T

«Я хотел изобразить состояние смерти»: художник Чжан Хуань — о серии работ Love, мире после пандемии и искусстве будущего

До конца 2020 года в Государственном Эрмитаже откроется выставка «Чжан Хуань. В пепле истории», посвященная творчеству всемирно известного китайского художника. Специально к выставке Чжан Хуань создал цикл работ Love, которые вошли в его «Красную серию». В преддверии открытия (надеемся, скорого) Esquire задал художнику несколько вопросов — о его творческих методах, жизни во время и после пандемии, посткарантинном искусстве и о вечных ценностях.

Справка: Чжан Хуань — современный китайский художник, которого прославил ряд громких перформансов в Китае и США. В своих работах он поднимает темы религии, семьи, политики, культуры, бедности и голода. В середине 2000-х он начал создавать масштабные живописные работы, написанные пеплом от благовоний из буддийских храмов. Также он использовал в своих работах кровь, создавал гигантские скульптуры. Его произведения есть в коллекциях Музея современного искусства и Музея Гуггенхейма в Нью-Йорке, Музеях искусства Филадельфии и Сан-Диего, в собрании Гарвардского университета и не только. «Красная серия» — последняя из созданных им на данный момент.

Вопросы: Арина Романцевич

2020/Courtesy of Pearl Lam Galleries/Zhang Huan Studio

1

Я полагаю, что период, последовавший за вспышкой эпидемии, — это начало новой эпохи. Я бы назвал ее постэпидемической эрой. Для нее характерна полная непредсказуемость. Ее особые приметы — это утрата контроля над ситуацией, ощущение немыслимости происходящего, переход в нечеловеческое, звериное состояние, крайнее проявление присущей буддизму идеи о непостоянстве и перерождениях в соответствии с законом о воздаянии. Так выглядит мир будущего. В эту эпоху непредсказуемости невозможно строить планы, делать прогнозы или предварительные расчеты. Это эра страха, безысходности, ярости, переходящей в уныние и депрессию. Такая эпоха ждет нас в ближайшем будущем.

Love No.4

2

Классический пример того, что происходит с семьей во время эпидемии, — это история семьи режиссера Чан Кая. Сначала симптомы пневмонии проявились у его отца. Они обращались в несколько больниц, но из-за нехватки мест отца оставили на домашнем лечении. 27 января он скончался. Члены семьи заразились один за другим. 2 февраля скончалась мать. Чан Кай и его старшая сестра умерли 14 февраля. В течение 17 дней погибло четыре человека. Сын Чан Кая избежал смерти, потому что учился за рубежом.

Поэтому когда, например, моя дочь, мой сын вернулись из Англии, вся семья, включая тетушек, водителя и все окружение, ощутила страх и панику. Я свою дочь увидел только спустя две недели. Через это бессилие, через эти чувства ты ощущаешь величие былых цивилизаций. Перед лицом эпидемии ты осознаешь собственную ничтожность и беспомощность. Семья всегда означала кровное родство, связь через плоть и кровь. Однако ты ничего не можешь сделать, ничем не можешь помочь. Поэтому в такие моменты ты проходишь через переоценку, через переосмысление восприятия всего человечества и себя самого с новых, объективных позиций.

3

Многие люди, глядя на серию Love, спрашивают, нарисован ли это рабочий, или это нарисован череп, или это похоже на что-то еще... Эти вопросы задают постоянно, снова и снова. На самом деле я хотел изобразить состояние смерти. Отношение людей к смерти меняется от страха к беспомощному приятию, за смертью следует перерождение, а за перерождением, по моему мнению, следует новая жизнь. Сегодня, когда вы спросили, связан ли красный с кровью, я прочувствовал эту поразительную аналогию. Что касается значения красного цвета, то мне кажется, что он символизирует хвалу смерти или же красоту смерти, перерождение как революцию и революцию как перерождение.


