КЕНДРИК ЛАМАР — HUMBLE

5 вещей о бизнесе в России от Дэвида Брауна (Brazzaville)
Далее 5 вещей о бизнесе в России от Дэвида Брауна (Brazzaville)
Что такое орган и почему это модно в XXI веке
Далее Что такое орган и почему это модно в XXI веке

ДМИТРИЙ МАЛИКОВ: Мы обсуждаем с музыкантами и продюсерами, что делать с такой молодежной музыкой. Возьмем, условно говоря, «Грибы». Раньше мы думали о какой-то изобретательности, полифонии и так далее. Сейчас себя приходится бить по рукам. То, что мы только что послушали, — это антимузыка. Звучит один и тот же повторяющийся фрагмент. Но песня все равно чем-то привлекает — ритмом, текстом, актуальностью.

АНДРЕЙ НИКИТИН: Неужели группы «Мираж» и «Ласковый май» в ваше время славились сложными мелодиями?

Д.М.: Нет, у них было все просто. Но помимо «Миража» и «Ласкового мая» существовали «Наутилус Помпилиус» и многие другие. А сейчас вся молодежная культура ушла в рэп. И этому рэпу практически не сопутствует никакая изобретательная музыкальная аранжировка. Рэперы даже называют себя битмейкерами, потому что делают такую подложку, бит. Если есть какая-то мелодия, уже спасибо.

SEREBRO — «Пройдет»

А.Н.: Дальше у нас Serebro, которые, как мне кажется, пытаются делать поп для тех, кто не слушает поп. Вот и это видео у них такое андеграундное.

Д.М.: Вообще, то, что я вижу в клипе, этой группе не свойственно. И мне это не нравится. Они лучше смотрятся в более рафинированном поп-жанре.

А.Н.: Такие клипы сейчас делают для интернета, в первую очередь, те, у кого мало денег.

Д.М.: Да, теперь бессмысленно делать дорогие клипы: их стало негде показывать. Конечно, на клип, который соберет 10 миллионов просмотров, есть смысл тратиться. Но ведь те же 10 миллионов можно и очень дешевым клипом собрать.

ANACONDAZ — «БДСМ»

Д.М.: У меня была идея назвать свой альбом инструментальной музыки «Анаконда», но я не стал этого делать. Назвал Cafe Safari.

А.Н.: Это клип про родителей, которые учат детей, как жить правильно, какими моральными нормами руководствоваться, а у самих свои скелеты в шкафу.

Д.М.: Это актуально, на самом деле. Я сейчас тоже делаю похожее: сотрудничаю с молодыми рокерами и рэперами. Оказывается, даже в снятой на айфон картинке может быть стиль.

А.Н.: Что это за рэперы, если не секрет?

Д.М.: Я работаю с Лок Догом. Он сейчас пишет слова для моей инструментальной музыки. Хованский предлагает интересную идею: ему нравится девушка, а у девушки есть мама, которой нравится Дмитрий Маликов. В результате я начинаю нравиться девушке, а Хованский остается с мамой. Вообще, если хочешь привлечь внимание, показывай секс или ржаку. Мне кажется, мелодия в клипе у Anacondaz крайне проста. Если они в видео такие изощренные вещи показывают, то можно было бы как-то в производстве песни заморочиться.

А.Н.: Эта песня станет хитом?

Д.М.: Не думаю.

TOMMY CASH — Surf

А.Н.: Этот музыкант из Эстонии. Он ориентируется на Европу и играет на своем происхождении — взять хотя бы русский акцент.

Д.М.: Эта песня — не мое совсем. Но с точки зрения изображения… Здесь много провокационных находок. Чем-то Ларса фон Триера напоминает. Я бы снял что-то подобное, но только с хорошей поп-песней.

А.Н.: Вы говорите — «показывай секс или ржаку». А если делаешь что-то посерьезнее?

Д.М.: Тогда ощущение, что ты никому не нужен.

А.Н.: Опускаются руки?

Д.М.: Иногда опускаются, но… Это основная проблема сегодняшних художников: умеешь ли ты писать в стол. Я часто пересматриваю интервью Бориса Стругацкого, который говорил, что многие писатели вынуждены всю жизнь это делать. Бах писал заказную музыку для органа, и за всю его жизнь была издана всего одна кантата, а написал он более тысячи произведений. У нас в поп-жанре все меряется успехом. Поэтому если ты не пишешь ржаку и не провоцируешь, значит, ты должен быть как Земфира или Muse. Но не все такие талантливые.

