Пользовательницы российского твиттера начали делиться историями о своих нездоровых отношениях, абьюзе, домогательствах и сексуальном насилии. Героями этих публикаций преимущественно стали мужчины, работающие в российских медиа, — сотрудники «МБХ медиа» и Сбербанка.

Среди прочих прозвучало имя шеф-редактора «МБХ медиа» Сергея Простакова. Несколько девушек написали о том, что он трогал их, пытался поцеловать или склонить к сексу. Кроме того, всплыла история о неподобающем поведении журналиста — он якобы присутствовал и был наблюдателем эпизода группового изнасилования в собственной квартире.

Сам Простаков заявил, что принимает упреки в неподобающем поведении, признался «в неумении строить уважительные и равные коммуникации», попросил прощения у девушек, которых оскорбил своим поведением, и объявил, что покидает должность шеф-редактора «МБХ медиа».

Комментируя историю с групповым изнасилованием, Простаков сообщил, что абсолютно не помнит, что происходило в тот «злополучный вечер» у него в квартире. «Посетители моих вечеринок знают мою привычку не пить до полуночи, так как я должен контролировать всё происходящее в маленькой двухкомнатной «хрущёвке». Когда большая часть гостей уходит, я сажусь на кухне и начинаю выпивать. Тот вечер не был исключением. Понимаю, как это звучит, но я не помню ту ночь. Возможно, я не увидел чего-то, что должен был увидеть. Возможно, что-то воспринял не так, как был должен. Я не помню. Алкоголь не является оправданием и служит плохим объяснением. Мне очень стыдно за это. И я приношу извинения всем, кто во мне разочаровался. Всем, кого эта история прямо или косвенно задела», — написал журналист в своем телеграм-канале.

В этом эпизоде упоминался и фоторедактор «МБХ медиа» Андрей Золотов (кроме того, об эмоциональном насилии рассказала его бывшая девушка). Золотов извинился за неподобающее поведение, а также рассказал про эпизод в квартире Простакова, назвав это «групповым сексом по обоюдному согласию».

«Вы же знаете как называется секс без согласия?»

Все началось 12 июля с треда пользовательницы Виоллеты @hairfetishist, поделившейся своим опытом абьюзивных отношений с двумя молодыми людьми, — она рассказала об эмоциональном давлении с их стороны, шантаже, газлайтинге и об одном эпизоде изнасилования. Сначала девушка не называла имен, но позднее ее подруга, сотрудница «Правозащиты Открытки» Валя Дехтяренко назвала его имя и добавила, что с ним дружат «много ее знакомых» и что он не в первый раз так ведет себя с девушками.

«Вы же знаете как называется секс без согласия? Вот это слово мне пришло в осознание только тогда, когда мы расстались, и я снова как и в первый раз попыталась на все посмотреть со стороны», — написала девушка.

Молодой человек, о котором идет речь, признался в психологическом и физическом абьюзе, заявил, что записался на индивидуальный сеанс в Группу преодоления абьюзивной ментальности, и принес извинения пострадавшим девушкам.

«Он со всеми так, забей»

Вслед за Виоллетой своими историями стали делиться другие девушки. Так, сотрудница «Правозащиты Открытки» Валя Дехтяренко (@valya_de) и еще несколько девушек рассказали о домогательствах со стороны бывшего сотрудника «МБХ медиа», ныне SMM-менеджера Сбербанка Руслана Гафарова. А пресс-секретарь Центра фотографии имени братьев Люмьер Валерия Шабельникова сообщила, что Гафаров ее изнасиловал.

Как рассказала Шабельникова Esquire, это был именно акт по принуждению — был вербальный отказ и попытки физического отпора. По ее словам, это произошло в первый день их знакомства, больше они не встречались. Шабельникова пояснила, что после случившегося они общались в переписке и Гафаров написал два огромных письма с извинениями осенью 2019. «Я приняла извинения, потому что у меня не было цели отомстить или наказать. Я придерживаюсь мирных методов решения проблем. Каждое раскаяние — это возможность сдвинуть с мёртвой точки разговор о насилии над человеком. Наказание пришло в виде репутационного ущерба», — заявила она.

Дехтяренко рассказала Esquire, она познакомилась с Гафаровым в редакции «Открытой России» (сейчас «МБХ медиа»), когда она пришла на работу в соседний проект, в «Правозащиту Открытки».