Love No.3

4

Я меняю свои творческие методы. В ближайшие семь-восемь месяцев я собираюсь отправиться работать в Тибет и северо-западные районы Синьцзяна. Это предполагает передвижную мастерскую и передвижные выставки — такая концепция мастерской, которая путешествует. Культура Тибета и северо-западных районов, исторические памятники, небесные погребения, природа, храмы и монастыри, тибетский буддизм дают возможности для безграничного числа абсолютно новых форм для инсталляций, ленд-арта, скульптуры, живописи, перформанса, видеоарта. Мир северо-запада, который живет в моей душе, вновь заявит о себе. Это будет новый вызов.

Я собираюсь снова начать использовать собственное тело в качестве языка для моего творчества и для выражения своих художественных замыслов. Прежде искусство перформанса, художественные акции являли собой принятие природы и условий среды обитания, демонстрацию неимоверной силы воли. Теперь же использование тела в искусстве покажет, что тело человека, само человечество, отдельная личность — это пылинки, фрагменты праха, которым вновь суждено стать космической пылью.

5

6

Человек всегда считал себя владыкой мира, его хозяином. На самом же деле мы вовсе не являемся таковыми. Мы не можем распоряжаться даже собственной судьбой и собственной жизнью. Когда наши близкие, друзья, наши страны гибнут, когда в этом мире обрывается столько жизней, мы в действительности бессильны. Поэтому главная тема, которую я хотел выразить своим произведением серии Love, — это то, что мы должны дарить больше любви будущему миру и людям, населяющим этот мир.

Любовь источает пылинка, которая кружится в солнечном свете, люди, которых ты когда-то любил и которые любили тебя, знакомые и незнакомые тебе люди, люди, о которых ты что-то слышал, люди, которые некогда населяли этот земной шар, — все они в конечном итоге проводят здесь свою жизнь, каждый из них. Земной шар в масштабах Вселенной — это пылинка в лучах Солнца! Иллюзия, у которой нет ни начала, ни конца! Как мы определяем для себя жизнь и смерть? Мы все еще настойчиво держимся за собственную ничтожную личность? Мы по-прежнему радуемся и скорбим из-за разлуки с объектами материального мира?

7

Гораздо больше, чем проблемы экологии и экологическая ситуация, меня волнует животная натура человека, его звериная натура. Я убежден, что в мире природы человек всегда будет вести себя в соответствии с законом джунглей. Судьбу человека, вне всякого сомнения, определили законы природы.


8

Я твердо верю в учение буддизма о бесконечном цикле перерождений [человека] в соответствии с законом о воздаянии. Человек проходит путь от пламени к пеплу, который развеется вместе с дымом и вновь станет частицей пыли внутри освещаемой Солнцем Вселенной. Это вечный и непреложный закон. Моя возлюбленная — это смерть! Каждый раз, когда я приезжаю в Тибет, мой образ мыслей меняется, отдаляясь от реальности. У меня начинаются сильные галлюцинации. Тибет действует как яд! Места захоронений под открытым небом в условиях тибетского высокогорья для меня подобны мистическому саду. Меня притягивают места небесных похорон. В грезах я вижу, как стаи грифов уносят мое тело и душу за собой на крыльях в синее небо. Смерть, которая длится мгновение, заставляет нас пережить несметное число революций перерождения!

Love No.7

9

У мира искусства в будущем будут такие черты: во-первых, это начало эпохи новых СМИ, мы-медиа. Китай приведет нас в эту эпоху, где интернет-знаменитости будут рождаться в прямом эфире. Во-вторых, искусство будущего будет фрагментарным. В-третьих, нас ждет эпоха, когда экономику начнут определять трафик и число подписчиков. Поэтому нас ждут огромные перемены. Однако человеку необходимо вернуться к природному, исходному состоянию, избавившись от всего наносного, только так можно обрести свободу, подобно Будде Амитабхе.

Love No.2, Love No.7

{"width":1290,"column_width":177,"columns_n":6,"gutter":45,"line":20}
true
960
1290
false
false
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: EsqDiadema; font-size: 19px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}