5 вещей о бизнесе в России от Дэвида Брауна (Brazzaville)
Далее 5 вещей о бизнесе в России от Дэвида Брауна (Brazzaville)
Что такое орган и почему это модно в XXI веке
Далее Что такое орган и почему это модно в XXI веке

Действующие лица:

Леонид Затагин — музыкант, участник группы Tesla Boy

Наири Симонян — экс-барабанщик коллектива Pompeya, ныне диджей и совладелец агентства Main in Main. Также занимается организацией фестиваля Synthposium

Николай Редькин — редактор музыкального издания The Flow

Дарья Яструбицкая — ведущая на радио «Серебряный дождь», продюсер

Дмитрий Кармановский — диджей, модель, музыкальный журналист

Леонид Затагин:

Перед тем, как ознакомиться с альбомом целиком, я прослушал четвертый трек отдельно (Saturnz Barz. — Esquire), потому что на него сняли клип. И вот, что хочу сказать: с первого альбома у Gorillaz присутствовал элемент хип-хоп-эстетики во всем, что они делают. Сейчас, в 2017-м, когда хип-хоп является доминирующим музыкальным направлением, я был уверен, что новая пластинка будет целиком выдержана в этой стилистике. И был приятно удивлен тем, что ошибся.

Один трек — грубый, гаражный, британский. Следующий — совсем в другом стиле, замешанный на хип-хоп битах. Классно, что есть коллаборации с крутыми артистами, такими как Грейс Джонс, например. Каждый трек получился непохожим на другие. Албарн приготовил эдакий музыкальный салат, и он очень вкусный.

Мы обсуждали концепцию альбома, и мне кажется, концепция — это классно выстроить некую сюжетную линию с неожиданными поворотами.

Наири Симонян:

Если выстроить эти 26 треков в линейку, с точки зрения драматургии они организуют цельную историю. Меня посетила мысль о том, что Деймон Албарн — взрослый человек, ему за 50. Группе Gorillaz почти 20 лет. В жизни каждого человека наступает тот момент, когда травма детства снова возвращается к нему, и в контексте нового дня он воспринимает ее немного иначе. Мне кажется, на альбоме есть композиции, которые передают жизненный опыт.

Дарья Яструбицкая:

Концепция в данном случае такая: немного хип-хопа, немного соула, немного битов — всего по чуть-чуть. По факту затронуты все музыкальные жанры.

Наири:

— Я в который раз восхищаюсь этим чудаком (Дэймоном Албарном. — Esquire). Что ему в который раз удался этот салат, что он втянул в него самых разных музыкантов. Как только Motorhead в этом не участвует?

Леонид:

— Возможно, был бы жив Лемми (Килмистер, фронтмен Motorhead. — Esquire), мы бы сейчас услышали его вместо Грейс Джонс на этом альбоме.

Николай Редькин:

Получился очень концептуальный альбом, который сводит вместе прошлое и настоящее, классику и современность, выстраивает мост между поколениями. Мне очень запомнилась песня Andromeda. Это самая красивая песня на пластинке.

Наири:

С первого альбома и по сегодняшний день Gorillaz продолжают свободно работать на абсолютно разных музыкальных орбитах, без оглядки на кого-либо. И им это удается сверхуспешно.

То, что они сделали, в ближайшее время станет правилом, ориентиром для многих музыкантов. Они вышли за пределы контекста музыкального жанра, впитывают в себя все лучшее и выдают результат. Вот Леня говорил про салат. Салат в данном случае поставляет некий кейтеринг ООО «Gorillaz», и в ближайшее время он появится на всех фуд-кортах планеты.

Дмитрий Кармановский:

2/3 альбома — абсолютный «жир». Звучит очень круто. Мне понравился альбом целиком, и это большая редкость. К предыдущим альбомам Gorillaz, при всей моей любви к ним, у меня был ряд нареканий.

Я пытаюсь понять, чем именно он мне так понравился. Gorillaz — если не единственная, то точно в числе тех немногих групп, которые способны ассимилировать музыку, которая была популярна последние 20−30 лет, и интерпретировать ее по-своему.

У Албарна можно сколько угодно искать аналогии в творчестве, какую-то стратегию, в том, кого он выбирает для записи той или иной песни, продюсера и так далее. Но на мой взгляд, ему глубоко плевать, он просто делает то, что нравится. Единственное, что я вижу — это как классно выстроен треклист. Просто потрясающе. Скорее всего, он и вправду задумался под конец, типа «блин, я столько записал, надо с этим что-то делать».

Даша:

Когда я прослушала весь альбом (без тех треков, что добавлены в deluxe издании), я задумалась: есть ли на пластинке хоть одна песня, которую ты, грубо говоря, можешь напеть. То есть, вы помните, раньше все напевали «I ain’t happy, i’m feeling good, I got shunshine» и так далее. Вот мне не хватало чего-то такого. Первые семь треков — до композиции Charger с Грейс Джонс — я думала «а здесь вообще будет композиция без речитатива?».

Николай:

Последние пять лет массовая аудитория потребляет биты, грув, саунд. Она стала меньше зависеть от мелодий. Потому что объем контента, который выливается, стал в разы больше и единственные триггеры, которые могут спровоцировать успех — это те самые комбинации из грува и звучания.

Леонид:

Gorillaz стали образчиком квинтэссенции поп-культуры как таковой. Смешивают жанры, стили и так далее.

Наири:

Вообще, если человеку будущего объяснять, какая была музыка в определенные периоды развития человечества, то можно просто дать ему этот альбом. Это своего рода сборник Greatest Hits. Он будет слушать и понимать — это то, чем люди питались последние семь лет, и то, чем они будут питаться следующие пять.