Винс Кларк (слева) и Энди Белл в Нью-Йорке

5 вещей о бизнесе в России от Дэвида Брауна (Brazzaville)
Далее 5 вещей о бизнесе в России от Дэвида Брауна (Brazzaville)
Что такое орган и почему это модно в XXI веке
Далее Что такое орган и почему это модно в XXI веке

Винс Кларк стоял у истоков Depeche Mode, но покинул группу на волне ее успеха в 1982 году. Более чем за 30 лет музыкальной карьеры он успел создать несколько успешных проектов (Yazoo, The Assembly), записать техно-альбом с Мартином Гором и выпустить уже 17-ю по счету студийную пластинку в составе Erasure. Esquire связался с Кларком по телефону и поговорил о России, Дональде Трампе и предстоящем совместном туре с Робби Уильямсом.

Ваш новый альбом World Be Gone отличается от предыдущих. Расскажите о работе над ним.

Мы с Энди (вокалист Erasure Энди Белл. — Esquire) с самого начала решили, что не хотим делать еще одну танцевальную пластинку. На World Be Gone мы немного рефлексируем, так что в нем много спокойных и медленных песен, и некоторые из них совсем не в стиле Erasure. Мы также сразу решили, что тексты будут отражать происходящее в мире. А происходит много всего странного: брекзит, избрание Дональда Трампа президентом… То, что раньше казалось мне немыслимым, сбывается. Это какое-то безумие.

Но при этом на альбоме есть легкие и позитивные вещи, например, Love You To The Sky.

Ну, мы не собирались делать альбом, полный безысходности и мрака. Я оптимист и действительно верю, что безумию рано или поздно придет конец, и все вернется на круги своя. Я застал многие прекрасные события: например, конец апартеида, падение Берлинской стены. Это происходило в тот момент, когда казалось, что надежды больше нет. За черной полосой всегда следует белая, так что я все-таки верю в лучшее. Кроме того, у меня есть 11-летний сын — я просто не могу позволить себе быть пессимистом.

А если ваш сын решит стать музыкантом, будете отговаривать?

Нет. Ему нравится музыка, и он уже сам сочиняет.

Ему нравятся ваши песни?

Нет. Он слушает и говорит: «Ну, нормально, но я могу лучше» (смеется).

Возвращаясь к новому альбому. Насколько для вас важен коммерческий успех?

Для меня не важен. Нам очень повезло со звукозаписывающим лейблом, который нас очень поддерживает. Сейчас мы можем позволить делать себе все, что хотим.

А к туру готовы?

Да, мы очень воодушевлены. Сначала мы даем три больших концерта в Великобритании, а потом едем в мировой тур вместе с Робби Уильямсом. Для нас это возможность выступить в местах, где мы не были много лет, поэтому я в предвкушении. Это будет настоящим приключением.

А вам нравится Робби Уильямс и его музыка?

Не скажу, что я фанат, но мне нравится многое из того, что он делает. Я пересекался с ним много лет назад, и он очень-очень классный парень.

Вы уже выступали в России в 2011 году. Как это было?

Это была наша первая поездка в Россию, и на самом деле я даже не знал, чего ожидать. Мы приезжали весной, поэтому нам повезло с погодой. Мне встречались только доброжелательные люди, и фанаты у нас в России замечательные. Так что у меня остались только хорошие впечатления.

А где вам понравилось больше — в Москве или Петербурге?

Я не знаю. А вы откуда? (смеется)

Я живу в Москве.

Тогда Москва! (смеется)

А с русской литературой знакомы?

Я читал «Войну и мир». Это заняло у меня год (смеется). Но я был в это время в туре!

Группе Erasure уже больше 30 лет. В чем секрет такого творческого долголетия?

Мы с Энди уже как пара, можем читать мысли друг друга. (смеется) Думаю, мы вместе уже столько лет, потому что с уважением относимся друг к другу, плюс у нас не слишком раздутые эго. Например, если кто-то из нас приходит с идеей, а второму она не нравится, мы просто бросаем ее и двигаемся дальше — к новой песне. И да, мне нравится Энди, он хороший парень и с ним комфортно работать.

А правда, что вы нашли Энди через рекламу в газете Melody Maker?

Да, я заказал рекламу, когда искал вокалиста. И Энди пришел на прослушивание в Лондоне.

И каким было первое впечатление?

Энди спел две песни, и мы с продюсером сразу поняли, что он тот, кто нам нужен. Его голос уникален и с годами стал только лучше, глубже и богаче. Так что мое первое впечатление о нем сложилось именно по его голосу.

Вы делаете много коллабораций с другими музыкантами и постоянно заняты в каких-то проектах. Когда-нибудь возникало желание немного отдохнуть от музыки?

Никогда (смеется). У меня прекрасная работа, зачем мне от нее отказываться? Это лучшая работа на свете.

К слову о коллаборациях: в 2014 году вы записали техно-альбом вместе с Мартином Гором из Depeche Mode. Почему вы пригласили именно его?

Я знал, что Мартину интересна такая музыка, и он понимает в ней гораздо больше, чем я. Так что я просто написал ему письмо: «Не хочешь ли ты записать альбом?» Так совпало, что он был не сильно загружен, поэтому согласился.

Вы говорили в интервью, что никогда не были с Мартином друзьями. Вы сблизились после совместной записи?

Да, я действительно не так хорошо знал Мартина. Мы проводили достаточно много времени вместе, создавая музыку. Он фантастический музыкант и веселый парень (смеется).

Слева направо: Дейв Гаан, Винс Кларк и Энди Флетчер

Вы наверняка следите за творчеством Depeche Mode?

Да, конечно, я интересуюсь всем, что они делают. Мне очень понравился их новый альбом (Spirit. — Esquire) А Delta Machine, который вышел до него, вообще одна из лучших работ группы.

Их последний альбом тоже рефлексирует на тему политики.

Не только о любви же петь (смеется).

На Youtube есть видео, где Дейв Гаан берет у вас интервью — уже после того, как вы покинули Depeche Mode. Если сегодня вы поменяетесь местами, о чем вы его спросите?

Я вижу его время от времени, мы живем в одном городе и наши пути часто пересекаются. Когда я видел его в последний раз, я собственно и провел это интервью. Спрашивал, как он поживает, как его семья. Я бы не стал задавать вопросы его о музыке, а скорее о каких-то жизненных вещах.

Не думали о том, чтобы снова собраться первым составом Depeche Mode на одной сцене?

Нет, вряд ли это случится. Может быть, когда нам будет далеко за 70 (смеется).

Группа Erasure выступит специальным гостем на концертах Робби Уильмса в Санкт-Петербурге (7 сентября) и Москве (10 сентября).