T

Стиль принцессы Дианы«королевы людских сердец», виртуозно владевшей языком моды

Ее называли «королевой людских сердец» и просто «народной принцессой». По данным национального опроса 2002 года, она заняла третье место в списке 100 величайших британцев, уступив лишь Уинстону Черчиллю и Марку Изамбару Брюнелю. В честь нее называют улицы и скверы, а также фэшн-коллекции и предметы гардероба премиальных брендов. Ее наряды хранятся в музеях и частных коллекциях и уходят с молотка за внушительные суммы. Этот список пополнится в ближайшее время еще одним значимым пунктом — Диане будет посвящен новый сезон сериала «Корона», в котором дизайнеры воссоздали знаковые вещи из гардероба принцессы и запустили тем самым очередную волну интереса к ее стилю. По просьбе Esquire журналистка и художница по костюмам Анна Баштовая рассказывает, как личность Дианы нашла воплощение в ее гардеробе — и почему этот «язык одежды» вошел в историю.

Pool Photograph/Corbis/Corbis via Getty Images

Модный путь Дианы изучен и пересказан в мельчайших подробностях. Довольно сдержанная в своих вкусах до брака (сорочки с отложным воротничком, вязаные жилеты, плотные кардиганы и юбки миди), она совершенно преобразилась после замужества. Причиной стала не счастливая семейная жизнь, а обязанность соответствовать новому высокому статусу. Для этого Диану буквально отдали в руки редактора английского Vogue Анны Харви (с которой принцесса затем дружила вплоть до самой смерти). С того момента образ «королевы сердец» начал выкристаллизовываться и обретать собственный узнаваемый стиль, но произошло это далеко не сразу. Харви говорила, что Диана прислушивалась к ней, но часто настаивала на своем, поэтому нередко купленные совместно вещи отправлялись обратно в магазин.

При этом чем сильнее становилась народная любовь, тем больше росло недовольство ею во дворце. Диана то и дело нарушала протокол: водила дружбу со слугами, гуляла со своими сыновьями в публичных местах, стояла в очередях, болтала с водителями, посещала больницы и хосписы, где обнимала ВИЧ-инфицированных, и регулярно наведывалась в детские дома. При этом для всех этих полуофициальных визитов, каждый из которых запечатлевали тысячи фотокамер, Диана выбирала наряды от британских дизайнеров. Таким образом она поддерживала отечественные таланты, ведь ее фотографии в дизайнерских вещах разлетались моментально. «Если она появлялась на обложке журнала, то спрос на одежду, которая была на ней, повышался на 40%», — говорит куратор выставки «Диана: ее история моды» Либби Томпсон. Любовь принцессы Уэльской к модельерам была взаимной. Виктор Эдельштейн шил для нее платья из бархата, Брюс Олдфилд поражал яркими нарядами с массивными плечами, а Элизабет и Дэвид Эмануэль специализировались на асимметрии и драпировке. При этом Диана зачастую появлялась в одном и том же образе несколько раз, демонстрируя таким образом приближенность к народу. А иногда и вовсе перешивала наряд, чтобы подарить ему вторую жизнь. Так, например, Диана впервые надела платье небесного цвета с длинными рукавами во время официального визита в Лиссабон в 1987 году. Два года спустя она переосмыслила его для благотворительного бала, избавившись от рукавов и приоткрыв плечи.

Julian Parker/UK Press via Getty Images

Неудивительно, что при таком серьезном подходе с годами из всенародной любимицы Диана превратилась еще и в законодательницу мод. Произошло это опять же во многом благодаря нарушениям придворного протокола. Диана могла спокойно пойти на торжественное мероприятие в простых брюках и первой из королевской семьи начала носить на официальные приемы босоножки с открытой пяткой. Следом за ногами оголились и руки — Диана отказалась от обязательных по протоколу перчаток, а позже отправила в чулан и любимые при дворе шляпы. Нередко принцесса надевала их в качестве «протокольного» аксессуара, но тут же снимала и просто держала в руках. Таким образом, даже в рамках королевского дресс-кода ей удавалось демонстрировать собственный, уникальный стиль, очередной раз доказав: не важно, что ты носишь, важно как.

Про нее говорили, что она никогда не была модной в классическом смысле, но умела элегантно преподносить даже самые спорные вещи. Так, например, активные принты, которые Диана особенно любила в первой половине 1980-х, на большинстве смотрелись бы довольно комично, но только не на леди Ди — полоска, клетка и особенно горох стали ее визитной карточкой. С годами любовь к принтам поутихла, но сохранилась любовь к цвету. Яркие однотонные костюмы не затмевали ее, но, напротив, активно подчеркивали ее сильные стороны. В гардеробе принцессы удивительным образом уживались практически все цвета: изумрудный, лимонный, фуксия. Часто предпочтение отдавалось всем оттенками синего, который невероятно ей шел, но самым большим козырем Дианы стал красный. И не просто красный, а total red — довольно опасный прием, на который осмелится далеко не каждый.

