Когда вы впервые задумались об экологических проблемах?

Мария Ивакова: Я всегда старалась экономить воду и бережно относиться к природе, но серьезно и глобально об экологии я задумалась всего несколько лет назад — и мне грустно, что раньше эти вопросы меня не так сильно волновали. Страшно, что последствия экологического кризиса уже отражаются на нас, что это все сложнее и сложнее контролировать, что мы катимся в какую-то страшную пропасть. И вопрос только в том, как скоро мы там окажемся.

Никита Ефремов: Задумался и стал действовать — для меня это разные вещи. Задумался, когда посмотрел «Самсару» и разные фильмы о техногенных катастрофах, например о Чернобыле или видео про бешеное перепотребление. Действовать стал, наверное, где-то два года назад. И я не знаю, что послужило тому причиной — наверное, в первую очередь мои внутренние изменения.

Сталкивались ли вы с небережным отношением к природе со стороны россиян?

Мария Ивакова: Я жила в разных регионах России, и, конечно, неуважительное, потребительское отношение к природе встречалось сплошь и рядом. Я думаю, что буду близка к истине, сказав, что 80% людей относятся к природе небрежно и не бережно.

Никита Ефремов: Мне кажется, здесь абсолютно неважна национальная принадлежность. Небрежное отношение к природе — это общемировая проблема, а не только российская. Это проблема нашей циркулирующей в едином потоке экосистемы, которая называется планета Земля. Есть замечательный фильм One Strange Rock — космонавты рассказывают, что они увидели планету из космоса и поняли, что это единый организм. Мы все небрежно относимся к природе. Просто почему-то мы себя отделяем от нее, хотя мы часть этого организма.

Как вы лично проявляете заботу об окружающей среде?

Мария Ивакова: Я не выбрасываю мусор: даже если у меня в руках оказалась одна пластиковая бутылка, я стараюсь донести ее до дома и там правильно отсортировать. Если я нахожусь на природе и вижу мусор, я его соберу — просто чтобы пластик не лежал в лесу. Пишу посты на эту тему. Это такие элементарные шаги, которые мне сейчас в голову приходят.

Никита Ефремов: Мне сложно ответить на этот вопрос, так как пока что плохо разбираюсь в проблеме. Я сортирую мусор у себя дома, стараюсь все выкидывать в соответствующие урны, убирать за собой, если где-то ем на природе. Пока так.

Остались ли у вас неэкологичные привычки, от которых хотелось бы избавиться?

Мария Ивакова: Я периодически забываю брать с собой термокружку и покупаю кофе в стаканчиках. Конечно, это плохо. Сама себя ругаю, так как эти стаканчики не перерабатываются.

Никита Ефремов: Наверное, это курение. И чрезмерное потребление продуктов. То есть я понимаю, что большинство вещей покупаются для решения каких-то психологических проблем, а не из реальной необходимости. От этой привычки, наверное, хотел бы избавиться.

Когда и как вы узнали о таком понятии, как «углеродный след»? Пытаетесь ли вы его сокращать?

Мария Ивакова: Узнала об этом тоже несколько лет назад, когда стала подробно изучать тему экологичного потребления, читала различную литературу, смотрела фильмы. Да, пытаюсь, пытаюсь как могу, но понимаю, что этого недостаточно. Мне кажется, только объединившись, и в том числе на уровне государств, может быть какой-то значительный результат в этом вопросе.

Никита Ефремов: Точно не помню, как и когда я узнал о том, что такое углеродный след. Поначалу я не придал этому особенного значения. И только сейчас я начинаю осознавать, что это ответственность каждого. Добиться осознанности в этом вопросе с помощью социальной рекламы, мне кажется, сложно: в этом должна быть какая-то внутренняя привлекательность. То есть чистота внутренняя рождает чистоту внешнюю, поэтому я за осознанность во всем, не только в вопросе экологии. По поводу того, пытаюсь ли я сокращать углеродный след: я уже ответил в предыдущем вопросе, как у меня сейчас обстоят дела с экологичными привычками.

Как к теме экологии относится ваше окружение? Просвещаете своих друзей, знакомых и родных?

Мария Ивакова: Мне кажется, что самый лучший способ просветить окружающих — подать пример самому, причем ненавязчиво. Например, мои друзья после моих рассказов стали сортировать мусор, носить авоськи, хотя бы батарейки выбрасывать в специальные места. Они просто увидели на моем примере, что это не так сложно. Конечно, кто-то вообще не хочет ничего делать — у меня есть друзья, которые говорят: «Ой, да это все чушь, все равно все скидывают в один бак». Это любимая отмазка всех, кому лень сортировать мусор. Я не осуждаю их за это, они имеют право на этот выбор, но надо понимать, что последствия тоже будут. И я думаю, что мы все столкнемся с ними рано или поздно. Но, повторюсь, я не навязываю свою точку зрения, как делают некоторые веганы с агрессивной позицией. Мне кажется, это неправильный подход. Каждый должен прийти к вопросу экологичности самостоятельно.

