018 году. Сотрудник «Медузы» обвинил Колпакова в домогательствах по отношению к его супруге. В результате главред подал в отставку, о чем стало известно русской службе «Би-би-си». По версии СМИ, Колпаков, будучи пьяным, «прикоснулся» к ягодицам жены сотрудника и сказал ей, что «ему за это ничего не будет».

По словам Колпакова, это была «грубая шутка», адресованная жене сотрудника. «Дело происходило на танцполе — в толпе потных, веселых, дружелюбных, пляшущих людей. Не прерывая танца, я ущипнул жену Н. за попу и пошутил про харассмент. Что именно я сказал, не помню. Мог ли я произнести ту знаменитую фразу — «Ты единственная на этой вечеринке, кого я могу харассить, и мне за это ничего не будет»? Думаю, да, увы. Есть такая вероятность. Но всерьез я бы такое не мог сказать никому на планете — никогда в жизни, ни при каких обстоятельствах.», — заявил журналист.

«Почему я вообще вздумал шутить про харассмент на вечеринке, что это за шутки такие? Что тут смешного? Как я мог себе это позволить, когда это такая серьезная общественная проблема? Почему позднее я надеялся, что редакция поймет меня и простит? Не секрет, что журналисты довольно цинично шутят по поводу того, о чем они пишут. Вы не поверите, но для журналистов в этом смысле нет никаких границ. Отчасти это защитная реакция на нервную работу; отчасти — просто отраслевая особенность; отчасти — способ «думать» про повестку. Плюс лично я люблю грубоватый юмор. Это, конечно, не оправдание. Просто контекст», — добавил Колпаков.

«Вот по телику показывают мою фотографию с подписью «Рижский Харви Вайнштейн». Вот моя бывшая жена выкладывает фотку свидетельства о разводе (мы расстались весной 2018 года); по «России 1» комментируют: «Как и в случае с Вайнштейном, от Колпакова, как только прозвучали обвинения в его адрес, ушла супруга». Вот из Перми мне звонят мои друзья и бывшие девушки и рассказывают, что их просят дать телевизионное интервью по поводу наших отношений», — вспоминает он.

По словам Колпакова, все сложившиеся обстоятельства привели к «катастрофе». Во время этой ситуации его «изо всех сил пыталась защитить Галя Тимченко [гендиректор «Медузы"]", что было негативно воспринято общественностью и профессиональным сообществом, доверие читателей было подорвано, уволилась часть сотрудников, в том числе один из основателей «Медузы» Илья Красильщик.

Колпаков принес извинения за произошедшее. «Я постарался простить себя за ту глупую шутку. И за то, что мы, основатели «Медузы», не смогли достойно справиться с этой ситуацией. Я всегда верил, что у каждого человека есть право на ошибку. Мне бы хотелось, чтобы мы позволяли друг другу исправлять ошибки и начинать все заново. Как бы то ни было, я за свою ошибку заплатил сполна. Не проходит ни одного дня, чтобы мне не напомнили о том, какой я мерзавец. <…> День за днем я переживаю события того времени. По‑настоящему я хочу только одного: чтобы то, что случилось, поскорее стало прошлым», — заключил он. Полностью его рассказ можно прочитать здесь.

На слова Колпакова уже отреагировал в фейсбуке Красильщик. По его мнению, в рассказе главреда «Медузы» косвенно указывается, что он «своим уходом развалил» издание, поэтому журналист также решил представить свою версию событий.

«Я на самом деле ценю Ванины извинения и слова про то, что он всех подвел. Это сложно говорить, это важно. Но прошло полтора года, а очень многие их ждали тогда, это бы сильно помогло. Но тогда было по‑другому. Тогда генеральный директор издания и его 100% владелец (что делает довольно бессмысленным борьбу с ним) вместо беспристрастного разруливания ситуации занялся поиском предателей и пятой колонны внутри издания. И я понимаю, как по‑человечески сложно было занять беспристрастную позицию, но я не понимаю, как можно было в течение нескольких недель разговаривать в редакции словами (сейчас почти точные цитаты) «За этим столом сидит предатель» и «Всем молчать!». Галя [Тимченко] решила, что главная проблема, в том, что редакция не выступает единым фронтом поддержки. Это называлось расколом в редакции. Я совершенно уверен, что раскола не было — люди придерживались разных позиций, но продолжали работать и нормально общаться», — говорит Красильщик.

По его мнению, «развал» издания произошел по вине «менеджмента, этой системы трех основателей, которая не справилась в прямом эфире, из-за невыстроенных процессов». «Я объяснюсь очень осторожно, не хочу делать никаких ярких заявлений, я назову это «неразрешимым конфликтом с другими основателями издания», хотя конечно это не единственная причина, много чего накопилось, неважно», — процитировал журналист свою речь, с которой он обратился к сотрудникам «Медузы», объявляя о своем увольнении.

«Я думал о том, мог бы я сделать по‑другому. Что бы я мог сделать? Я мог бы начать воевать, это бы уничтожило компанию и перессорило всех со всеми. Здесь сидят лучше люди, которые делают лучшее издание в стране и одно из лучших на планете. И здесь не должно быть войны. Я месяц назад при других обстоятельствах в той же комнате говорил про прощение, единение и общее дело. И вместе мы сделали великое дело, нужно продолжать его делать и никакой войны здесь быть не может. Я мог бы отойти в сторонку и превратиться в Дмитрия Анатольевича Медведева. Ну я так не могу, извините. Я мог бы уйти медленнее и осторожнее и плавно передать дела. Я так и хотел — к сожалению, так не вышло. Я скажу последнюю вещь: я считаю, что мы как основатели этого издания не справились. И я прошу у вас прощения», — сказал Красильщик.

А вы следили за этим конфликтом в «Медузе»?
Да
0%
Нет
0%