допинг не вреден

«Я уверен, они бы говно регулярно ели, если бы знали, что это поможет победить», — сказал о своей команде один знаменитый российский тренер. Когда на кону деньги, слава и преимущество над соперниками, инстинкт самосохранения перестает работать.

Допинг опасен для здоровья и жизни. Впервые речь о допинг-контроле зашла в 1950−60-е годы именно в контексте трагических смертей велогонщиков. Шок вызвала гибель британского велосипедиста Тома Симпсона на этапе гонки «Тур де Франс». Для улучшения результатов он принимал амфетамин вместе с алкоголем, и сердце не выдержало.

Игра на выбегание
Далее Игра на выбегание
Майкл Фелпс предложил Конору Макгрегору посоревноваться в плавании
Далее Майкл Фелпс предложил Конору Макгрегору посоревноваться в плавании

Допинг вреден и на «длинной дистанции» — злоупотребление инсулином или анаболическими стероидами способно через многие годы привести даже к смене пола, — и на «короткой», сразу же после применения. На крупных международных соревнованиях ночью в отелях можно встретить активно разминающихся спортсменов. Дело не в фанатичной подготовке к утреннему старту, а в том, что любые манипуляции с кровью — а это частый спутник приема допинга — могут привести к тромбозу. Чтобы его избежать, необходи о много двигаться.

заговор против россии

Если бы в России действительно существовала «государственная система применения допинга» (как в советские времена — с разветвленной сетью научных лабораторий), о которой так много говорил канадский профессор-разоблачитель Макларен, то никакого допинга у российских спортсменов не находили бы. Система всегда идет на шаг впереди тех, кто с ней борется. Как это происходит сейчас в Китае.

Наши тренеры воспитаны на учебниках и методиках, прямо подразумевающих применение запрещенных препаратов. Схема подготовки в этих пособиях примерно такая: всех бьют молотком по голове, выживает сильнейший. Уверенность в том, что «без химии никуда», передается из поколения в поколение. Разорвать эту цепь никому не удается. Спортсменам и их спонсорам нужен результат. А дисквалификации и скандалы случаются уже потом — когда розданы награды и поделены призовые деньги.

Нашим спортсменам не верят и наказывают их жестче других. Теннисистка Мария Шарапова за анекдотичное плацебо «мельдоний» получает дисквалификацию на больший срок, чем норвежская лыжница Тереза Йохауг за анаболики. Йохауг рассказывает, что вещество попало в организм случайно (оно якобы содержалось в креме для губ), и ей даже сочувствуют. Если бы с такой версией выступила Шарапова, она была бы отстранена на еще больший срок — за допинг и за плохую шутку.

допинг изготавливается в секретных лабораториях

Значительную часть запрещенных препаратов можно легально купить в аптеке. Все это обыкновенные лекарства. Но для улучшения спортивных результатов рекомендованные дозы приходится увеличивать, а вместе с этим растет и риск возникновения побочных эффектов.

Стероиды в аптеке без рецепта уже не приобретешь, зато их легко купить в интернете. Цены на допинг не слишком высокие, более серьезные суммы уходят на оплату услуг тех, кто составляет индивидуальную программу приема препаратов с определенной гарантией отсутствия положительных допинг-проб. Гарантия эта, правда, оказывается больше психологической, чем реальной: в России не осталось «специалистов», чьи клиенты не фигурировали бы в шумных скандалах.

Для платежеспособных спортсменов существует «дизайнерский допинг». Это изготовленный на заказ препарат с измененной формулой вещества. Он существует в единственном экземпляре, его формула неизвестна антидопинговым комиссиям, а значит, не существует и метода его обнаружения. Здесь цены измеряются десятками и сотнями тысяч долларов.

допинг не наркотик, за него не сажают в тюрьму

Вообще-то за применение допинга можно угодить в тюрьму. Российские спортсмены — в отличие от Италии или, скажем, Эфиопии — могут спать спокойно. Статья 228 УК РФ вводит уголовную ответственность только для распространителей — за незаконный оборот наркотических, психотропных средств и их аналогов. По неофициальным данным, каждый год возбуждается около двух десятков уголовных дел, связанных с незаконным обращением подобных препаратов. Годовой оборот российского черного рынка «спортивных» препаратов оценивается примерно в 50 млн долларов.