Никита Ефремов: Я стараюсь подавать пример: если кто-то спросит, я могу рассказать, но навязывать свою точку зрения не хочу, так как знаю, что людям это не нравится. Просто делаю свой маленький вклад, так скажем, если кто-то заинтересуется, то обязательно расскажу.

Что может сделать каждый, чтобы меньше вредить природе?

Мария Ивакова: Меньше потреблять, меньше покупать и завести привычку приобретать что-то в секонд-хендах. Меня очень вдохновляют сообщества в Facebook, в которых устраивают свопы, люди делятся или обмениваются ненужными вещами друг с другом. То же самое касается еды: нужно обратить внимание на фермерские продукты, ходить за покупками с многоразовыми шоперами, не выбрасывать еду. Только вдумайтесь: около 40% пищевых продуктов, производимых в США, оказывается на помойке. В Европе ежегодно выбрасывается 100 млн тонн пищевых продуктов. При этом в мире производится достаточно продовольствия, чтобы обеспечить каждому человеку по 4 тысячи калорий в сутки, но на деле стола достигает всего лишь 2 тысячи калорий. Экологический ущерб от такого расточительства колоссален. Площадь сельхозугодий, на которых производится выбрасываемая еда, равна территории Мексики. Мне это кажется ненормальным, особенно когда в некоторых регионах люди умирают от голода. И вода, идущая на орошение этих угодий, может напоить 9 миллионов человек.

Что может сделать каждый — просто об этом задуматься, изучить информацию. Есть огромное количество литературы, например, про пластик. Я прочитала книгу «Как отказаться от пластика», там очень подробно и понятно описано, что может сделать каждый из нас. После этой книги я в принципе начала сортировать мусор. На мой взгляд, сейчас это самая важная задача — следить, чтобы мусор действительно отправляли на переработку, сообщать о нарушениях, следить за собой на природе, убирать за другими. Вместо того чтобы кричать на других, какие они все плохие, можно просто убрать. Положительный пример очень хорошо работает, на самом деле.

Никита Ефремов: Не знаю насчет каждого, могу говорить только за себя: существенно сократить свое потребление, сделать его гораздо более осознанным и чистым для себя и природы. Вообще, как я уже говорил, мне кажется, что чистота внутри рождает чистоту снаружи, также и наоборот — то есть быть осознанным в своей жизни.

Как вы думаете, почему о глобальном изменении климата так громко заговорили только сейчас?

Мария Ивакова: Я думаю, что так громко заговорили только сейчас, потому что, во‑первых, уровень потребления за последние пятнадцать лет сильно изменился. Раньше не было такого количества мобильных телефонов, столько одежды. Я помню свое детство — у меня были одни ботинки, которые я носила три года, пока они совсем не развалятся. Мобильные телефоны, и много чего еще, были на вес золота. А сейчас, с прогрессом, мы потребляем все больше и больше.

Никита Ефремов: Конечно, благодаря информационному буму появилось огромное количество средств массовой информации, которые стали широко освещать эту проблему.

Верите ли вы в то, что человечество способно решить проблему глобального изменения климата?

Мария Ивакова: Думаю, мы сейчас преимущественно будем адаптироваться к изменениям климата, нежели предотвращать его.

Никита Ефремов: Мне кажется, что в любом случае как-то все разрешится. Земля — гораздо более могущественная сила, нежели человечество, что бы оно о себе ни думало. И Земля каким-то образом о себе точно позаботится. Только останемся ли мы при этом живы — непонятно. Хотелось бы остаться, и на это уже можно как-то повлиять.

Как на вас повлияло участие в проекте Greenpeace? Изменилась ли ваша позиция по каким-то вопросам?

Мария Ивакова: Я разобралась в некоторых непонятных мне вещах, но в целом я давно в теме — и мне было приятно обратиться к ней еще раз и быть немного причастной к тому, чтобы другие об этом тоже узнали.

Никита Ефремов: Я не могу сказать, что она кардинально изменилась. Наоборот, она еще более укрепилась в каких-то вопросах. Я стал более осознанно относиться к своему потреблению.

В финале эпизода вы задаете зрителям вопрос: «На что лично вы готовы пойти для решения проблемы климатического кризиса?» А как бы вы сами на него ответили?

Мария Ивакова: Я готова выделять время и ресурсы. Я этим и занимаюсь — пишу посты, информирую людей. Я готова делать еще больше в этом направлении, участвовать как волонтер в каких-то акциях и исследованиях и самой посмотреть, как обстоят дела в каких-то сложных местах. Наверное, нам всем стоит начать с того, что надо быть добрее друг к другу, потому что можно много говорить про изменения климата и природу, но прежде всего это отразится на нас, на людях. И мне кажется, надо больше любить друг друга, быть друг к другу толерантными.

Никита Ефремов: Я готов заниматься своей духовностью, своей осознанностью. И для меня это путь к очищению внутри. Мне кажется, что основа такого бешеного потребления — это попытка заткнуть какую-то духовную дыру внутри. То есть внешним, материальным, решить проблему духовную. На мой взгляд, нужно заниматься тем, что происходит внутри, и тогда придет осознание, что мы все — одно целое. И тогда заботиться об окружающей среде станет так же естественно, как заботиться о себе.