Активистка Юлия Цветкова, которую обвиняют в распространении порнографии за бодипозитивные картинки и в пропаганде гомосексуализма, дала интервью журналистке Ирине Шихман для ее YouTube-шоу «А поговорить?».

В часовом интервью девушка рассказала о своей деятельности и о том, с чего началось ее преследование полицией.

Еще в марте 2019 года ее вызвали на допрос и заявили, что нашли порнографию в серии картинок «Женщина — не кукла». На них схематично изображены девушки и написано: «У живых женщин есть жир. И это нормально», «У живых женщин неидеальная кожа. И это нормально!», «У живых женщин есть менструация. И это нормально!»

«На тот момент мы смеялись в голос [после допроса]. Никто не думал, что это может вылиться в серьезную историю», — вспомнила Юлия.

По ее словам, местные полицейские не знают, чем феминизм отличается от ЛГБТ, гендер и трансгендер для них — одно и то же. И серию картинок, по словам Цветковой, они дважды посылали на экспертизу в поисках порнографии. При этом порнографии там не нашли.

«Когда завели уголовное дело, от мужчин-полицейских посыпались всякого рода непотребные шутки. <…> Шутки уровня, как шутят за пивасиком в компании. Что-то такое супергрязное и стремное», — рассказала Юлия.

Также ее спрашивали о поездках за границу. «Их очень волновали мои заграничные связи. Спрашивали про связи с США, про связи с Украиной. Про то, чему я училась в Лондоне», — отметила Цветкова.

Кроме того, полицейские говорили, что она «разжигает ненависть в отношении мужчин своим феминизмом».

«Как мне сказали, статья у меня «стыдная». То есть статью о распространении порнографии выбрали не просто так. Выбрали для того, чтобы как можно меньше людей поддерживало, говорило, чтобы мне самой было стыдно про это говорить», — добавила Цветкова.

Также она рассказала о своем детском театре «Мерак». По ее словам, они вместе с участниками труппы ставили спектакли о взрослении, поднимали вопросы о травле, об агрессии и насилии в школе. Но проблемы у театра начались после двух спектаклей, один из них был антивоенный, а у другого было название «Голубые и розовые».

По словам Юлии, они готовились проводить театральный фестиваль в Доме молодежи Комсомольска-на-Амуре. Но им позвонили из администрации города и стали расспрашивать про антивоенный спектакль. Кого-то из администрации «очень зацепила» его афиша и открытка, посвященная этому спектаклю. На открытке были изображены Гитлер и Сталин в окружении отрубленных частей тела и было написано «Можем повторить».

«Дальше нам позвонили из Дома молодежи и сказали, что не могут предоставить нам помещение для фестиваля. <…> Мы звали на репетицию представителей дома молодежи, администрации, чтобы они сами пришли и убедились [что в спектакле нет ничего противозаконного]. Но ни один человек не пришел», — рассказала Цветкова.

Также недовольство вызвал спектакль о гендерных стереотипах «Голубые и розовые», в котором нашли пропаганду гомосексуальности среди подростков. Как отметила Ирина Шихман, которая посмотрела спектакль, в постановке говорится лишь о стереотипах, которыми сопровождается воспитание мальчиков и девочек.

Уже позже власти заинтересовались группой «Монологи вагины», которую Юлия вела в ВК. Там она рассказывала о женском теле, чтобы снять стигму с физиологии: публиковала рисунки, вышивки и аппликации, которые схематично напоминают половые органы. Из-за этого на Юлию и завели уголовное дело о распространении порнографии, по которому ей грозит от двух до шести лет тюрьмы.

Также на Юлию заведено два административных дела за пропаганду гомосексуализма среди подростков. По одному из них она выплатила штраф 50 тысяч рублей в декабре 2019 года.

В поддержку Цветковой высказывались многие медийные личности: Владимир Познер, Рената Литвинова, Максим Матвеев, Евгений Стычкин и многие другие. Также по всей стране прошли акции и одиночные пикеты в ее поддержку.

Полную версию интервью вы можете посмотреть здесь.

Вы следите за делом Юлии Цветковой?
Да
0%
Нет
0%