российские спортсмены — лидеры по приему допинга

Средний процент положительных допинг-проб по всем лабораториям мира примерно одинаков (около 2%), но количество собираемых проб — разное. Американские агентства собирают около 8 тысяч, а в России их бывало и около 24 тысяч.

По данным Всемирного антидопингового агентства (ВАДА), за 2015 год больше всего положительных допинг-проб действительно было у России — 176, вторые — итальянцы с 129 пробами, американцы ндевятом месте — 50 проб. Вроде все понятно: Россия — допинговая держава, глобальное спортивное зло.

допинг может попасть в организм случайно

Спортсмены часто выдвигают экзотические версии попадания запрещенных веществ в организм. Обычно эти разговоры заканчиваются на просьбе предъявить доказательства. Но отдельные случаи можно вспомнить: на одном и том же препарате попалась целая сборная, и доказать свою невиновность удалось с помощью камер наблюдения. Выяснилось, что один игрок подсыпал допинг в общий питьевой баллон — так он мстил за то, что не попал в основной состав.

Иногда объяснения спортсменов принимают на веру. Сноубордист из Канады Росс Ребальяти на Олимпиаде-98 объяснил наличие следов марихуаны в своей пробе тем, что долго находился в одной комнате с друзьями, курившими траву. Другой канадец — прыгун с шестом Шон Барбер, в анализах которого перед играми в Рио был найден кокаин, объяснил это тем, что целовался с девушкой по вызову, которая перед этим вынюхала пару «дорожек». Спортсмена оправдали, а через полгода выяснилось, что он гей.

иностранцы имитируют болезни, чтобы легально принимать допинг

Российские телезрители уже заучили мантру о том, что норвежским биатлонистам можно употреблять допинг для лечения астмы, а американским гимнасткам — для борьбы с психическими расстройствами. Обычно этот довод приводится в доказательство теории «принимают все, а наказывают только наших».

Действующее в антидопинговой сфере законодательство предусматривает «терапевтические исключения» — разрешение на применение лекарств (включая запрещенные), выписанных спортсменам по медицинским показаниям. Любой препарат, в том числе средство от астмы, атлет может употреблять, если есть подтвержденное заболевание, назначение врача и разрешение медицинского комитета антидопинговой организации.

употреблять допинг заставляют тренеры

Никто не заставляет силой принимать допинг, но, если человек с раннего детства живет в этом мире, ему трудно поверить, что есть другая жизнь и другой выбор. «Люди у нас просто с этим вырастают и воспринимают все как должное», — говорит легкоатлет Сергей Литвинов.

Вот типичная история. Заметной она стала только потому, что это был первый случай обнаружения допинга у крымского спортсмена после присоединения полуострова к России. В 2015 году 19-летняя легкоатлетка Виолетта Демидович была дисквалифицирована на четыре года после того, как в ее допинг-пробе нашли анаболические стероиды. Тренирует ее отец, специалист с 30-летним стажем.

Существуют и идейные сторонники допинга. Это сообщение написано на одном из форумов чемпионом России по легкой атлетике среди юниоров, который был дисквалифицирован из-за анаболических стероидов.

«Я искренне верю в идею спорта, а люди, которые прибегают к допингу, не обязательно безвольные идиоты или слабаки. Нет, большинство из них азартные люди — спортсмены, те, для кого цель — все! Это по‑настоящему волевые люди, именно они совершают открытия и подвиги».

любителям допинг не нужен

Профессиональные спортсмены — это только 10% от общего числа покупателей допинговых препаратов. Остальные — любители. К примеру, когда речь идет о ведомственных соревнованиях — чемпионате МВД или другой крупной государственной структуры, финальные протоколы могут шокировать — настолько высокие результаты там показывают малоизвестные спортсмены.

На таких соревнованиях нет допинг-контроля, а звания, премии, надбавки — есть. Никто не контролирует и многочисленных фанатов марафонских забегов или триатлона — модного увлечения бизнесменов и топ-менеджеров. Тщеславие в условиях скучной офисной жизни не дает им покоя. А в спорте без допинга никуда, это же всем известно. ≠