Прежде, чем перейти, собственно, к списку, уточним критерии выбора. В Каннах зрителей ждет долгожданная премьера двух эпизодов «Твин Пикса» (среди специальных внеконкурсных событий, приуроченных к юбилею фестиваля) и «Роковое искушение» (The Beguiled) Софии Копполы (раненый на войне Севера и Юга солдат (Колин Фаррелл) попадает в закрытый женский пансион, обитательниц которого играют Эль Фаннинг, Николь Кидман, Кирстен Данст).

«Ваша деятельность наносит вред развитию российской киноиндустрии»
Далее «Ваша деятельность наносит вред развитию российской киноиндустрии»
Три новых фильма на ближайшие две недели (и альтернативы к ним)
Далее Три новых фильма на ближайшие две недели (и альтернативы к ним)

Также на фестивале свою новую работу представит американский режиссер Ной Баумбах, кстати, впервые участвующий в конкурсе. Трагикомедия «Истории семьи Майровиц» (The Meyerowitz Stories (New and Selected) наверняка получится отличной — хотя бы потому, что фильм с Адамом Сэндлером, Эммой Томпсон, Беном Стиллером, Дастином Хоффманом и Кэндис Берген не может быть плохим.

Ожидаемые события? Безусловно, да. Но в список они не попали — составляя эту десятку, Esquire ориентировался только на потенциальные сюрпризы.

1. Кантемир Балагов — «Теснота» / «Особый взгляд»

Балагов — один из самых талантливых учеников Александра Сокурова, несколько лет руководившего режиссерской мастерской в Кабардино-Балкарском университете. По крайней мере, если судить по двум короткометражкам — неигровому портрету юноши с особенностями развития «Андрюха» и камерной драме «Молодой еще» — о том, как семейные и гендерные предрассудки разрушают отношения.

«Теснота» может оказаться и экзистенциальной драмой, и социальным триллером, и провокационным эксурсом в недавнюю историю: молодая пара из Нальчика 1998-го года становится жертвой похитителей, а еврейская семья похищенного юноши получает записку с требованием огромного выкупа.

2. Сергей Лозница — «Кроткая» / Основной конкурс

«Кроткая» была снята в Даугавпилсе в копродукции России, Франции, Германии, Латвии, Литвы и Нидерландов, но на русском языке и с российскими актерами: в фильме играют Василина Маковцева и еще 10 артистов екатеринбургского «Коляда-театра», включая самого Николая Коляду в эпизодической роли бомжа.

Это вольная современная версия фантастического рассказа Достоевского. Официальный пресс-релиз обещает погружение в бездну «преступления без наказания». Главная интрига заключается в том, насколько темные, пропитанные тяжелым садо-мазохистстким духом мотивы русского классика окажутся созвучны фантазиям Лозницы?

Лозница — выдающийся документалист, чьи неигровые работы нулевых существуют, безусловно, на светлой стороне: какой бы ни была реальность, каждый кадр «Послеления», «Пейзажа» или «Артели» — образец кинопоэзии. Мрак, присутствующий в его игровых фильмах, имеет историческое происхождение (например, в прошлогоднем «Аустерлице» Лозница наблюдает за туристами, приходящими в мемориалы на месте концлагерей). «Кроткая» — первый трип режиссера-историка в потаенные частные пороки?

3. Андрей Звягинцев — «Нелюбовь» / Основной конкурс

После победы на Венецианском фестивале 2003 года с дебютным «Возвращением» Звягинцев стремительно вошел в пул ведущих режиссеров мира. Все его последующие фильмы участвовали в Каннском фестивале — и ни разу не уезжали без наград: в 2007-м «Изгнание» принесло приз за лучшую мужскую роль Константину Лавроненко, в 2011-м «Елена» победила в секции «Особый взгляд» (при том, что была включена в секцию в самый последний момент и в итоге даже не попала в официальный каталог), а в 2014-м «Левиафан» получил приз за сценарий.

Новый фильм Звягинцева подается как семейная драма о разводе, отягощенном бегством ребенка. Можно не сомневаться в ее визуальных достоинствах: Звягинцев вновь работает со своим постоянным оператором Михаилом Кричманом, для глубоких и изобретательных кадров которого, кажется, и никакой режиссер не нужен.

4. Йоргос Лантимос — «Убийство священного оленя» (The Killing of a Sacred Deer) / Основной конкурс

Грек Лантимос, побеждавший в «Особом взгляде» в 2010 году с комедией черного абсурда «Клык», — изобретатель современных сказок, режиссер с буйной и больной фантазией. В 2015-м в конкурс Канна попал его «Лобстер» — ничего не получил, но изрядно нашумел.

В новом «Убийстве…» Лантимос продолжает сотрудничество с Колином Фарреллом; в главной женской роли — Николь Кидман (аналогичный дуэт можно увидеть в «Роковом искушении» Копполы — Канн, вообще, любит рифмы и пересечения). Как и полагается режиссеру, претендующему на культовый в синефильских кругах статус, детали новой работы Лантимос не разглашает. Официальный синопсис звучит почти нелепо: «успешный хирург пытается усыновить подростка, однако поведение ребенка постепенно ухудшается, и врач вынужден совершить немыслимую жертву». Что, в общем, будоражит воображение: понятно же, что неприкрытый реализм — не про Лантимоса, наверняка он придумает что-нибудь такое заковыристое.