ИВАН ДОРН — Collaba

Д.М.: Опять секс?

А.Н.: Это Иван Дорн, он пытается выходить на американский рынок, поэтому записал альбом на английском.

Д.М.: Вообще, Дорн — удивительно редкий пример качественной музыки, которая оказалась массово востребована. Он последний такой трендовый артист. Сейчас Монатик идет его путем, но с меньшей шумихой. А здесь — авангард. А это он в клипе?

А.Н.: Да, это Дорн. Не узнать?

Д.М.: Либо он художник, либо на каких-то веселящих газах, я не понимаю.

А.Н.: Мне кажется, он каждый раз пытается делать что-то новое.

Д.М.: Я с большим уважением отношусь к людям, которые идут вперед, даже если при этом они уходят куда-то в сторону. Надо быть очень смелым. Это же денег стоит, а их сейчас у всех не много. Время, когда Дорн был самым востребованным артистом в России, прошло. Сейчас он не так масштабно гастролирует. Но это круто, конечно. Хотя ролик Томми Кэша для меня пока лучший — там идей больше.

T-FEST, СКРИПТОНИТ — «Ламбада»

Д.М.: Много просмотров! Это лейбл Басты? Ролик примитивный — только танцы и все.

А.Н.: Они это сняли у себя дома и за день смонтировали. Вообще, об этом парне из Украины пару месяцев назад никто не знал. Альбом в интернете, пара самодельных клипов и переезд в Москву, где его быстро подхватил лейбл «Газгольдер», — и все изменилось.

Д.М.: Есть в нем какой-то драйв. Вообще, Украина в шоу-бизнесе рулит. Я сейчас работаю с Estradarada, в воскресенье у нас запись. Очень симпатичная, свежая, модная музыка.

ЕГОР КРИД — «Что они знают?»

А.Н.: Опять рэп, но неожиданный.

Д.М.: Это попытка приблизиться к молодежи, которая не слушает поп-музыку. Здесь для этого есть все: и рэп, и татуировки. Это Black Star Production. Грубо говоря, девочки — основная аудитория Крида — от него не отвернутся, а новые слушатели появятся.

А.Н.: Он здесь дразнит настоящих рэперов. Чем-то похожим занимался Джастин Бибер.

Д.М.: Black Star многому учится на Западе. Давайте следующий смотреть.

CONSTANTINE — «Мара»

Д.М.: «Мара» — это название песни?

А.Н.: Верно. А музыканта зовут Constantine.

Д.М.: По‑моему, эта песня идет вразрез с поп-культурой. Нет барабанов. Неожиданная смена ритма. Развернутая фортепианная партия! С музыкальной точки зрения это интересно.

А.Н.: Почему наличие сильного вокала и красивого голоса больше ничего не гарантирует?

Д.М.: А так всегда было. Мик Джаггер далеко не самый лучший вокалист.

МАКС КОРЖ — «Малый повзрослел»

Д.М.: Он откуда вообще?

А.Н.: Из Белоруссии.

Д.М.: У Коржа мне больше нравится музыка, чем изображение. В ней есть какие-то народные мотивы. А изображение немного деревенское. Опять же все нарочито. Знаете, в рэпе мне «Каспийский груз» нравится. «Город невест» — вот это песня!

ХАСКИ — «Панелька»

Д.М.: Модно снято. Мне нравится здесь работа оператора. Обычная фактура, а смотрится необычно.

А.Н.: Эта эстетика близка вам?

Д.М.: Я не отрицаю рэп, но я люблю, когда есть мелодический кусок. У Хаски же нет места музыке.

SAMPHA — (No One Knows Me) Like the Piano

А.Н.: Я подумал, что нам нужен пианист.

Д.М.: В западном шоу-бизнесе много разных ниш и ответвлений, в этом его преимущество. У нас или шансон, или рэп. И мы от этого страдаем. А здесь специфическое пение, наполненное мелизмами. Интересно, что он играет на немного расстроенном фортепиано. Бэк-вокал отличный, но партия фортепиано примитивная. В общем, не Элтон Джон.

«ГРИБЫ» — «Тает лед»

А.Н.: Напоминает «Дискотеку Авария» или «Отпетых мошенников»?

Д.М.: Да, только переделанных под реалии 2017 года. Это хит. Вопрос, сколько продержится? Месяц-два? Все очень скоротечно. В чем смысл жизни? В самой жизни. Надо жить настоящим. ≠