28 октября 2020 года Instagram обновил политику, которая касается публикации снимков с обнаженным телом. Благодаря усилиям плюс-сайз-модели и активистки Ньоме Николас-Уильямс (и многих других женщин) нейросети теперь будут различать фотографии, где женщины придерживают или прикрывают свою грудь руками, и не блокировать такие снимки.

Девушки (а также небинарные персоны и все, чью грудь нейросети инстаграма могут считать как женскую), ликуем! Вам до сих пор не разрешали оголять грудь, но теперь вы можете ее эстетично прикрыть, только если амплитуда давления рук на нее не превышает числа Х. К плохим новостям: президент Соединенных Штатов Дональд Трамп призывает конгресс отменить статью 230 закона «О соблюдении приличий в средствах коммуникации», которая освобождает соцсети от ответственности за материалы, размещенные их пользователями. Впервые об этой инициативе Трамп заговорил еще в мае, но сейчас, когда до выборов осталось меньше недели, он только укрепился в своих намерениях. На прошедших 28 октября онлайн-слушаниях в Сенате США Марк Цукерберг (Facebook) отметил, что в случае отмены статьи интернет-платформы будут вынуждены прибегать к прямой цензуре, чтобы избежать рисков. В первую очередь этот кейс касается политической цензуры, но ничего хорошего от судьбы женским соскам ждать тоже не стоит.

Опасность женской груди: немного истории

Из страха перед законом социальные сети, возможно, начнут не просто блокировать контент, считываемый нейросетями как «порнографический», но и блокировать его авторов без права на помилование.

Во всяком случае именно так до сих пор работает цензура на американском телевидении — вспомним скандал с оголенной грудью Джанет Джексон. В 2004 году во время выступления на Суперкубке (транслировался телекомпанией CBS в прямом эфире) Джастин Тимберлейк задел рукой костюм певицы так, что зрители могли целую секунду наблюдать оголенную правую грудь мисс Джексон (сосок остался под надежной защитой накладки). Суперкубок — событие, которое собирает у экранов телевизора миллионы американских семей (а смотрят его именно всей семьей), так что негативная реакция общественности не заставила себя долго ждать. Джанет обвинили в намеренной провокации, нарушении моральных устоев и прочих грехах, которые только можно приписать женщине, чью грудь увидели телезрители.

Представители национальной футбольной лиги объявили, что больше никогда не доверят MTV подготовку Суперкубка, а Федеральная комиссия по коммуникациям США наложила на CBS штраф в размере $550 тысяч. Причина — многочисленные жалобы граждан, требовавших защитить их от «произвола телевизионщиков», посмевших нарушить все правила приличия и показать программу сексуального содержания в детское время (с 6 утра до 10 вечера). Джексон отказалась от публичных извинений, из-за чего генеральный директор телеканала Лес Мунвес отменил ее выступление на «Грэмми», а также выкупил эфирное время некоторых радиостанций, чтобы они не ставили песни певицы.

Этот инцидент также повлек изменения в законодательстве США — штрафы за неприличное содержание телевизионных программ повысили с $27 500 до $500 000. Конгрессмены объяснили эту необходимость защитой детской психики: граждане Америки очень обеспокоены тем, что могут увидеть по телевизору их дети.

Важно отметить, что Конституция США (поправка о свободе слова) гарантирует полную защиту содержания платных телеканалов — покупая подписку на кабельное телевидение или Netflix, вы совершаете выбор получать этот контент по вашему собственному желанию. Но как быть с социальными сетями, где, с одной стороны, вы можете сами моделировать свою ленту, а с другой — постоянно видите рандомный контент?

Если после президентских выборов в США у власти останутся республиканцы-консерваторы, которые любят при каждом удобном случае прикрываться семейными ценностями и заботой о детях, мы (не только сами американцы, но и пользователи продуктов американских айти-компаний) рискуем вернуться в 2004 год, а Рианне, Ким Кардашьян и многим другим придется извиняться за снимки в инстаграме.

Вопрос соска

Политика Facebook в отношении женских сосков состоит из тысячи и одного запрета. Сейчас на фейсбук и в инстаграм разрешено выкладывать фотографии кормления грудью, шрамов после мастэктомии и произведений искусства (но не фотосъемки, даже если их автор — сам Марио Сорренти). Это правило распространяется и на созданный цифровым способом контент (рисунки), если он не был опубликован в «образовательных» или «юмористических» целях.

Также компания делает послабления для контента, опубликованного с социальной миссией. «Наши правила в отношении изображений обнаженного тела со временем стали более проработанными и гибкими. Мы понимаем, что такие изображения могут публиковать с разными целями — в том числе для выражения протеста, повышения осведомленности о какой-либо проблеме, мы разрешаем публикацию подобного контента».

