И все же это стало понятно давно почти во всем мире и, кажется, становится понятно всем остальным: игры перестали быть сугубо гиковским развлечением или — что хуже — прерогативой так называемой нижней прослойки интернета. Когда говоришь о видеоиграх, не знаешь, какой взять тон. 1) Капиталистический: ведь можно зайти с совсем нескромных козырей — многомиллиардная индустрия, как новый Голливуд, UFC и футболист Месси, но только прибыльнее (годовой доход от видеоигр превышает кассы всего кинематографа и спорта, вместе взятых). 2) Или культуртрегерский: игры — это та самая «настоящность», по сути, еще младенческий жанр, который называли младшим побратимом большой литературы, комиксов и умного кинематографа, а в итоге переросший всех трех на голову.

Изменение иерархий и общественного вкуса налицо: западная профильная пресса еще года три-четыре назад сформулировала новый модный дискурс: «Игры — это новое кино». Игра в дорогой гейм-проект стала синонимом похода в кино или, вернее, порционного просмотра сериала: самый расхожий пример — десять часов кат-сцен в Death Stranding Хидео Кодзимы по длительности сопоставимы с мини-сериалом или многочасовым фильмом, скажем, Белы Тарра. И не будем забывать, что еще 40−50 часов уйдут на собственно геймплей.

Факт: процесс игры — это еще и чтение романа (геймплей так же позитивно влияет на когнитивные и мнемонические способности, как и чтение), в котором можно побродить, который можно пощупать. Самые первые, с обилием текстов и диалогов, сюжетные (в английском есть замечательное слово story-driven) фэнтези-игры 1980−1990-х сравнивали с грандпроектами вроде «Властелина колец». Сейчас игры, в которых текст превышает геймплей, — скорее редкие, почти вымершие животные. Игры стали сложносочиненнее сюжетно, возможно, компактнее в плане вываливания диалогов на игрока. И все же когда о них говорят как о кидалт-жанре, стоит вспомнить, что сценарии к ним разбухают до 700−1000, а то и больше страниц (к примеру, Detroit: Become Human или Disco Elysium). Игры — это новый, чуть более легкомысленный, но роман, хотя, думается, Джулиан Барнс с этим вряд ли согласится.

Кадр из The Last of Us Part 2 Sony Interactive Entertainment
Кадр из The Last of Us Part 2

Появление нового всегда будоражит несколько преувеличенный, почти апокалиптичный разговор о смерти старого. Но есть такие вещи, которые хоронят, хоронят, но те с большой неохотой лезут в гроб: в 1960-е каждый философ-структуралист предвещал смерть романа, но тот и поныне отлично себя чувствует, хотя с появлением видеоигр об этом заговорили снова. Так же и с кино, которое пододвинула гейм-индустрия. В этом смысле видеоигры не то чтобы устраивают траурное шествие по кино, скорее аккуратно выходят из-под некогда внушительной тени некогда большого брата — и даже помогают ему оправиться. Появление современных видеоигр предзнаменовало смерть зеленого экрана: локации, окружение и их фоны со спецэффектами можно делать на игровых движках Unreal Engine 4 и Unity — это дешевле, качественнее и, главное, в разы быстрее, чем к тому привыкла даже такая скоростная машинерия, как киноиндустрия. С помощью движков и заимствования игровых механик свои фильмы собирают Джон Фавро и Disney, а скоро и все остальные большие и не очень авторы — это демократично, дешевле и доступно всем, у кого есть мощное железо.

Наконец, матчасть. Необходим отдельный текст, чтобы перечислить обилие современных игровых механик и их улучшений. Нужно еще два абзаца, чтобы упомянуть новые жанры и поджанры, появившиеся за последние годы, — хотя казалось, что нового уже ничего не придумать. Страшно представить. до какой степени гиперреалистичности может дойти современная графика. Каждые семь лет новые поколения консолей обещают все большее разрешение, переход с 4к до 8к — игры становятся реальнее реальности, и производимый сегодня эффект, наверное, напоминает переход с VHS на Blu-ray. Ну, или несущийся с экранов на зрителя поезд братьев Люмьер — но лучше не преувеличивать.

В этом году вышло множество примечательных игр — всего не охватишь, поэтому мы выбрали пять ААА- и АА-проектов (самых дорогих и средней стоимости игр соответственно) с обязательным кивком в сторону популярных франшиз вроде Assassin’s Creed и Watch Dogs и громких релизов.

Итак, пять лучших видеоигр 2020 года.

Ghostrunner

Разработчики: One More Level, 3D Realms, Slipgate Ironworks

Epic Games

Когда Cyberpunk 2077 в очередной раз перенесли на несколько месяцев, у многих, вероятно, появилась нужда в заполнении этого пробела — и есть то ли мистическое, то ли маркетинговое совпадение, что как раз в этот период вышла другая киберпанк-игра Ghostrunner.

