The Order: 1886

Ready At Dawn

Более-менее перечитав книжки всех возможных жанров — от стимпанка до артурианы, — студия Ready at Dawn решила сделать игру, похожую на раздувшийся от обилия калейдоскоп: среди примерно еще шести поджанров здесь есть теслапанк (в войне токов Эдисона победил Тесла) и так называемая романтика газовых фонарей (альтернативная история викторианской Англии). Альтернативная история, чего таить, по‑хорошему шизофреническая: рыцари круглого стола ходят за ручку с королевой Викторией, Никола Тесла помогает охотиться на оборотней, оборотни в заговоре с лейбористами, Джек Потрошитель… ну, он просто Джек Потрошитель.

Итак, рыцари круглого стола нашли священный Грааль, вместе с ним черную воду, дарующую замедленное старение, — оттого прекрасно себя чувствуют вот уже девятое столетие. Главная задача ордена рыцарей — остановить распространение ликантропии, болезни оборотня. Играть нужно за сэра Галахада — обладателя самых красивых в мире бакенбардов и усов. В Лондон прорвались древние — первые из ликантропов, плюс корабли Ост-Индской кампании тайно завезли в город вампиров. Чтобы у Галахада был продуктивный день, со всех сторон по нему палят еще и индийские антиколониалисты с луддитами.

В 2015 году The Order: 1886 была самой графически совершенной игрой, предвосхитившей Death Stranding по части кат-сцен (их здесь на добрые полтора фильма), которые, к слову, держались на движке (что пять лет назад было маленькой революцией); не столько переизобретение игростроения, сколько демонстрация релиза следующего поколения — в «Ордене» приятно все. Здесь есть невероятные анимации рук (можно, как в жизни, держать и крутить в руках предметы), отличный арсенал оружия (на свету оружие гиперреалистично переливается), придуманного Теслой, и красивая даже по нынешним меркам картинка. Учитывая, что за концовкой явно маячит продолжение, а разработчики надеются сделать трилогию, The Order, возможно, обзаведется продолжением — согласны, возьмите наши деньги.

Дилогия Dishonored

Arkane Studios

А здесь игра, которая получила отдельный, больше нигде не замеченный жанр — whalepunk (от англ. whale — «кит»). Остров-государство Гристоль, китобойный промысел процветает, главным топливом является китовый жир, который называют ворванью. В столице Гристоля, Дануолле — напоминающем Лондон и Эдинбург XIX века, — происходит вспышка чумы и быстро следующее за ней убийство императрицы. Как часто бывает в жизни, винят вас — лорда Корво Аттано. Настоящего убийцу, понятно, видно невооруженным глазом, он становится диктатором, а вас — между нами, во всех смыслах хорошего парня — бросают в тюрьму. Здесь игра идет вам в руки — нужно выбраться из тюрьмы, убить всех заговорщиков и восстановить старый политический режим.

Если пересказывать Dishonored актуальным сегодня языком геймкритики, то получится что-то вроде признания в любви главной механике игры и ее нелинейности. У Аттано есть сверхъестественная способность — умение телепортироваться, а левел-дизайн игры сконструирован так, что перемещаться можно куда душе угодно. Оттого вы можете убить вражеского солдата десятью разными способами из десяти разных укрытий, проникнуть в здание уже двадцатью различными путями — а можно сделать и так, чтобы добраться до нужной локации, будучи вообще незамеченным.

Bioshock Infinite

Irrational Games

Списывать франшизу Bioshock было, конечно, глупостью — первые две части, да, почти что сюжетный провал, но в каком-то смысле лишь красиво подсвечивающие третью часть Infinite. Если Bioshock I и II можно было назвать гидропанком (место действия — гидравлический город Восторг, основанный у берегов США злобным русским), то третью часть — клок- и стимпанком (все работает на пару и шестеренках).

Путем хитрых сплетений судьбы главный герой Букер Девитт приезжает работать смотрителем маяка, садится на новом месте в кресло и катапультируется куда-то в стратосферу. Там, за облаками, несмотря на законы физики, грозно зависает воздушный град Колумбия. Все носят дорогой твидовый костюм. Все богаты. Все едят сладкую вату. Все бьются в экстазе от проповедей главы государства Захари Комстока. Все счастливы, потому что рождены белыми и могут смотреть, как казнят темнокожего.

Словом, Девитт быстро понимает, что утопическая Колумбия не слышала про Black Lives Matter, а живет по принципу «законы побоку, главное, чтобы был порядок» — вешают здесь кого хочешь, но все подозрительно счастливы. С частотой раз в три минуты из громкоговорителей доносится рычание Комстока о каком-то великом пророчестве и новоприбывшем лжепастыре, Девитт не слушает — а послушать бы стоило. На ладони героя выжжено подмигивающее русским игрокам AD, все за ним охотятся, плюс он спасает девушку Элизабет, о которой тоже что-то говорится в библейском бубнеже Комстока, но Девитт не расслышал. И вот здесь, когда думаешь, что это все, игра превращается в нолановское «Помни» и сериал «Тьма»: смотреть, как парень, который только собирался скурить сигаретку на маяке, улетает в небо, превращается в библейского героя, потом перемещается между измерениями и вообще не понимает, что творится, — самое из невинных сегодня удовольствий.

Дилогия Deus Ex: Human Revolution/ Mankind Divided

Eidos-Montréal

Кажется, киберпанк-шутер Deus Ex будут представлять именно как игру-лекцию о современной политике: нефтяной кризис, обострение отношений Израиля и Ближнего Востока, раскол Америки, бархатные революции — все это через мостик за ручку переведут в обозримое будущее игры. Вашингтон пытается удержать власть, в Австралии правит крупнейшая террористическая организация NSF, почти весь мир спорит, насколько этична аугментация — бионические протезы и примочки для тела, позволяющие прыгать три метра в высоту и делать фото глазами.

Именно такие бионические апгрейды, которые в Deus Ex производит Sarif Industries — корпорация, в которой работает наш герой, глава охраны и элитный оперативник Адам Дженсон. Через примерно десять минут игры на Sarif нападают, Адам чуть не погибает, но его спасают, инкорпорировав в него аугментации. Навороченной полужелезке-получеловеку нужно выяснить, кто стоит за нападением, кто спонсирует мировой заговор и революции по всему миру.

Это половина дела, другое — знакомиться с детально проработанным миром будущего. Вообще, разработчики из Eidos Montreal, как никто, понимают динамику библейской притчи и киберпанка, создания Бога из машины, рукотворного механического тела и органического, создаваемого и создателя — хочется дивиться точности и смелости деталей и уж только потом играть.

Steel Rising

Spiders

А здесь очень редкий, кроме литературы почти нигде не встречающийся образчик. Ститчпанк — трогательный в устройстве своем субжанр стимпанка, где главным героем выступает какой-нибудь заводной оловянный солдатик или работающий на пару автоматон — как правило, куда более человечный, чем люди, которым он служит.

О Steel Rising — предстоящей игре студии Spiders Game — малочто известно: альтернативная Франция, король Людовик XVI мертвой хваткой цепляется за трон, монархия держится на армии механических солдат с напудренными щеками и белыми париками. Судя по аннотации, нужно сыграть за человека из народа и подавить монарха и его бездушные консервные банки. Судя по трейлеру и названию («Восстание стали»), банки не такие уж и бездушные и скоро они начнут сражаться бок о бок с вами.