Но как насчет просто голой женской груди? Не призывающей к революции, не показанной в просветительских целях? Строгое «нет». Я долгое время пыталась найти среди топ-менеджеров Facebook хоть одного мормона, искала по всему Reddit хоть крупицу информации о детских травмах Марка Цукерберга в надежде найти хоть что-то, оправдывающее этот иррациональный страх женских сосков. Ничего. Сама площадка в 2015 году объясняла свою категоричность тем, что App Store допускает «пикантный» контент только в том случае, если приложение имеет возрастное ограничение 17+ (Instagram же имеет рейтинг 12+, то есть новый ценз существенно бы сузил аудиторию приложения) — об этом на мероприятии Dazed Media рассказал генеральный директор компании Кевин Систром.

Сменивший его в 2018 году Адам Моссери обосновал запрет уже по‑другому: со слов Моссери, модерация запрещает женские соски, чтобы избежать проблем с законом из-за публикации детской порнографии и порномести — нейросети не могут определить возраст девушки на фотографии, как и понять, давала ли она согласие на публикацию снимка. Но выглядит это высосанной из пальца мерой — детская порнография не становится легальной, если стратегические места прикрыть стикерами, а отомстить бывшей не помешает требование заблюрить соски.

Итак, женским соскам нет места ни в инстаграме, ни на фейсбуке. Где им рады? На самом деле в общем-то нигде — с каждым годом в интернете остается все меньше площадок, где женщина может с гордостью показать свою грудь миру.

Последним уголком свободы и пристанищем для создателей адалт-контента был Tumblr. Но в декабре 2018 года руководство площадки объявило, что теперь модераторы будут блокировать любой контент с рейтингом 18+. Под запрет попали не только материалы, изображающие половые акты и гениталии, но и снова женские соски. Запрет положил конец эре секс-позитивных блогов и фотоблогов эротического жанра, которыми славилась социальная сеть.

Положительный пример пока подает Twitter: публикации, помеченные как «медиафайлы деликатного характера», модераторы не удаляют (кстати, у инстаграма тоже есть такая опция). Социальная сеть вообще не ставит задачи бороться в порнографией как таковой, но следит за соблюдением законов и оперативно реагирует на жалобы пользователей. Правда, чтобы сохранить за собой право иметь контент 18+, компании пришлось изменить возрастные ограничения с 4+ до 17+.

Женская грудь как центр патриархального мира

Ключевая задача модерации, контента 18+, — борьба с противоправными действиями: вовлечением в секс-работу, порноместью, публикацией изображений несовершеннолетних и рекламой секс-услуг. И цензура женских сосков, с одной стороны, создает видимость безопасности перед законом, с другой — является попыткой избежать репутации площадки для публикации секс-контента.

Но проблема не в женской груди как таковой, а в ее сексуализации. Женщины спят голыми, ходят по дому топлес, когда жарко, и носят прозрачные топы, потому что они модные. И все это без какого либо сексуального подтекста. Мнение, что женщина раздевается непременно, чтобы вызвать у кого-то эрекцию, отсылает нас даже не в 2004 год, а во времена, когда дамы рисковали быть отлученными от общества за показавшуюся из-под одежды коленку. Грудь — это просто грудь, однако же она остается предметом жарких дискуссий. Оправдывает ли откровенный вырез на блузке сексуальное насилие? Сколько груди положено показывать учительнице? Может ли управлять страной женщина с глубоким декольте?

Особенно достается большой груди. Ее ненавидит модная индустрия — если и одобряет какую-то ее разновидность, то обязательно плоскую, почти мальчишечью. Даже Dior, в чьем пуле амбассадоров не только Белла Хадид, но и обладательницы вполне пышной груди Дженнифер Лоуренс и Нина Добрев, будто отказываются признавать существование размеров больше первого — во всяком случае не шьют одежду на грудь других размеров. Сексуальность напоказ в 2020 году — это «дешево, старомодно и не современно». Если у вас пышная грудь и вы хотите надеть платье с пышным декольте, предполагается, что вы, видимо, уберете свой бюст в карман.

Как государство спасает людей от груди

Касающаяся груди цензура не учитывает и другую сторону проблемы — женщины могут хотеть быть сексуализированными и имеют право зарабатывать на своей сексуальности.

В своей колонке для Lenny Letters модель и героиня мокрых сновидений половины населения Земли Эмили Ратаковски вспоминает нелепые попытки взрослых контролировать ее сексуальность в юности. «Девушкам вроде тебя нужно держаться в тени, чтобы с ними ничего не случилось», — повторяли 13-летней девушке, испытавшей восторг от первой мини-юбки, лифчика с чашкой размера D и восхищенных взглядов в ее сторону. Вместо того чтобы подарить ей газовый баллончик или отвести на уроки самообороны, семья осудила ее, чтобы оградить от злого мира, но едва ли это помогает. Так почему мы должны осуждать Ратаковски за то, что для построения своей карьеры она использовала ресурс другого толка, чем диплом университета, и переживать за то, что свои миллионы она зарабатывает телом, а не финансовыми стратегиями и маркетинговыми презентациями?