Итак, гигантским городом-компьютером правят нехорошие технократы, всем остальным от этого довольно паршиво, но все привыкли. Уничтожить режим вызывается киберниндзя с марксистскими идеями, катаной, привычкой нарушать законы гравитации и пределы вестибулярного аппарата. В девяти случаях из десяти нужно бегать по стенам, разрезать людей напополам, отбивать пули, замедлять время — и все это от первого лица (если это не гибрид игр Mirrors Edge и Doom, то что?). Ghostrunner, что называется, «коридорная» игра: семь часов нужно делать примерно одно и то же, бежать можно только прямо, но зато по все новым — все более сложносочиненным — уровням с более сильными врагами. Если вы читали киберпанк-романы Брюса Стерлинга и Уильяма Гибсона, то разработчики, скорее всего, нет. Сюжет здесь очень условный, но Ghostrunner в каком-то смысле честная, осознающая свои границы игра, в которую — как, например, в случае с упомянутым Doom — играешь только ради геймплея и, простите, мочилова. Процесс больше всего напоминает не самую простую в исполнении партитуру: нужно очень быстро нажимать на много клавиш, обладать завидным таймингом (то есть просчитывать стратегию боя и за какое время вы управитесь) — все это местами сизифов труд, но создает непередаваемый флоу.

Watch Dogs: Legion

Разработчик: Ubisoft Toronto

Epic Games

Сериал «Мистер Робот», как не одно другое современное произведение, показал, что главный супергерой позднекапиталистической эпохи — хакер. Трилогия Watch Dogs сделала то же самое, только за чуть большие деньги. Напомним карту местности: в первых двух частях нам предстояло пройти сюжетную кампанию за агентов хакерского подполья под названием DedSec, организовывающих кибератаки на мировые конгломераты.

В Legion, третья часть франшизы, агент DedSec Далтон прибывает в Лондон, чтобы предотвратить подрыв Британского парламента, но что-то идет не так. Гремят взрывы, во всем виноват правительственный хакер по прозвищу Нулевой День, но СМИ и государство винят DedSec. Собственно, здесь игра идет вам в руки: если в Watch Dogs 1 и 2 вас прикрепляли к определенным персонажам, то здесь можно сыграть за кого угодно. Так как ряды хороших хакеров поредели, вам предстоит воспользоваться нейросетью «Бегли», которая подберет подходящих кандидатов — их натурально сотни. Каждый с уникальной внешностью, способностью и умениями (завербовать получится даже бабушек). Можно пройти игру от начала и до конца, скажем, за шпионку; можно сколотить целую банду и чередовать пенсионера, панка и суперхакера. Гаджеты, как и в прошлых частях, те же: дроны разной степени величины, ноутбук, взлом мобильных, баз данных и всего механического в городе плюс новый кибернетический паук. Только так — через терабайты взломов — к светлому будущему.

The Last of Us Part 2

Разработчик: Naughty Dog

Sony Interactive Entertainment

В общем-то не нуждающаяся в представлениях, одна из самых титулованных, растянутая на цитаты и видеоэссе игра, задавшая всей гейм-индустрии сценарную планку уровня Аарона Соркина и Дэвида Чейза; пожалуй, самый лучший проект о пандемии, вышедший — чтоб никто не унывал — во времена пандемии реальной (нам, понятно, чуть легче — грибных зомби нет, уже неплохо).

Дальше — главный спойлер этого лета, с которым вы, вероятно, уже ознакомились, — герой первой части Джоэл умирает в самом начале. Его забивает клюшкой женщина-гора Эбби. Зачем, почему, за кого она мстит? — те вопросы, которые задает себе не только приемная дочь Джоэла Элли, но и сам игрок. The Last of Us 2 устроен по принципу расемона — одно событие показано с точки зрения двух во всех смыслах разных героинь, объединенных жаждой мести. Первую половину нужно играть за Элли, вторую за Эбби, третью снова за Элли — и здесь самое интересное. В силу привязанности к Элли еще с 2013 года, сопереживать ее потере легче из-за того, как все мы любили Джоэла, когда ненавидеть Эбби за его убийство было просто и органично. Пройдя кампанию за новую героиню (тут надо замолчать, чтобы не раскрыть главный твист), начинаешь ненавидеть Джоэла за его ошибки прошлого.

Пару слов необязательной и скучной матчасти: прохождение и боевая система стали сложнее и еще тактильнее, искусственный интеллект противников заметно улучшился. Пара слов увлекательного катарсического инсайта: если первая часть была про то, как быть отцом во время апокалипсиса, то вторая — как быть дочерью, вернее, сиротой. После первой части хотелось крепко обнять ребенка, после второй — позвонить отцу.