«Мне было 19, это было мое первое место работы. Я даже открыла переписку — он писал про мою работу довольно в обесценивающем тоне и с позиции взрослого «не будешь же в правозащите работать сто лет (я очень надеюсь), потому что это сложно, неинтересно, невыгодно и вообще», начал козырять знакомствами, что он «очень хорошо общается и со Смирновым» (речь про главного редактора правозащитной «Медиазоны» Сергея Смирнова. — Esquire). Он не был моим начальником, но он был более авторитетным сотрудником в наших проектах, его все любили, но все знали про его поведение, были шутки про то, с кем из стажерок он спал прямо в редакции, и какой-то слух ходил про меня тоже», — рассказала Дехтяренко.

Девушка общалась с Гафаровым в неформальной обстановке, и на некоторых встречах он к ней приставал, пользуясь ее статусом новенькой и желанием «влиться в коллектив».

По словам Дехтяренко, Гафаров «был душой коллектива, весельчаком» и окружение относилось к его поведению снисходительно. «Сначала я боялась реакции, потому что полунамеками уже писала что-то ранее, на что получала в ответ насмешку. Сейчас меня поддержали друзья и знакомые, а главное, девочки продолжили делиться и рассказывать».

«Прячу глаза, если вижу его»

Журналистка Анна Чесова рассказала об «агрессивном подкате всеобщего друга», сначала не называя имен. Позднее выяснилось, что речь идет о руководителе проектов в Сбербанке Сергее Миненко.

По словам Чесовой, они регулярно пересекались в общих компаниях и в один момент Миненко на вечеринке в разгар веселья предложил ей секс: «Чувак в разгар веселья при всех подошел ко мне и громко сказал — Чесова, ну когда мы уже займемся сексом, давай наконец потрахаемся». Она ответила отказом, после чего молодой человек сказал «очень громко на всю комнату при всех друзьях — да кому ты вообще нужна, ты себя вообще видела? Ты же старая и страшная».

Девушка рассказала, что в какой-то момент от полного отсутствия реакции друзей («это до сих пор всеобщий друг и дорогой брат») начала испытывать чувство вины, пыталась наладить с Миненко нейтральный контакт, но столкнулась лишь с обратной агрессией.

«Понятно что дружбу не отменяют из-за того что твой друг подволакивался за женщиной а потом назвал ее старой и страшной при всех, но возможно если бы эти вещи были осуждаемы в том числе в мужской среде, все было бы несколько иначе. <…> На всех вечеринках теперь я не подхожу к группам друзей, если там стоит он. И прячу глаза если вижу его, мне страшно и стыдно, вдруг он опять что-то скажет при всех, вдруг это моя вина, я не понимаю как мне себя вести», — написала журналистка.

О неподобающем поведении Миненко рассказала также писательница и журналистка Ольга Бешлей.

Миненко и Гафаров не комментировали обвинения.

«Он лез ко мне целоваться»

Пользователь твиттера Саша Сырников заявил, что журналист «Дождя» Павел Лобков приставал к нему во время стажировки.

«Знайте — журналист Павел Лобков *** харассер, он лез ко мне целоваться, когда я стажировался на «Дожде», трогал мои руки, говоря, что я накачанный, звал домой и пытался переубедить меня в моей же ориентации», — написал он.

Лобков прокомментировал обвинения в домогательствах на «Эхе Москвы». По его словам, «нет» для него всегда значило «нет» и он никогда не прибегал «к насилию, алкоголю или моральному давлению». Ранее он заявил, что имя Саша Сырников ему незнакомо.

«Но это не оправдывает меня. Я не заметил, что пришла новая этика с ее новыми определениями телесных границ и неприкосновенности. Я продолжал рискованно шутить на эти темы, да, обнимал своих коллег, делал им сомнительные комплименты, оценивая физическую привлекательность, и намекал на близость, полагая, что это не переходит границ обычного флирта. Не знаю, какое наказание теперь я должен понести за свои ошибки. Я приношу искренние извинения всем, кому мое фривольное поведение причинило дискомфорт и кто набрался мужества теперь рассказать об этом публично, анонимно или под псевдонимом», — сказал журналист.