ДЖОНАТАН АР ТРАПП, менеджер, 38 лет:

Идея родилась во время разговора на работе. Один мой коллега сказал, что где-то слышал о неудачной попытке взлететь на шарах, наполненных гелием. Я ответил, что, по‑моему, если взять достаточное количество шариков, все получится, а чтобы было удобнее лететь, можно привязать их к стулу. Типичный пятничный треп, который никто не воспринял всерьез. Но идея засела в моей голове.

Каково это - работать детским клоуном в горячих точках
Далее Каково это — работать детским клоуном в горячих точках
Каково это - быть худшим лыжником на планете
Далее Каково это — быть худшим лыжником на планете

Я купил несколько совершенно обычных шариков, чтобы проверить, сколько их потребуется, чтобы поднять в воздух стул. Хватило пяти. Это была точка невозврата: я знал, что теперь обязан попробовать полететь сам.

Чтобы получить лицензию на полеты на газовых баллонах и воздушных шарах, я записался в летную школу. Затем вычислил, сколько шариков мне понадобится, продумал снаряжение и ремни безопасности. Я делал физические расчеты, строил модели и через год был готов к первому полету.

Он состоялся в июне 2008 года. В своем офисном кресле, поднявшись на связке из 55 шариков на высоту 4 500 метров, я за 4 часа преодолел более 80 километров. Затем я побил мировой рекорд, совершив 14-часовой полет. Сам рекорд меня интересовал мало, я хотел доказать себе, что перелететь через Ла-Манш в моих силах.

Конечно, договориться с британским Управлением гражданской авиации было непросто, но они все же зарегистрировали связку воздушных шариков как воздухоплавательное средство. Затем была еще страховка, проверка полетопригодности и так далее. Вся эта бумажная возня заняла много времени.

Ночью накануне полета, в мае прошлого года, мне было очень страшно. Я не авантюрист и дождался подходящей погоды, но понимал, что, оказавшись в воздухе, смогу полагаться только на себя.

Полет начался в 5 утра, в 15 километрах от пролива, в планерном клубе города Эшфорд. По чистой случайности я достиг побережья прямо у белых скал Дувра. Когда я оказался над водой, стул повернулся на 360 градусов, подарив мне потрясающее зрелище.

Уникальность полета на воздушных шариках в том, что только он единственный — совершенно бесшумный. Ты не слышишь двигателей или звука горящего пламени, который сопровождает полет на большом воздушном шаре. Ты двигаешься вместе с воздухом, и это действует очень умиротворяюще.

Подо мной была холодная вода Ла-Манша, а до континента оставалось еще 65 километров. Могло возникнуть сто разнообразных проблем. Лодок и кораблей в проливе было мало, и я знал, что, внезапно оказавшись в ледяной воде, погибну за несколько минут — чтобы минимизировать вес, я отказался от гидрокостюма.

Постепенно снижаясь с высоты 2 тысячи метров, я пролетел над маяком в Дюнкерке. Проблема заключалась в том, что я приближался к бельгийской границе, а у меня не было разрешения на посадку в этой стране. Я отрезал несколько шариков и приземлился на поле, где рос салат-латук.

Весь полет продолжался 3 часа и 22 минуты. Это было ничто, в сравнении с тем, сколько времени у меня заняла подготовка. Но я всю жизнь буду наслаждаться чувством, что сумел это сделать.