Tim Graham Photo Library via Getty Images

Стиль Дианы менялся вместе с тем, как менялась она сама, ее характер и семейный статус. В начале 1990-х в ее гардеробе начали преобладать комфортные, расслабленные образы. Она полюбила джинсы с высокой посадкой в сочетании с белой сорочкой или даже футболкой. Репортажные кадры, на которых Диана в таком наряде катает юного Уильяма на пони, стали в свое время настоящим воплощением современной, народной, человечной монархии. Дизайнер Джаспер Конран отмечал, что для леди Ди было крайне важно, какой посыл заключался в том, что она носила. «Каждый раз, обсуждая со мной одежду, принцесса задавалась вопросом: „Какое сообщение я буду транслировать, если надену это?“ Для нее существовал язык одежды», — рассказывает Конран. Невероятно шел Диане и спортивный стиль, который сегодня выглядит как никогда актуально, — легинсы и велоспедки в сочетании со светшотами оверсайз и любимой бейсболкой. Этот головной убор с гербом Королевской канадской конной полиции был своего рода ироничной насмешкой над обязательными по этикету придворными шляпами.

Tim Graham Photo Library via Getty Images

Вообще чувства юмора и здоровой самоиронии Диане было не занимать. Именно так — из иронии и смелости — родилось знаменитое «платье мести».

29 июня 1994 года в эфире британских государственных каналов принц Чарльз официально признался в неверности жене и своем романе с Камиллой Паркер-Боулз. Этим же вечером Диана прибыла на мероприятие Vanity Fair в Serpentine Gallery в откровенном платье, нарушающем все дворцовые протоколы: длина выше колена, смелое декольте. Неслучайно были выбраны и шпильки: Диана годами носила обувь на плоской подошве, чтобы на фото быть не выше Чарльза, так что каблуки вернули ей и рост, и независимость. Уже на следующий день мировая пресса писала о несчастном глупом Чарльзе, отказавшемся от такой шикарной женщины. К публикациям прилагалась фотография статной Дианы в «платье мести». Этим она сказала все, что хотела сказать, — не говоря при этом ни слова.

К «платью мести» шло массивное колье. Диана всегда предпочитала активные украшения и умела их носить с присущим ей шиком и непосредственностью. Именно с ее легкой руки жемчуг перестал быть уделом престарелых аристократок — ей удалось его осовременить. Кроме того, ее часто можно было увидеть в золотом сете с бриллиантовыми бабочками и колье с изумрудами, подаренном Елизаветой II на свадьбу. Также образ часто дополняли разнообразные клатчи, которые служили в том числе для прикрытия декольте при выходе из машины. Самым же любимым аксессуаром была стеганая лаковая сумка Lady Dior, которую в 1994 году создал Джанфранко Ферре (на тот момент креативный директор Dior) и которая изначально называлась совсем иначе — Chouchou Dior. В 1995 году этот элегантный аксессуар стал подарком леди Ди от первой леди Франции по случаю визита британской гостьи на выставку работ Поля Сезанна в Гран-Пале. Диана настолько полюбила эту сумку, что она стала неразрывно ассоциироваться с именем принцессы Уэльской. Так что уже в 1996 году с личного благословения Дианы дом Dior принял решение переименовать сумку в честь ее самой преданной хозяйки — Lady Dior. Часто принцессу можно было увидеть и с другим аксессуаром — удобной вместительной Tod’s, которая в 1997 году, после гибели Дианы, также была переименована в D-bag и стала культовой.

Jayne Fincher/Getty Images

За все эти годы стиль Дианы ни на секунду не переставал служить вдохновением для многих fashionista, стилистов и модных дизайнеров. Но максимально актуальным он стал именно сейчас, когда в моду вернулись широкие плечи, цветные костюмы, джинсы на высокой талии и велосипедки — все то, что так любила Диана. Донателла Версаче говорила: «Для нас с братом ее постепенная эволюция была увлекательнее любого сериала. Но как икону стиля мы стали воспринимать ее еще в 1991 году, после съемок обложки Harper’s Bazaar. Джанни сшил для Дианы обтягивающее голубое платье с золотыми запонками, а Сэм Макнайт сделал ее иконическую стрижку короче и зализал волосы назад. В таком виде она позировала Патрику Демаршелье — раскрепощенная, сильная, способная взять свою жизнь в собственные руки. „Фирма“, как она называла королевскую семью, забрала у нее титул, но Ди доказала, что никогда в нем и не нуждалась».

Anwar Hussein/WireImage/Getty Images

Tim Graham Photo Library via Getty Images

Tim Graham Photo Library via Getty Images

{"width":1290,"column_width":89,"columns_n":12,"gutter":20,"line":20}
default
true
960
1290
false
true
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: EsqDiadema; font-size: 19px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}