Call of Duty: Black Ops Cold War

Разработчики: Treyarch и Raven Software

Raven Software

Call of Duty такая же обязательная часть года, как Рождество, Букеровская премия, «Оскар» и «Формула-1». За что мы ее любим: за легкомысленность, красочные — с вау-эффектами — взрывы, свинцовые дожди пуль, военно-стратегическую достоверность боя и много (правда много) чего еще. Вместе с тем франшиза говорила о современной Америке куда больше, чем могло показаться: что соль земли — это, конечно, США, а спасители человечества если где и рождаются, то только в той самой стране с комплексом инфанта и самой навороченной армией в песочнице. И, кажется, впервые за многолетнюю историю это первая игра франшизы, где есть та самая серая мораль — за зло впервые отвечает не только Россия, Украина или СССР, а в кои-то веки еще и США.

Холодная война, в шпионском цехе появляется ранее считавшийся то ли мертвым, то ли вымышленным русский агент Персей — фигура почти мифическая и настолько могущественная и автономная, что навязывает свою волю правительству СССР, а не наоборот. Ранее в целях обороны президент Гувер установил под всеми крупнейшими городами Европы ядерные бомбы, которые собираются взорвать люди Персея, после чего вину переложат на США. В ЦРУ куется контрответ: агенты Хадсон и Адлер собирают команду из уже знакомых по прошлым частям оперативников. Вам достанется роль агента-новичка Белла: ему можно выбрать биографию, бывшее место службы — мы сделали его экс-сотрудником КГБ, сбежавшим в Штаты, и это сильно влияет на сюжет.

Вообще, кажется, впервые Call of Duty дает игроку право интерактивности: можно выбирать разные реплики, выбирать сторону, альтернативные сюжеты прописаны так хорошо, что сразу несколько ваших выборов повлияют на три разные концовки. Можно впервые перебежать к русским (и именно тогда откроется, что планы ЦРУ ничем не лучше) либо остаться с США (и именно тогда покажется, что Персей не такой уж и плохой парень). И конечно, традиционная клюква: Белл побывает в Закарпатье, штабе КГБ на Лубянке, посмотрит на бюст Ленина, а еще покажут товарища Хрущева. Бонус: миссии во Вьетнаме, Восточном и Западном Берлине, Колорадо и где только не.

Black Ops Cold War уж точно первый проект франшизы, который нужно проходить с блокнотом и карандашом: холодная война, сложносочиненные многоходовочки десятков шпионов в десятках стран — вам нужно записывать города и даты, когда и куда кто прибыл, разгадывать секретные шифры и внимательно читать документацию. В этом смысле новая часть отдаленно напоминает комикс «Самый холодный город» Энтони Джонстона и романы Джона Ле Карре, где правильно просчитанный стратегический ход важнее меткого выстрела.

Assassin’s Creed: Valhalla

Разработчик: Ubisoft Montreal

Ubisoft

Если представить франшизу о братстве элитных убийц в капюшонах, как детали конструктора Lego, то получится следующее: альтернативная метаистория, в которой к каждой революции, войне или исторически-политическим катаклизмам приложил руку один из ассасинов, открытый мир, стелс (скрытные, тихие убийства исподтишка), паркур, богатая боевая система. К самой выверенной формуле разработчики пришли в предпоследней части Odyssey: ранее в большом открытом мире было нечего делать, сайд-квестов было мало, разбросанные по локациям неиграбельные персонажи слабо взаимодействовали с игроком, но Odyssey стала настоящей песочницей. То есть продуманный, в деталях прописанный мир, в котором отзывчивого, взаимодействующего с персонажем контента было так много, что микроистории генерировались случайно — отдельным боковым сюжетом могла стать, скажем, обычная погоня за оленем или перебранка с бродягой.

Valhalla продолжает стратегию Odyssey. Здесь есть основной сюжет: два члена братства ассасинов прибывают в Норвегию к викингам, дарят вам (вы можете быть как воином, так и воительницей) знаменитый скрытый клинок, немножко учат своим приемам и предлагают пойти войной на Англию — но сайд-квестов так много и они настолько мало уступают магистральной линии, что играть можно часов 50, если не больше. Для порядка скажем несколько слов о сюжете: вас зовут Эйвор, поначалу вашей целью будет объединить все норвежские кланы воедино, но затем ассасины предложат более лакомый кусок — всю Англию. Впервые в истории франшизы вы не будете играть за члена братства, хоть и обучитесь их искусству скрытых убийств. Сюжет отличный, сложный, вероятно, лучший за всю историю линейки Assassin’s Creed, но опять же — сайд-квесты, сайд-квесты, сайд-квесты.