Факт: разобраться who is who в генеалогическом древе Marvel сложнее, чем зазубрить, кого Зевс породил, кого убил и кто кому родственник в скандинавских мифах. В комиксах (а скоро и в кино) существует, кажется, семь Капитанов Америка, по меньшей мере два Сорвиголовы, пять или шесть Зеленых Гоблинов — в общем, надо сверяться. После того как альтернативные вселенные стали чем-то вроде новой религии для комикс-сценаристов, выяснилось, что можно придумать еще парочку Человеков-пауков из параллельных реальностей — их, страшно сказать, больше двадцати (есть даже Паук-обезьяна, Паук-зомби и Паук-индус).

Майлз Моралес — школьник-гений с недюжинными суперспособностями пауэрлифтера, немного маменькин сынок и просто отличный пуэрто-риканский парнишка из Гарлема — еще одна такая инкарнация, но из привычной, скажем так, «нашей» реальности Питера Паркера. Моралес — преемник Паркера: как и последнего, Майлза укусил радиоактивный паук и, как и всякого супергероя-десятиклашку, его заботит, как и ОПГ после полдника остановить, и маме приврать, что он еще на уроке алгебры. В Spider-Man: Miles Morales Паркер учит новоиспеченного супергероя не только, как завираться о двойной жизни, но и как собственно этим супергероем быть.

Для разминки (это первые двадцать минут игры) оба вступают в схватку с суперзлодеем-горой Носорогом, после чего Паркер уезжает в командировку за океан, оставляя Моралеса за главного. Не проходит и дня, как в Нью-Йорке разгорается война между нанотехнологической бандой «Подполье» и их противником, конгломератом «Роксон», монополизировавшим рынок электричества, ядерных реакторов и всего того, чем можно подорвать пару материков. Собственно остановить обоих и доказать, что он Человек-паук ничем не хуже Паркера, — и есть те наполеоновские, чтобы не сказать неподъемные задачи для новичка в трико.

Когда Insomniac Games показали первые видео игровых механик нового проекта, все бросились писать слово «ре-скин» (если очень условно, косметический ремонт уже существующей игры, чтобы сделать из нее новую): двумя годами ранее вышел их же Spider-Man и было легко предположить, что локации, боевая система и прочие геймплей-механики перекочуют из первой части во вторую, белого Паркера заменят на темнокожего Моралеса, светло-синий костюм поменяют на темно-синий, добавят новый сюжет, после чего разработчики разойдутся по домам.

Marvel

Признаться честно, половину удовольствия получаешь оттого, что на YouTube много кто поудалял оставленные ранее комментарии такого плана. Играть за Паркера в первой части и за Моралеса во второй — очень разные и не слишком хорошо поддающиеся словам, очень тактильно-рефлекторные, что ли, опыты. Это, возможно, не самое интересное и очень узкоспециальное занятие — отличать, чем повадки одного отличаются от другого; это просто чувствуется, что называется, на кончиках пальцев (в первую очередь благодаря адаптивным куркам геймпада и тактильному фидбеку). У Майлза более агрессивный боевой стиль (плюс у героя есть биоэлектрические — у Паркера таких нет — суперудары), более расхлябанная в силу неопытности акробатика — опять же чувствуется, что играешь за супергероя-новичка, хотя бы потому, как без лишней утонченности Моралес пролетает между небоскребами с помощью паутины.

Marvel

Про полеты надо отдельно. Логистика — неприятное действо, с которым приходится сталкиваться не только в жизни, но и в играх: скакать на лошадке из одного средневекового городка в другой, лететь пулей от альфа Центавра к Венере — все это, как известно, скучнее смерти. Miles Morales — кажется, чуть ли не единственная игра (ну и, конечно, первый Spider-Man), в которой добираться от одного квеста к другому — что-то вроде почетной возможности посидеть сзади в несущемся болиде Шумахера. Это сверхбыстрое, кинетическое искусство — парить над небоскребами довольно большой локации архитектурно точного Нью-Йорка и делать тридцать разных кульбитов по пути.

Настоящим цветиком-семицветиком игра раскрывается при поединках: в силу того, что Моралес школьник весом килограммов 60, скакать от одного врага к другому, лупить их по голове и не получить сдачи — легко и как-то неприлично весело. Возможность раскидать семь-десять врагов, прытко перемещаться от первого к пятому и обратно создает уникальный флоу — что-то схожее, разве что несколько грузнее и грубее, было в боевой системе игровой трилогии о Бэтмене. Другие мелочи: несколько спайдер-гаджетов, которыми можно наносить врагам урон, невидимость и пятнадцать (!) дополнительных костюмов.

Marvel

Что еще остается от игры? На самом деле не так уж мало. Трудно представить более легкомысленного, не вырастающего из школьного пиджака, но такого родного кидалта (kidult, сокр. от kid — «ребенок» и adult — «взрослый». — Esquire). Мало кому из перекачанных супергероев идут эти гиковские, уменьшительно-ласкательные прозвища. Паучок, Спайди. Мало кто из вселенной Marvel, и уж тем более из DC, может сегодня носить этот «за-все-хорошее-против-всего-плохого» титул прогрессивного миллениала. Во время полетов Майлз слушает подкасты или хип-хоп, создает собственное мобильное приложение, скачав которое любой может попросить у героя помощи (это и есть сайд-квесты), и вообще он лучший друг всех друзей — кто к такому не привяжется, у того сердце из камня.

В известном смысле, провести 10−15 часов за Miles Morales — это несколько инфантильное занятие. Не самый сложносочиненный сюжет, наивные, как в комиксном баббле диалоги, подростковый юмор и прочая-прочая. Все, что было снято/написано/сделано по комиксам, понятно, не относится к себе слишком всерьез, но приносит своим создателям миллионы долларов. Наверное, секрет этих цифр в том, что сначала думаешь купить игру сыну или дочке, затем садишься рядом и смотришь, потом отбираешь геймпад.