Эмили Ратаковски Instagram @emrata
Эмили Ратаковски

Если говорить серьезно, то запрет на грудь отлично иллюстрирует, что нет универсального способа бороться с такими сложными феноменами, как порнография и секс-работа. Последняя включает в себя не только проституцию, веб-кам и съемки в порнографических фильмах. Эротические модели и девушки, нарабатывающие аудиторию полуобнаженными снимками в инстаграме, — также часть этого сообщества.

«Я подписываю этот законопроект в вашу честь, — объявил в апреле 2018 года Дональд Трамп группе жертв секс-траффикинга на церемонии подписания законопроекта об интернет-цензуре FOSTA (Fight Online Sex Trafficing Act) в Белом доме. — Вы пережили то, с чем не должен столкнуться ни один человек на земле, и мы сделаем все, что в наших силах, чтобы обеспечить быстрое и твердое правосудие над торговцами людьми».

Казалось бы, благое начинание, но не все так просто. Законопроект подвергся шквалу критики и со стороны секс-работниц, и со стороны правозащитников — он объединяет торговлю людьми с добровольным оказанием секс-услуг и ставит всех секс-работниц в позицию жертвы, неважно, считают они себя таковыми или нет. Кроме того, изначально задуманный для борьбы с рекламой секс-услуг на онлайн-досках объявлений, этот законопроект привел к ужесточению цензуры эротического контента в социальных сетях. Немногим после его подписания изменил свою политику в отношении наготы тот же Tumblr, например. Эти перемены, в свою очередь, только сильнее подтолкнули женщин к торговле секс-контентом: им стало проще продавать свои снимки на платном портале Only Fans, чем делиться ими бесплатно.

Британские секс-работницы и авторки книги Revolting Prostitues Джуно Мак и Молли Смит рассказывают о случаях, когда клиенты бойкотировали эскорт-агентства, заставляя их снизить цены: проституция в Великобритании легальна, но пользование секс-услугами преследуется по закону. Чем меньше клиентов — тем больше в их руках власти, что ставит проституток в эксплуатационные отношения с клиентами. Похожая ситуация происходит сейчас и на онлайн-площадках.

Декольте раздора

Казалось бы, какая связь между борьбой с проституцией и заблокированной фотографией из календаря Pirelli, которой вы из любви к прекрасному поделились в своем инстаграме? Дело в том, что именно неловкие попытки контролировать рынок секс-услуг, в том числе в интернете, в итоге приводят и к тому, что вашу фотографию из отпуска удаляют за очертания соска под белой майкой. При этом шансов, что инстаграм заблокирует снимок, изображающий, например, процесс орального секса, намного меньше. Ассоциация добровольной секс-работы с торговлей людьми, а труд работниц этой сферы — с непременно унижающим женщину процессом неизбежно вызывает поощрение эксплуатационного отношения к труду как проституток, так и ню-моделей, потому что ставит клиента выше продавца. А заодно формирует негативное мышление в сторону женщин, которые рады поделиться красотой своего тела с любыми другими целями.

Корнем всех зол соцсети, телекомпании и солидные господа дружно решили считать именно грудь (а не плохие условия труда секс-работниц и пустые законопроекты). Во всяком случае именно она стала символом порнографии, разврата и принуждения к действиям сексуального характера в интернете. Да, проституция существует с начала времен. Да, порнография, ее распространение и принуждение к ее созданию — головная боль спецслужб по всему миру. Но именно женская грудь, как сосуд всемирного греха, до сих пор остается первопричиной всего прекрасного и ужасного — в наших жизнях и обществе. В 1972 году сценаристка Нора Эфрон посвятила проблеме своей слишком маленькой груди эссе для американского Esquire. Спустя полвека уже слишком большая грудь Билли Айлиш перевешивает в медийном поле все ее «Грэмми». Обнаженная грудь становится пропуском Эмили Ратаковски в Голливуд (вспомните сцену в «Исчезнувшей») — и причиной, по которой в юности к ней решил пристать фотограф, до сих пор получающий деньги за публикацию сделанных без ее явного согласия снимков. Левая грудь Никки Минаж в открывающем ее пиджаке оказалась главным инфоповодом Парижской недели моды в 2017 году.

Все-таки удивительно, что хтоническая обнаженная грудь, кажется, оказалась единственной константой в нашем безумном, безумном мире.