5. Михаэль Ханеке — «Хэппи энд» (Happy End) / Основной конкурс

Еще один фильм, про который почти ничего не известно — кроме того, что австриец Ханеке, автор «Забавных игр», «Пианистки» и «Времени волков», вновь подвергает испытаниям европейскую семью. На этот раз его герои — буржуа из Кале (Изабель Юппер, Матье Кассовиц и Жан-Луи Трентиньян) — сталкиваются с волной мигрантов.

Ханеке — один из немногих счастливчиков, получавших каннскую «Золотую пальмовую ветвь» дважды (в 2009-м за «Белую ленту» и в 2012-м за «Любовь»), но то, что он безусловный гений, ясно и без этих «Пальм» (в конце концов, среди других дважды лауреатов есть значатся не только Кустурица, Фрэнсис Форд Коппола и братья Дарденны, но и датский ремесленник весьма средней руки Билле Аугуст).

Его последняя картина «Любовь» (2012) отличалась неожиданной для склонного к эпатажу Ханеке мягкостью интонации. А вдруг «Хэппи энд» — вообще комедия?

6. Корнель Мундруцо — «Спутник Юпитера» (Jupiter's Moon; Jupiter holdja) / Основной конкурс

Еще один конкурсный фильм о Европе и мигрантах — актуальнее темы сегодня нет. Но уже по краткому синопсису очевидно, что банальных и реалистических решений проблемы в «Спутнике» не будет: 17-летний беженец из Сирии, застрявший в венгерском лагере, обретает способность левитировать.

Мундруцо — крупнейший театральный режиссер, чьи спектакли несколько раз приезжали на фестиваль NET. И один из каннских любимчиков: его «Белый бог» (2014) — фантасмагория о собаках, восставших против людей, побеждала в «Особом взгляде» 2014-го, а «Дельта» (2008) и «Нежный сын: Проект Франкенштейн» (2010) боролись за «Пальму» в основном конкурсе. Заочно можно предположить, что у «Спутника Юпитера», работающего на орбите фантастического реализма, большие шансы.

7. Пон Джун-хо — «Окча» (Okja) / Основной конкурс

Еще одна сказка — о девочке и звере, новый международный проект виртуозного южнокорейского режиссера Пон Джун-хо, автора «Воспоминаний о будущем», «Вторжения динозавра» и экшн-антиутопии «Сквозь снег». Во взрослых ролях — Тильда Суинтон, Джейк Джилленхол и Пол Дано. Похоже, «Окча» — редкий фильм из программы 2017-го, который способен объединить фестивальную публику и зрителей мультиплексов. Понг, при всей авторской изощренности его работ, — мастер зрелищного кино, с лихо закрученными сюжетами и динамичным действием. Интересные истории, положим, можно найти и у других каннских конкурсантов, но вот по части динамизма никто и рядом не стоит.

8. Робен Кампийо — «120 ударов в минуту» (120 battements par minute) / Основной конкурс

Самый загадочный из основных конкурсантов, хотя это не дебют. Кампийо часто сотрудничает с Лораном Канте как сценарист — им принадлежит сценарий каннского победителя 2008 года «Класс» и представленное в «Особом взгляде» 2017-го «Ателье». Но собственных режиссерских работ у него всего две. И обе — странные.

«Вернувшиеся» (Les revenants) — о том, как в мир вдруг стали возвращаться умершие люди — растерянные, смущенные, но внешне никак не изменившиеся; атмосферная фантастика вне логики и рациональных объяснений. И «Мальчики с Востока» (Eastern Boys) — сентиментальная гей-драма о любви благополучного парижанина средних лет и молодого славянина, промышляющего разбоем и проституцией. «Вернувшиеся» стали основой популярного сериала, известного у нас под названием «На зов смерти», что, впрочем, не придало популярности самому Кампийо. Его новый фильм — ретро о 1990-х, история парижского отделения радикальной организации ACT UP, созданной для помощи ВИЧ-инфицированным.

9. Мохаммад Расулоф — «Отбросы» (Lerd; Dregs) / «Особый взгляд»

Расулоф — не просто иранский диссидент, он — режиссер-подпольщик, автор фильмов, рядом с которым мягкое инакомыслие какого-нибудь Джафара Панахи кажется детским лепетом. «Рукописи не горят», показанные в Канне в 2013 году, были изначально заявлены в программе как фильм режиссера-анонима. Расулофа в итоге рассекретили, но подлинные имена всех участников съемок остались в тайне: «Рукописи» говорили о физическом истреблении противников режима в современном Иране — такое власть не прощает. «Отбросы» — потенциально фильм самого высокого политического напряжения.

10. «Молодой Годар» (Le redoutable) Мишеля Азанавичюса / Основной конкурс

В жанре комедии Мишель Азанавичюс — автор немого и черно-белого «Артиста», а также гиперидиотской дилогии об агенте 117 — способен на шедевры. Но стоит ему состроить серьезную мину, случается полный провал — такой, как «Поиск», показанный в Канне 2014-го (про войну в Чечне и дружбу осиротевшего мальчишки и француженки из неправительственной организации). Азанавичюсу не откажешь в наглости — снять кино про Годара (со сбрившим густую шевелюру Луи Гаррелем) никто другой бы, наверное, не отважился. Даже если в результате получится курьез — это круто безотносительно оценок.